25 Июля 2017
$59.66
69.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Солженицын и права человека

Всякое схождение дат, тем более круглых, как-то не хочется считать явлением чисто случайным: соблазн усмотреть в нем некую закономерность, свыше данную мысль слишком велик

Всякое схождение дат, тем более круглых, как-то не хочется считать явлением чисто случайным: соблазн усмотреть в нем некую закономерность, свыше данную мысль слишком велик.

Так и нынче кто скажет, что сошедшиеся в три дня три юбилея - 55 лет Декларации прав человека, 10-летие российской Конституции и исполняющееся как раз между ними 85-летие со дня рождения Александра Исаевича Солженицына - ни о чем не говорящее совпадение?

Уже тот факт, что в момент принятия декларации будущий нобелевский лауреат готовился встретить свое 30-летие, находясь в лагере, то есть в положении, когда говорить о каких-то «правах человека» можно было, лишь рискуя заработать новый срок, заставляет кое о чем задуматься. Например, о том, что самым дорогостоящим из всех прав для человека русской культуры всегда было право говорить. И чем дороже давалось слово, тем оно было весомее. Так повелось еще со времен огнепального протопопа Аввакума, готового жизнь отдать не только за слово, но и «за аз единый», ежели считал сей «аз» не на законное место поставленным. На этой жизнеопасной словесной затрудненности и выковывалась великая русская литература, единственным бесспорным продолжателем которой сегодня можно считать Александра Солженицына. И вовсе не случайно он признавал особую ценность тюрьмы для своей писательской судьбы, следуя в этом отношении и Аввакуму, и Федору Достоевскому. Впрочем, для писателей этого ряда слово было не столько объектом права, сколько нравственной обязанностью.

Хотя был в русской литературе и иной ряд писателей, открываемый, пожалуй, Александром Радищевым. Для нас должен быть особо отмечен тот факт, что та глава в его «Путешествии из Петербурга в Москву», где говорится о правах свободного от рождения человека, называется «Тверь», а та, в которой автор размышляет о вредности цензуры, носит название «Торжок». Еще одного тверского по происхождению автора - М.Е. Салтыкова-Щедрина - вполне можно считать одним из первых отечественных правозащитников. С этим рядом Солженицын тоже внутренне связан. Не случайно ведь долгие годы брежневщины он служил своего рода знаменем правозащитного движения.

И все-таки правозащитником Солженицын никогда не был. Как участник современного правозащитного движения, говорю об этом не без сожаления. Но как филолог-литературовед не могу не понимать, что писатель и мыслитель солженицынского масштаба ни в каком «движении», не говоря уж о партиях или идеологических доктринах, уместиться просто не в состоянии. Ведь и Пушкин, и даже Грибоедов не умещались в декабризме. Да и Толстой, как не засовывал его завистливый «основоположник» в узенькую плоскость «зеркала русской революции», так и остался Толстым - великим и прозорливым писателем земли русской, а вовсе не идеологом патриархального крестьянства.

Солженицына, кстати говоря, многое роднит с Толстым. И более всего -глубочайший национальный дух его творчества, тот дух, который и поднимает его дар до масштабов общечеловеческого достояния. Многих правозащитников, естественно, тяготеющих к западным ценностям, этот дух слегка раздражает. Недолюбливают его и либералы - примерно так же, как недолюбливали русские либералы и особенно революционеры «мужиковствующего графа». Анатолий Чубайс однажды даже назвал Солженицына самым опасным для российского либерализма человеком. Это, конечно, ерунда, свидетельство крайней партийной узости и доктринерства, для которых опасность представляет не только Солженицын, но и вся русская культура. Однако эта позиция выражает вполне понятный страх, который у представителей нашей утлой многопартийности вызывает само присутствие в нашей общественной жизни истинно независимого и свободного человека, обладающего к тому же мощным публицистическим даром. Не случайно публицистика Александра Солженицына так холодно принимается и либералами, и записными патриотами, а также всякого рода «народниками» и «государственниками», особенно расплодившимися в последнее время.

Все дело в том, что тот вариант национального развития, который давно уже отстаивает Солженицын, оставляет слишком мало места как партиям, так и всякого рода чиновникам, поскольку главный упор в нем делается на развитие низового народного самоуправления, при котором роль чиновников сводится к минимуму, а партии так и вовсе становятся не нужны. Но с точки зрения реализации прав человека на свободную организацию собственной жизни его взгляды выглядят куда либеральнее самых «крутых» либеральных доктрин. А уж патриотизма и народности в солженицынских планах обустройства России неизмеримо больше, чем в причитаниях всей так называемой лево-патриотической оппозиции.

Но судьба Солженицына в России вполне сопоставима с судьбой легендарной пророчицы Кассандры, предсказаниям которой, как известно, не поверили жители Трои. Его план российского обустройства был отвергнут практически всеми. Предпочтение было отдано элементарному развалу, из пыли и дыма которого 10 лет назад родилась нынешняя российская Конституция, отличающаяся от прежних конституций всем, кроме главного - она также неисполнима, как сталинская и брежневская. Записанный в ней приоритет прав человека по-прежнему остается пустым звуком как для исполнительной и законодательной власти, так и для российских судов, привычно стоящих на страже интересов государственно-чиновничьих структур. Поэтому для настоящих поборников прав человека главной из трех упомянутых годовщин должна быть все-таки центральная.

Сергей ГЛУШКОВ

36

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость