19 Декабря 2017
$58.69
69.09
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Тверскому «мемориалу» - 15 лет

Нынче принято вспоминать о «первой волне демократии», делая акцент на ее недолговечности

Нынче принято вспоминать о «первой волне демократии», делая акцент на ее недолговечности. Выскочила, дескать, разбуженная «перестройкой» интеллигенция на площади, помитинговала всласть, призывая к демократии, а как только эта демократия обернулась массовым обнищанием и вопиющей социальной несправедливостью, разбежалась опять по своим кухням, где снова, как в советские времена, поругивает власть.

Однако разбежались далеко не все. И даже более того: вернувшихся на «кухни» абсолютное меньшинство. Сегодня вовлеченных в активную общественную жизнь образованных людей, пожалуй, больше, чем в те годы. Просто сама эта общественная жизнь разошлась с жизнью политической. Интеллигенцию отчасти изгнали из политики, отчасти она сама отвернулась от нее, но при всех трудностях переживаемого времени апатии и уныния нет и следа.

Подтвердил это, кстати говоря, и только что состоявшийся тверской Гражданский форум, в подготовке которого достаточно заметную роль сыграл тверской «Мемориал» - тот самый «Мемориал», что возник ровно 15 лет назад, сразу став стержнем тверского неформального движения. Да, как это ни удивительно, большинство нынешних мемориальцев - это все те же «неформалы» конца 80-х годов, одушевленные все той же идеей пробуждения общественной совести.

Конечно, сегодня мы действуем несколько иными методами. Митинги и пикеты стали редкостью, зато кропотливой историко-просветительской и правозащитной работы стало заметно больше. Если в первые годы своего существования мы занимались почти исключительно историей политических репрессий, справедливо полагая, что без раскрытия всей полноты правды о нашем трагическом прошлом мы будем вынуждены жить под страхом его повторения, то сегодня наряду с той же исторической работой мы все чаще и чаще обращаемся к современности. Чеченская война и ее последствия, соблюдение прав беженцев и вынужденных переселенцев, заключенных и психиатрических больных, проблема воспитания толерантности среди молодежи, распространение исторических знаний и знаний о собственных правах - вот краткий перечень проблем, которыми занимается «Мемориал» сегодня. К этому надо добавить издательскую и публицистическую деятельность, работу в комиссиях по защите прав пострадавших от политических репрессий и посильную помощь жертвам репрессий, организацию выставок, проведение дискуссий, посвященных самым жгучим проблемам современной жизни.

Да, конечно, при всей значимости этой работы она оказалась гораздо менее заметной, чем массовые акции времен «первой волны», когда каждая инициатива «неформалов» вызывала жгучий интерес у еще непривыкшего к подобной активности общества. Но суть мемориальской деятельности от этого не изменилась. Мы не сменили ни своих убеждений, ни веры в то, что всякое основанное на совести и стремлении к истине движение необходимо обществу даже в ту пору, когда большинство привлекают ценности несколько иного плана.

Помимо неформального движения конца 80-х у российского «Мемориала» в целом и тверского как его части существует и более давний исток, о котором никто из нас не забывает. Это диссидентское правозащитное движение, зародившееся в ту пору, когда веры в возможность торжества демократии и права было куда меньше, чем сегодня, а одураченное официальной пропагандой общество в целом склонно было верить, что правозащитники «работают на Запад». Правда, из тверских «мемориальцев» непосредственным участником правозащитного движения 70-х был один Иосиф Дядькин. Но не случайно именно он в сентябре 1988 года принес от своих московских друзей идею создания в Твери ячейки тогда еще только зарождавшегося «Мемориала». И обратился он с этой идеей к тем, кого считал своими единомышленниками - к тому кругу, что сложился после 1984 года, когда в Калинине после отбытия сроков заключения за правозащитную деятельность оказались и он сам, и Вячеслав Бахмин, и Сергей Ковалев, и еще несколько диссидентов, которых встретил здесь не только гэбистско-милицейский надзор, но и сочувствие, и посильная помощь друзей, знакомых, друзей их друзей и знакомых их знакомых.

Когда в 1985 году против Вячеслава Бахмина была организована провокация, именно этот круг друзей предпринял все для того, чтобы вытащить его из СИЗО, а потом организовал постоянное «дежурство по Славе», как мы называли тогда постоянное сопровождение Бахмина для того, чтобы не допустить новую провокацию. Этот круг и стал первоначальным ядром тверского «Мемориала».

Это ядро с первых же шагов стало обрастать новыми членами. В числе первых в «Мемориал» пришли известные тверские историки профессор Фрейденберг и его супруга Лидия Котлярская, сразу придавшие неформальному кружку основательность и вес. К сожалению, весной 1991 года они, в значительной степени вынужденно, покинули Тверь, эмигрировав в Израиль. Об обстоятельствах этой эмиграции я рассказал в статье «Почему они уезжают», опубликованной осенью того же года в «Тверской Жизни» и наделавшей много шума, поскольку в нашей региональной прессе о проблеме антисемитизма до того как-то не принято было говорить.

Но в деятельности «Мемориала» национальная тема всегда занимала особое место. Только начинали мы вовсе не с «еврейского вопроса», а с польского, связанного с историей военнопленных поляков из лагеря под Осташковом, казненных в Калинине и захороненных под Медным весной 1940 года. Наше внимание к этой проблеме очень не нравилось тогдашнему руководству УКГБ, и у нас есть основания полагать, что неприятности семьи Фрейденбергов, вызвавшие в конце концов их эмиграцию, связаны были, помимо прочего, и с их активностью в исследовании истории с поляками. Ныне национальная тема вновь стала актуальной из-за роста экстремистских и националистических настроений прежде всего среди молодежи. Это значит, что болезнь, которую мы диагностировали более десяти лет назад, не была вылечена, и теперь приходится иметь дело с ее рецидивами. Так что необходимость в нашей работе на этом направлении не только не отпала, но и возросла. Поэтому дело «Мемориала» вряд ли угаснет в ближайшие годы.

Да, конечно, сегодня нас не так много, как было в ту пору, когда «Мемориал» был по сути единственной массовой негосударственной организацией, особый блеск которой придавало имя ее главного вдохновителя Андрея Сахарова. Значительная часть «мемориальцев» ушла в политику, став ядром первых демократических партий. Многие ветераны из числа тех, кто на себе познал, что такое массовые политические репрессии, ушли из жизни, завещав оставшимся продолжить дело восстановления всей правды о том, что произошло в ту пору со страной. Но «Мемориал» жив, действует, он по-прежнему заметен, и с ним по-прежнему считаются и власти, и общество. И каждый год 30 октября мы собираемся в Твери у памятника жертвам репрессий, чтобы подтвердить: общественная совесть еще не угасла, и нет такой несправедливости в отношениях между гражданами и государством, которая может быть забыта.

Сергей ГЛУШКОВ, сопредседатель Тверского регионального отделения российского общества «Мемориал»

34

Возврат к списку

На пресс-конференции с журналистами губернатор Игорь Руденя подвел итоги года
18 декабря губернатор Тверской области Игорь Руденя провел пресс-конференцию, посвященную итогам работы Правительства региона в 2017-м и планам на 2018 год. Участниками разговора, который длился 2,5 часа, стали около 100 представителей региональных и муниципальных СМИ. 
18.12.201719:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость