28 Марта 2017
$57.02
61.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Корова личная. А чье молоко?

Корова на крестьянском подворье всегда считалась кормилицей, спасала в лихолетье. И в наши дни для иных селян она является основной преградой на пути в беспросветную нужду

Корова на крестьянском подворье всегда считалась кормилицей, спасала в лихолетье. И в наши дни для иных селян она является основной преградой на пути в беспросветную нужду. В большей степени это относится к тем, для кого слово «зарплата» в хиреющем хозяйстве уже давно стало пустым звуком, или к тем, кто не вписался в колхозную систему.

Раньше, в дореформенные времена, было проще, поскольку существовали определенные правила, обуславливающие стабильность системы. Деревенские семьи в большинстве своем имели на личном подворье корову, как правило, одну. При этом каждый трудоспособный житель села разумел первостепенную значимость работы на полях и фермах колхоза. К слову сказать, островки такого уклада сохранились до сегодняшнего дня. Председатель достаточно крепкого хозяйства в районе, соседствующем с нашим, при приеме в колхоз ставит условие: держать на личном подворье не более одной коровы, чтобы достаточно сил и времени уделять колхозной работе, за которую можно вовремя получать приличную зарплату. Принцип своеобразного «равновесия» в данном случае себя оправдывает: и позиции колхоза не ослабляются, и желающих работать в нем хватает. Несколько семей переехали туда из нашего района.

Вспоминая прошлое, не хотелось бы идеализировать ту систему. И примененное мною выше словосочетание «было проще» не подлежит замене на «было легче» или тем более «было лучше». Изъянов и тогда хватало. Скажем, во многих колхозах разрешали косить за пределами собственной усадьбы для своего подворья только после обеспечения кормами общественного животноводства. Пока набивали сеном сараи, метали стога, закладывали силосные ямы и траншеи, пролетал июль, а то и половина августа. Короткие сроки, неустойчивая погода и отсутствие поблизости достаточных площадей для сенокоса заставляли людей обходить запреты, по ночам обкашивать неудобья. Приворовывали и колхозную посыпочку, разумеется, не в таких масштабах, как сейчас.

В любом случае у хорошего хозяина корова не мычала от голода и, естественно, оправдывала себя. «Диспаритет цен» тогда никого не волновал. Закупка излишков молока проводилась централизованно, по линии местной власти. На мясо закупочные цены были высокие, что определяло смысл хорошо откормить бычка или телочку. Разумеется, и сама кормилица стоила недешево.

За последнее десятилетие произошло немало перемен. А как изменилась коровья доля? Здесь уместно привести высказывание академика Н.Г.Дмитриева: «Корова при социализме и капитализме остается жвачным животным. Невыгодно содержать плохую корову, но разорительно хорошую корову плохо кормить». В колхозе же нередко кормили как плохую, так и хорошую одинаково… плохо. Практика получения от коровы козьих надоев, совершенно неприемлемая для индивидуального владельца, не изжита до сих пор.

Сбор поголовья скота (и коров в том числе), произошедший по общеизвестным причинам в первые годы «реформ» и продолжающийся сейчас, у одних повлек грустные мысли и настроил на мрачные перспективы. У других, причислявших себя к демократам и, естественно, противникам коллективного хозяйствования, вызвал почти детский восторг с аргументами типа: «В колхозах численность скота уменьшается, зато на личных подворьях увеличивается». Действительно, тенденция имела место. Приведу статистические данные. Если на 1 января 1990 года в колхозах Краснохолмского района насчитывалось 11630 коров, а на личных подворьях - 1984, то на начало 1993 года эти цифры были соответственно 9551 и 2642 коровы. Но спешу разочаровать сторонников такого развития ситуации. Дальше пошло постоянное сокращение численности коров как в колхозах, так и на личных подворьях. И на начало нынешнего года дойное стадо хозяйств района состояло из 4540 коров, а у частников имелось 1575 животных. Стоит отметить, что личных хозяйств в сельской местности насчитывается 3535.

Разумеется, тут надо принимать во внимание такие факторы, как сокращение населения и, что особенно заметно по сельской местности, его старение, когда корову держать не под силу.

А вообще ситуация неоднозначная. Скажем, в ряде колхозов количество коров в частном секторе приблизилось к общественному. А это уже почва для противоречия между общим и частным. Во что это выльется, с какими последствиями? Вопрос не праздный и волнует сегодня многих. Однозначного ответа на него нет, но существует по крайней мере несколько точек зрения.

Присмотревшись повнимательней, можно обнаружить следующую закономерность: чем хуже хозяйство, тем больше скота на личных подворьях. Оно и понятно - по нескольку коров на личном подворье держат крепкие хозяева, толковые и хваткие люди. В то же время наивно было бы полагать, что от колхоза они ничего не имеют. Использовать для укрепления своего подворья сено, зерно редко кто откажется. А о технике вообще разговор особый. Случалось наблюдать, как колхозные комбайны «плавают» по узким полоскам частника, засеваемым зерновыми культурами, а колхозное поле томится в долгом ожидании. Объяснимо и желание побыстрее и побольше заготовить кормов для личной буренки. Чего же удивляться, если из года в год общественное животноводство все меньше обеспечивается кормами и все больше денег, которые могли бы пойти, допустим, на повышение зарплаты, расходуется на закупку сена, силоса, концентратов.

К тому же на фермы таких «кризисных» колхозов идут работать не всегда ответственные, еще хуже, случайные люди. В результате общественное животноводство может свернуться или совсем «грохнуться», а колхозная касса окончательно опустеет.

Например, колхоз «Новый путь» пришел к такому состоянию, когда осталось 40 коров, и на ферму идти работать никто из местных жителей не хочет, выдвигая в качестве аргумента маленькую зарплату. Есть еще несколько хозяйств, где колхозное дойное стадо умещается на одной ферме.

У специалистов сельского хозяйства с большим опытом работы есть опасения: когда общественное животноводство «грохнется», а колхоз развалится, захиреют и многие из личных подворий. Рентабельность производства молока они считают мнимой, если достигается она за счет колхозных кормов и использования колхозной же техники. А если вести дело за свой счет? Недаром продают своих коров чаще (о чем можно судить даже по объявлениям в районной газете) селяне из колхозов, где почти не осталось кормозаготовительной техники и зерно сеют узким клином. К слову сказать, лет пять назад купить корову было не так-то просто, а сейчас предложение возросло, а цена на кормилицу заметно снизилась. Еще приводят такой пример. Несколько лет назад горожане на выпас выгоняли около полусотни коров, даже нанимала пастуха. А сейчас там меньше десятка животных, находящихся на привязи.

Наверное, разбежаться по своим подворьям колхозникам никогда не поздно. Вопрос: с чем? На имущественные паи сейчас не могут рассчитывать даже работающие в крепких хозяйствах. Мини-техника для села - очень дорогое удовольствие, большинству деревенских жителей не по карману. А имея на «вооружении» косу да грабли, даже одну хорошую корову, съедающую за зиму до 150 пудов сена да закупленный по рыночной цене комбикорм, содержать проблематично.

Впрочем, есть мнение, что некоторые из сельских механизаторов смогут по сходной цене купить в собственность старенькие тракторы, и положение со скосом трав на сено удастся выправить даже при самой худшей судьбе колхоза. Правда, в отношении зерна определенности уже меньше. Неизвестно еще, какая сложится такса (наверное, в зависимости от цен на горючее, на запчасти для ремонта трактора, оплаты труда) и каковы будут общие затраты на содержание коровы. Многое зависит от того, насколько выгодно можно продать излишки молока и молочные продукты. Например, сейчас иные из разъезжающих по деревням закупщиков дают за килограмм творога чуть больше 20 рублей, а индивидуальный потребитель в районном центре готов платить в 1,5-2 раза больше. Разница, как видите, существенная.

У одного из моих знакомых едва глаза на лоб не полезли, когда узрел в супермаркете на Рублевском шоссе в Москве цену литра парного молока - 150 рублей. Для укореняющихся в этом районе столицы богатеев это, конечно же, не деньги. И осуществляющие туда поставки молока (даже если они получают половину от указанной суммы) вправе поглядывать свысока на менее удачливых владельцев коров из глубокой провинции, где литр молока из «потребительской корзины» оценивается в 7-8 рублей, даже если оно свежайшего удоя и отменного качества. Таким «неудачливым» производителям молока остается утешать себя мыслью, что их абсолютное большинство.

Только реальный расчет, естественно, с учетом потребностей самой семьи в молоке и молочных продуктах, с учетом выгоды от коровьего приплода - теленка - позволит ответить на вопрос: есть ли резон держать корову?

Виктор СОЛУНИН, заведующий сельскохозяйственным отделом редакции газеты «Сельская новь»

Краснохолмский район

48

Возврат к списку

В университет с частушками | В Тверском педагогическом колледже проходит досрочная сдача ЕГЭ
35-летний Николай Соловьев 18 лет работает в одной из школ Максатихинского района. Преподаватель истории, краевед, финалист конкурса «Учитель года-2012», призер областного фестиваля гармонистов и частушечников, сегодня он пришел в пункт досрочной сдачи ЕГЭ, чтобы сдать экзамен по русскому языку.
27.03.201721:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию