28 Июня 2017
$58.88
65.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Экономика01.06.2010

Слушается дело… Взгляд на экономические процессы из зала арбитражного суда

Суды завалены работой. С одной стороны, это говорит о том, что мы вступили в цивилизованные отношения с законом и стараемся разрешать спорные конфликты не на кулаках, а в зале суда

Суды завалены работой. С одной стороны, это говорит о том, что мы вступили в цивилизованные отношения с законом и стараемся разрешать спорные конфликты не на кулаках, а в зале суда. С другой стороны, нельзя не понимать, что львиная доля этой работы состоит в кропотливой расчистке завалов, которые принесли с собой новые реформы: приходится бороться за правовое разрешение проблем нашей больной экономики. О чем говорит практика этих лет? Об этом мы беседуем с судьей арбитражного суда Тверской области Олегом КУРОВЫМ.

– Олег Евгеньевич, есть ли дела, наиболее характерные именно для Тверской области?

– Во всех регионах России идут дела о несостоятельности, их количество из года в год растет. Это общая тенденция, характерная для любого цивилизованного общества, для любой здоровой экономики, потому что банкротство – это тот институт, который помогает предприятию или встать на ноги, или начать деятельность с чистого листа.

– К каким выводам приводят эти дела: что в наибольшей степени загубило нашу экономику?

– У каждого предприятия, как правило, свои причины. Где-то сказалось некачественное управление, неспособность найти себя в рынке, где-то – неправильный налоговый и бухгалтерский учет, в результате которых образовались большие долги перед бюджетными и внебюджетными фондами, где-то предприятия «подставляют» смежники. Когда льнозаводы, например, зависящие от льноводческих хозяйств, остались без сырья, проблемы на них пошли лавиной, и в итоге – банкротство. Часть предприятий оказалась нежизнеспособной, так как раньше жили на государственных заказах и дотациях и, перестав их получать, не нашли сил перестроиться на новый ритм и вошли в банкротство.

Я бы не сказал, что есть общие тенденции, хотя руководители большинства предприятий жалуются, что им плохо живется, что давят налоги, внешние обстоятельства. Но сравниваешь и видишь, что в этой же ситуации живут и другие, но справляются.

– Какие дела вы считаете наиболее значимыми?

– Для судьи все дела равны, идет ли речь о взыскании 100 рублей или 15 миллионов. Судья не имеет права кому-либо отдавать предпочтение.

– Есть ли в вашей практике примеры, когда рассмотрение дела в арбитражном суде помогало обанкротившемуся предприятию встать на путь оздоровления?

– К этому должна привести деятельность самого предприятия. Даже если в отношении его вынесено решение о признании банкротом, это еще не означает, что предприятие исчезло. Оно никуда не делось. Процесс ликвидации носит продолжительный характер. Поэтому в большинстве случаев оздоровление предприятия дело самого предприятия. Дело суда создать определенные условия, дать возможность в рамках действующего законодательства встать на ноги. А реализовать этот шанс должны управленческий персонал предприятия и назначенный судом арбитражный управляющий. Поэтому большое значение имеет его кандидатура. Но ее предлагает собрание кредиторов. В конечном итоге кредиторы (обычно это смежники, с которыми предприятие работало, подчас и работает, и будет работать в дальнейшем) должны определиться, нужно им это производство или нет. Если они захотят способствовать развитию предприятия – это один вариант, если же захотят его смерти, то эта смерть наступит. Рано или поздно.

– Арбитражный суд в рамках закона может отрегулировать ситуацию?

– Может повлиять, но в определенных пределах. Если кредиторы умышленно способствуют угасанию предприятия, умышленными действиями стараются нанести ему вред, то такие действия судом, естественно, пресекаются. Если же они действуют в рамках процедуры банкротства, то суд только прослеживает, чтобы эти действия шли в установленном законом порядке.

Начать процедуру банкротства достаточно просто, а вот выйти из нее намного сложнее. И с точки зрения издержек, и с точки зрения управления ситуацией. Потому что каким бы профессиональным опытом ни обладал арбитражный управляющий, он мало что сможет сделать, не имея поддержки кредиторов, муниципальных и государственных структур и тех органов, в первую очередь ФСФО, которые по закону должны заниматься финансовым оздоровлением предприятия-должника. Ему самому, попав в процедуру банкротства, выбраться из него сложно, если заинтересованные лица, заинтересованные стороны не станут способствовать этому.

– Каковы результаты рассмотрения этих дел?

– Введение внешнего управления на предприятиях показывает нам нулевой результат: практически ни один должник из внешнего управления не выбирался, дальше следовало банкротство. Эта процедура лишь дает возможность смягчить процесс непосредственной ликвидации предприятия, передачи объектов соцкультбыта и прочей социальной инфраструктуры на баланс муниципалитета (этот процесс достаточно сложный и трудоёмкий, требующий решения финансовых проблем). Это также дает возможность при постепенной реорганизации избежать резкого выброса рабочей силы на рынок. Наконец, есть возможность цивилизованно продать это предприятие как бизнес или имущественный комплекс, в крайнем случае продать по частям. С точки зрения восстановления платежеспособности внешнее управление ничего не дает.

– Что тогда приносит положительный результат, что ведет к восстановлению платежеспособности?

– Восстановление платежеспособности – это не положительный результат. Его можно достичь: найдешь инвестора и – восстановишь платежеспособность, а через неделю всё рухнет. Единственным исключением в свое время стал Тверьуниверсалбанк. В других случаях внешнее управление ничего не приносит. Пример тому тверское «Химволокно», где внешнее управление кончилось открытым конкурсным производством и признанием комбината банкротом. То же самое произошло на «Микроприборе» в Конакове, спировском стеклозаводе «Индустрия».

– Гражданские суды рассматривают иски жителей о повышении тарифов на электроэнергию, коммунальные услуги. Приходится ли вам разрешать споры подобного характера между хозяйствующими субъектами? Есть ли в практике арбитражных судов обращения предприятий о неправомерности устанавливаемых тарифов на энергоносители, железнодорожные перевозки? Пытаются ли они свое недовольство перевести в рамки судебных разбирательств и в суде найти истину?

– У нас масса дел другого рода: энергетики, газовики, другие организации, оказывающие услуги, взыскивают задолженность с потребителей-неплательщиков. Это касается и хозяйствующих субъектов, и бюджетных организаций, министерств и ведомств.

Вторая категория дел связана с так называемыми выпадающими доходами – это иски тех же энергетиков, газовиков и так далее по возмещению убытков казне Российской Федерации, казне субъекта федерации и муниципальных образований. Чаще всего споры касаются невозмещения долгов за предоставление льгот, например, по закону о ветеранах. В то же время единицы дел, когда предприятие предъявляет иск к энергоснабжающим организациям о возмещении ущерба, скажем, вследствие внезапных отключений электроэнергии или неустранения аварии на сетях, которые повлекли за собой убытки.

Маргарита СИВАКОВА

56

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость