19 Декабря 2017
$58.69
69.09
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Навсегда близкий Сталинград

Город – это дивный лес, нужны многие годы, чтобы его вырастить. В каждом городе – клубки человеческих жизней, заводы, сложные, как мозг, улицы с их приливами и отливами...

«Город – это дивный лес, нужны многие годы, чтобы его вырастить. В каждом городе – клубки человеческих жизней, заводы, сложные, как мозг, улицы с их приливами и отливами, большие площади, где творится воля народа, и маленькие уютные комнаты, где влюбленные обмениваются горячими клятвами. Каждый город – это мудрая книга, это государство, это огромная семья... Город – не название, не кружок на карте, город – живое тело, близкий человек».

Илья Эренбург

Я горда тем, что тоже смогла внести свою лепту в судьбу «близкого человека». Наш эшелон прибыл в Сталинград ровно в годовщину его освобождения – 2 февраля 1944 года. В составе строительно-монтажного треста № 53 мы по распоряжению Ставки Верховного Главнокомандования должны были восстанавливать разрушенный военный завод «Баррикады». Сталинград, совсем недавно огромный промышленный центр страны, представлял собой тогда руины: не осталось не только ни одного дома, но и ни одного жилого помещения. Не было больше школ, аптек, библиотек, рынков, магазинов, бань, кинотеатров. Черные обугленные стены домов обнажили то, что должно было быть скрыто: семейные фотографии, двуспальные кровати, начатые консервные банки, кухонный стол с шелковой скатертью, испачканной черничным вареньем... Трамваи, автобусы, паровозы, автомобили беззащитно лежали вверх тормашками, разбитые и недвижимые. Но самым страшным было почти на каждом шагу находить трупы: десятки мертвых семей с маленькими детьми. В ушах чудом уцелевшей пожилой женщины, работавшей у нас монтером, весь этот год после сражения неизменно стоял шум немецких бомбардировщиков, взрывы гранат, грохот падающих зданий... А глаза навсегда запечатлели адскую картину: смертельно раненный грудной ребенок последними судорогами губ сосет грудь на руках только что убитой матери. Поистине Сталинград 1943–1944 годов был одним большим кладбищем.

Работать мы приступили в первый же день приезда. Вначале я была электриком 3-го разряда, а потом меня забрали в телефонистки. Для семнадцатилетней девчонки это был очень ответственный пост, ведь приходилось соединять разговоры не только внутри треста, но и «снаружи» – с высшим партийным руководством страны. Работала в три смены. Однажды поздней ночью мне довелось соединять очень тревожный разговор начальника треста с маршалом К. Е. Ворошиловым. Так уж распорядилась судьба, что я самой первой в коллективе узнавала о новостях с фронта.

Все холодные зимние и весенние месяцы наши мужчины жили в землянках, а мы, женщины, – в развалинах госпиталя, состоявшего только из двух обугленных стен. Две другие стены и крышу мы смастерили из досок, но они, конечно, не могли защитить нас ни от холода, ни от дождя. Хотя, признаться, холода, как такового, мы уже давно не чувствовали. До Сталинграда трест наш восстанавливал завод в Сибири, в городе Сталинске, ныне Новокузнецке. Так что после чудом пережитых сорокаградусных морозов в одних лишь гимнастерках и бушлатах нам уже ничего не было страшно. Тем более, здесь был юг. Терпеть «бездомье» пришлось недолго: уже в начале лета мы въехали в только что построенное теплое кирпичное общежитие. В нем я и прожила до сентября 1947 года.

Восстановление Сталинграда шло очень быстрыми темпами. Уже через четыре месяца завод, на благо которого мы трудились, снова стал выпускать потоком пушки, снаряды, пулеметы – все для фронта, все для победы. Большая часть рабочих нашего треста также была занята на строительстве жилых объектов. Многие эвакуированные жители стали тысячами возвращаться на родину, они тоже принимали участие в строительстве города. Строили и пленные: немцы, румыны, чехи, поляки, югославы, австрийцы. Помню, как мы с девчонками в свободное от работы время ездили посмотреть, чем немки от русских девушек отличаются. Уж слишком нафуфыринными они нам тогда показались, кривляками в белых перчатках. Работали на восстановлении Сталинграда и наши солдаты, побывавшие в плену у немцев. Командование треста относилось к ним с большим подозрением, даже надсмотрщиков приставило. Вплоть до 1950 года они жили в лагерях. Но ребята не унывали, а терпеливо пережидали, пожалуй, самый трудный в их жизни период. Были среди них, как сейчас помню, просто великолепные баянисты, которые своей игрой поднимали трудовой дух всех наших рабочих.

В конце 1944 года мы построили заново детский комбинат: ясли-сад, школу, медсанчасть. Снова заработали баня, кинотеатр. Пленные к тому времени уже сдали в эксплуатацию Дворец пионеров, драмтеатр, театр музкомедии. Повсеместно стали открываться магазины, аптеки, госпиталя. Как-то незаметно для нас Сталинград опять стал крупнейшим историко-культурным и промышленным центром страны, каким был до войны.

Хотя ... Есть сила, способная поднять из праха огромные города, но нет в мире силы, способной поднять мертвого ребенка.

Зинаида ГОЛУБЕВА

11

Возврат к списку

На пресс-конференции с журналистами губернатор Игорь Руденя подвел итоги года
18 декабря губернатор Тверской области Игорь Руденя провел пресс-конференцию, посвященную итогам работы Правительства региона в 2017-м и планам на 2018 год. Участниками разговора, который длился 2,5 часа, стали около 100 представителей региональных и муниципальных СМИ. 
18.12.201719:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость