26 Сентября 2017
$57.57
68.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Шаги к балкону

Судом Заволжского района Твери был вынесен приговор по редкому делу – ненадлежащее исполнение родительских обязанностей и доведение до самоубийства. По всей России подобных дел наберется не больше десятка – доказать доведение до самоубийства очень сложно. Но сотрудникам прокуратуры Заволжского района удалось это сделать.

Судом Заволжского района Твери был вынесен приговор по редкому делу – ненадлежащее исполнение родительских обязанностей и доведение до самоубийства. По всей России подобных дел наберется не больше десятка – доказать доведение до самоубийства очень сложно. Но сотрудникам прокуратуры Заволжского района удалось это сделать. Женщина, чья тринадцатилетняя дочь выбросилась из окна и погибла, признана виновной и осуждена на три года условно.

Наверное, если бы можно было вернуться в прошлое, мать и дочь построили бы отношения совершенно иначе. Но все было, как было. И единственное, что можно сделать сейчас, – проанализировать, как вели себя в этой семье, день за днем приближаясь к трагедии. Может быть, это заставит задуматься других, которым еще не поздно отойти от края разверзающейся пропасти. Итак, по материалам следствия...

Говорила мама строгая...

Семья, в которой произошла беда, с виду казалась вполне благополучной. Елена (назовем ее так) сделала успешную карьеру, замужем, воспитывала двоих детей. В маленьком сыне родители души не чаяли, а подростка – дочь Елены от первого брака – держали в строгости. В излишней строгости. Похоже, мать перестраховывалась – боялась, что Катя унаследовала криминальные наклонности родного отца-пьяницы, отбывающего срок за тяжкое преступление.

Как пояснила психотерапевт Вероника Данилова, криминальные наклонности не наследуются. Перейти по наследству могут особенности темперамента, импульсивность, тяга к экстремальным ситуациям. Но можно найти способ реализовать эти черты без вреда для общества. Например, заинтересовать ребенка каким-либо экстремальным видом спорта. Но ни в коем случае не пытаться подавлять их излишней строгостью – тотальные запреты и несправедливость порождают ответную агрессию.

Проблемы в отношениях матери и дочери начались, когда в семье появился отчим, а вскоре и маленький братишка. Мать была поглощена заботами о новорожденном, и воспитание семилетней Кати полностью переложила на плечи отчима. Он решил, что авторитета у неродной дочки сможет добиться, только предъявляя к ней завышенные требования. И наказывая, если она вдруг откажется им соответствовать. Девочка пыталась найти защиту у матери, но та полностью встала на сторону мужа. Более того, решила, что из детской ревности дочь специально стремится внести в семью разлад. А может, бабушка настраивает ребенка против отчима? Так или иначе, мать попросту отмахивалась от жалоб дочери.

Тогда Катя первый раз убежала из дома – к бабушке. Там она жила около двух лет. Родители только обрадовались, что бабушка сняла с них «лишнюю» заботу. Они даже денег на содержание Кати не давали. Через два года бабушка устала «тянуть» ребенка на свою небольшую пенсию и решила оформить опекунство. Органы опеки ей отказали – ведь мать Кати была вполне респектабельна, оснований для лишения ее родительских прав не нашли. Катя вернулась домой, где ее априори подозревали во всех смертных грехах. Замечена в компании подростков? Это, наверное, наркоманы или сектанты. Говорит, что после школы пошла к подруге? Наверняка врет, небось, гуляла с мальчиком. А вдруг и не с мальчиком, а со взрослым дядькой? Лучше выдрать на всякий случай, чем потом расхлебывать.

Здесь комментарий специалиста будет такой. Повышенный и необоснованный страх за ребенка говорит о том, что мысли матери по отношению к собственному чаду далеко не добрые. Возможно, на ребенка переносилось отношение к отцу. Или же мать проецировала на дочь худшие черты своего характера. Но ведь ребенок – индивидуальность, а не теоретическая величина. Мать придумала своего ребенка – с тем и жила. А живой человек ее раздражал уже тем, что не был похож на столь дорогую ей теоретическую модель. Такая позиция может разрушить любые человеческие отношения. Кстати, если бы отношения матери и дочери были эмоциональными и доверительными, можно было просто поговорить и выяснить, есть ли основания для опасений.

В общем, тепло и понимание девочке пришлось искать вне дома. Она льнула к любому, кто проявлял участие. Такие люди находились – учителя, родители друзей, участковый, библиотекарь. Но и появление мужчин, готовых пожалеть и приласкать одинокую девочку-подростка, было в такой ситуации неизбежным. Так что теперь даже бабушка перестала ее защищать. Она «убедилась в правоте» мамы: не зря та подозревала в ребенке дурные наклонности – девка-таки «загуляла». Еще строже надо было! Иначе как шлюхой родные ее теперь и не называли.

Снова комментарий психотерапевта. Даже в самом взвинченном эмоциональном состоянии следует помнить: нельзя допускать оскорбительных характеристик. Лучше говорить о своих чувствах, а не об обидчике. Не «ты скотина», а «я так зол на тебя». Ведь если человека сто раз назвать свиньей, на сто первый он захрюкает. А если говорить «чтоб я тебя больше не видела», – однажды не придет домой. Будет ночевать у одноклассников, у сотрудницы библиотеки. Катя частенько там засиживалась – все-таки училась на «4» и «5», да и вообще была любознательна. Но мать в ней уже никаких хороших качеств не замечала. Только приходила в еще большую ярость от ночевок Кати вне дома. Дошло до того, что ей попросту перестали открывать дверь, если она приходила после восьми вечера.

«Лучше домой не приходи!»

Кто-то из взрослых, которым Катина судьба была небезразлична, обратился в органы опеки и попечительства и в милицию. Катину мать привлекли к ответственности за административное правонарушение. После этого находиться дома для Кати стало абсолютно невозможным. Мать попросту выгоняла «неблагодарную тварь, опозорившую ее на весь город». Соседи и знакомые не раз требовали пустить ребенка в квартиру, пытались просто поговорить... Каждый раз один и тот же ответ: «Не лезьте в чужую жизнь – сами разберемся».

Разобрались... В зимнюю ночь после ссоры с мамой девочка отправилась неизвестно куда. Что произошло с ней на темных улицах, мы уже не узнаем. Но наутро Катя вернулась в крайне тяжелом психологическом состоянии. Она сказала матери, что подверглась насилию. Та, вместо того чтобы успокоить дочь, схватить ее в охапку и бежать в милицию, обозвала ее последними словами, побила и заявила, что без справки об отсутствии венерических заболеваний дочь может домой не приходить. Катя пыталась броситься вниз с общего балкона в подъезде. Ее остановила соседка. Мать даже после этого дверь не открыла. Девочке пришлось поочередно жить у друзей.

Через полтора месяца Катя в очередной раз попыталась вернуться к маме. Как считают учителя и одноклассники Кати, кончать жизнь самоубийством она на тот момент не собиралась – взяла в школе несколько тем для рефератов, строила планы на ближайшие дни... Но мать встретила дочь побоями – за то, что та не являлась домой. Она уже «забыла», что сама фактически выгнала дочь, или верила, что просто слишком эмоционально высказалась, а девчонка встала в позу…Катя закрылась в ванной, сказав, что перережет себе вены. Мать, зная о первой, неудавшейся попытке самоубийства, ей все же не поверила. Она заперла дверь ванной снаружи и решила дождаться мужа – пусть он еще с девчонкой «поговорит». Придя домой, отчим взломал дверь ванной, вытащил находящуюся в истерике девочку, и родители с ней «поговорили». Главным аргументом «беседы» был ремень. Катя убежала на балкон и выбросилась с девятого этажа.

На суде мать так и не признала свою вину. Хотя подтверждала каждый факт жестокого обращения с дочерью. Но не понимала, почему это называют преступлением. По ее мнению, это всего лишь воспитательные меры, рассчитанные на то, чтобы дочь росла безупречной.

Но ее вина подтверждается показаниями свидетелей (сотрудники правоохранительных органов опросили чуть ли не весь микрорайон и нашли людей, которые помогли восстановить реальную картину событий). Есть и вещественные доказательства – оскорбительные сообщения, которые мать посылала на телефон дочери. Там как раз и шла речь о том, что домой девочке лучше не возвращаться.

Уникальность дела именно в том, что оно дошло до суда и приговор был вынесен. А, как ни страшно звучит, вовсе не в самом событии. К фактам жестокого обращения с детьми ли, со взрослыми все мы давно привыкли. На нуле ценность человеческой жизни, своей и чужой. Злоба и недоверие к каждому встречному многими воспринимается как норма отношений. И ведь происходит это не со зла, а из соображений собственной безопасности. Так сказать, нападение – лучшая защита. Люди привыкают постоянно быть настороже – и сами не замечают, что и дома ведут себя как в окружении врагов. И вызывают ответную злость. И защищаются еще яростней. Вражда растет как снежный ком и приводит к трагедии, как произошло в этой семье. Психотерапевты называют это экскалацией агрессии. Очень просто стать ее жертвой, приняв негатив как норму жизни. Но стоит признать, что сам привел себя и близких к разрушительной ситуации, – и можно предотвратить беду.

Маргарита ВАСИЛЬЕВА

14

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость