17 Января 2017
$59.61
63.23
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

«Не надо забывать войну…»

При встрече с Анатолием Ивановичем и Николаем Ивановичем Редиковыми хочется протереть глаза: не двоится ли? У братьев-близнецов разница только в характере - Анатолий Иванович более разговорчив, Николай Иванович более сдержан

При встрече с Анатолием Ивановичем и Николаем Ивановичем Редиковыми хочется протереть глаза: не двоится ли? У братьев-близнецов разница только в характере - Анатолий Иванович более разговорчив, Николай Иванович более сдержан. Почти два года они вместе воевали, вместе ходили в разведку, одни и те же награды имеют.

- Не путали вас в армии?

- А как же! Нас в родной деревеньке Липское сверстники не различали. А в армии мы поначалу дурили старшину. По соседству была женская снайперская школа. Один из нас - в самоволку, а другой два раза на вечерней поверке откликается, ведь у нас и голоса-то похожи. Но старшина скоро приладился. Кто-то один проштрафится, так он наряд вне очереди обоим назначал - чтобы не ошибиться.

Анатолий Иванович любит вспомнить прибаутки военного времени. Но однажды именно поразительное сходство помогло выжить Николаю. Было это в Польше, в 1944-м. А вообще войну близнецы Редиковы встретили 15-летними подростками. О призыве в армию речи быть не могло. Зато на победу работали до седьмого пота на колхозных полях. Как только перевалило за 17 - сразу в военкомат добровольцами. Послали ребят учиться в 26-ю снайперскую школу под Москвой. Они сами заработали себе на винтовки и на войну пошли со своим оружием, как в свое время казаки. На фронт попали в начале 44-го, в самый разгар наступательных боев.

Командованию по душе пришлась природная смекалка березайских парней, и определили их в разведывательный батальон второй танковой армии. Боевой путь Редиковы начали под Ковелем, а закончили в Берлине.

Нет, захватывающих сцен, как описывают в романах, не было. Была рядовая фронтовая работа, причем взятие «языка» для Редиковых было самым обычным делом. Как ходили в разведку? Вместо ответа показывают фронтовой снимок. Сделан он в вечернее время, и потому ясно виден лишь крошечный плотик да ближний берег. Солдат на плотике сидит спиной к фотографу и усиленно гребет, как дельфин ластами.

- Снимали меня на реке Висле. Ходили мы за линию фронта, на ту сторону реки за «языком». Ходили втроем, да неудачно вышло. Обошлось без стрельбы, но обманул нас «язык». Чтобы не трепыхался, пристукнули мы его по голове легонько, мешок - на голову, связали, переправили на нашу сторону, развязали, а он не шевелится. Выходит, мертвяка приперли? Скинули мы его обратно в реку, а он взял да и поплыл.

Нашим же разведчикам к рассвету надо было обязательно добыть «языка». Снова на плотике через Вислу, змеей по кустам к часовому. А немецкие солдаты тоже были не лыком шиты, держали ухо востро. Но удача улыбнулась. Без шума связали второго фрица и живым доставили к своим.

- Добыть разведданные было далеко не просто, - размышляет Анатолий Иванович. - Одного пленного припрем, а начальство требует контрольного. И опять на ту сторону идем за «языком». Опять же вера неполная, требовалось и в третий раз перепроверить. Бывало, по десять суток в тылу у немцев шастали.

- Вы знаете немецкий? - спрашиваю я братьев.

- Какое там! Как любой фронтовик, лишь несколько слов. Плохо, конечно. Но в разведку с нами ходили и переводчики. Одну дивчину не забыть. Ищенко ее фамилия была тогда, звали Аней. По-немецки шпарила, как мы с вами по-русски. Раз она всех нас спасла. Едем днем внаглую на «виллисе», за рулем наш парень, я вроде как охранник, а вот Аня была в офицерской форме. И все бы ничего, да спустило колесо. К Ане немецкие офицеры давай приставать да помощь предлагать. Она с ними разговоры водит, а мы с шофером колесо ремонтируем. Так до вечера и протянули время, а потом с пленным офицером - очень ему понравилась наша Аня - удрали к своим. Долго он в толк взять не мог, куда попал с этой симпатичной «немочкой» и почему она по-русски говорит.

- За войну я два самолета сбил из пулемета, «раму» и «Фоке-вульф», - между тем продолжал Анатолий Иванович. - Не, орденов не дали, а за «раму» обещали даже под трибунал отдать. Мы тогда на немецком бронетранспортере ехали по дороге в Германии, вели разведку. Я сидел за турелью крупнокалиберного пулемета, а «рама» зависла прямо над дорогой. Я глядь в панораму прицела - тут мишень готовая. Не сдержался. Разведку сорвал, хоть и самолет сбил. А второй раз они тучей из-за леса на нас вынырнули, я опять за пулеметом был. Наугад очередь пустил. Видно, немецкое оружие своих хорошо бьет. На этот раз не ругали, и то хорошо.

Под Ковелем мы с Колей попали в разные части. Ведь что такое война? Кому-то везет с первого дня, а кому-то не очень. Так вот, Колина часть попала в окружение. Большинство погибло, часть солдатиков в лесах укрылась. Тут наши пошли в наступление. Как быть тем, которые уцелели? По законам военного времени их ждал трибунал, по крайней мере штрафная рота. Среди уцелевших был и мой брат. Но война - великая путаница к тому же, забывать не надо. Сообразил Коля, что в кутерьме его вычислят не скоро. Смешался с другими солдатами и спокойно воевал. Но в Польше его случайно увидел наш комбат, кавалер орденов Славы трех степеней Дубов. Узнал «меня», окликнул по фамилии. Рассказал ему Коля свою историю. Оставил Дубов его служить в нашем батальоне - так до Берлина вместе и дошли, ордена и медали одни и те же имеем. Сдай Колю комбат смершам, как того требовал устав, - недотянул бы братик до конца войны. А так его домик стоит по соседству на берегу нашей речки Березайки.

Оба дома Редиковых красуются один перед другим в поселке. И не подумаешь, что живут здесь ветераны, которым за восемьдесят. Дома ухожены, огороды радуют глаз. Квадратного сантиметра пустующим на участках не найдешь. Крапивы не встретишь. Не встретишь и нытья. Сами со всеми делами справляются и не жалуются. Фронтовая закалка?

- Конечно, - отвечает Анатолий Иванович. - Она помогла нам и на службе в милиции. Как-никак, по 32 годка вместе с братом отслужили в органах. Всякое бывало. На фронте врага видно, а тут не всегда. Есть такой хутор Темный. Вот на этом хуторе как-то схоронился убийца с двумя охотничьими ружьями. Ночью пришлось его брать. Как немецкого «языка». Разведшкола выручила. И не раз.

После войны связи с однополчанами Редиковы не потеряли. Дважды ездили в родной полк в город Чайковский Пермской области, куда определили вторую танковую армию на постоянную дислокацию. Проехали с однополчанами по местам боевой славы от Ковеля до польской границы. Совет ветеранов выпустил фотоальбом, посвященный боевому пути танкистов. Как раз в этом альбоме напечатаны и фотографии братьев Редиковых.

Просквозила в разговоре, однако, и грустная нотка:

- Раньше к нам каждый день по два-три письма приходило. А теперь ежели в месяц письмишко. Да, померли многие, да и почта дорогая, ходит плохо. А без почты, писем, встреч и памяти нет. А вот-ка, посмотрите, что Жуков-то пишет.

На последней странице фотоальбома помещено обращение маршала Жукова к молодежи: не надо забывать войну, ибо она учит стойкости. Может, именно теперь и не хватает той самой стойкости, которой жизнь сполна наградила ветеранов Великой Отечественной братьев Редиковых из Березайки Бологовского района.

Виктор ГОРЕМЫКИН

15

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

На Тверском региональном этапе Всероссийского дня снега Морозовы опередили Снежковых
Накануне всю ночь медленно, но верно падал снег. В парке активного отдыха «Гришкино» на территории Калининского района и вовсе намело сугробы по колено.
16.01.201722:23
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию