23 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Политика01.06.2010

Путин больше похож на диссидентов, чем они сами

На днях по инициативе «МедиаСоюза» прошла пресс-конференция «Суверенитет России и региональная журналистика». Известный политолог президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский ответил на вопросы участников информационно-образовательного проекта для молодых журналистов «Медиакратия»

На днях по инициативе «МедиаСоюза» прошла пресс-конференция «Суверенитет России и региональная журналистика». Известный политолог президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский ответил на вопросы участников информационно-образовательного проекта для молодых журналистов «Медиакратия».

- Глеб Олегович, Фонд эффективной политики постоянно проводит мониторинги региональных СМИ. Как вы оцениваете уровень компетентности провинциальных политобозревателей?

- В региональных изданиях и среди региональных экспертов много очень тонких и интересных наблюдателей провинциальной жизни. Кроме того, инсайдер всегда знает больше, чем наблюдатель извне. По-моему, сегодня проблема в том, что сильные местные эксперты и аналитики часто не могут прорваться со своими наблюдениями в местную прессу. В частности, оттого, что последняя забита всякого рода скрытой рекламой и перепечатками из центральных СМИ.

- Одна из препон в поиске информации - бюрократизм. Есть такое высказывание: бюрократия видит в Путине своего лидера, избиратели видят в Путине единственную силу, способную бороться с бюрократией. Похоже на замкнутый круг. Можно ли его разорвать?

- В своем недавнем послании Федеральному собранию президент сделал выбор в пользу избирателей, а не коррумпированного чиновничества, и сказал об этом вслух. Президент России не может не быть фактически головой государственного аппарата. Но он может задавать ему критерии и добиваться, чтобы его требования соблюдались. Я думаю, что Путин рассматривает себя как национального лидера, а чиновников - как подчиненную часть российской нации. Его мандат на руководство - мандат избирателей, а не чиновников.

- Удовлетворены ли вы комментированием в СМИ послания Президента к Федеральному собранию? Осталось ли что-то незамеченным?

- Я совсем не удовлетворен комментариями СМИ к посланию. Большинство из них отражает открытое или скрываемое раздражение тем, что президент «читает нам моральные проповеди». Я бы сказал, что большая часть комментаторов чувствует себя скорее ближе к тем чиновникам, которые, как мы видели во время трансляции послания, отнюдь не аплодировали президенту. Тем не менее послание президента - это объявленная им позиция, курс на построение в России свободного общества свободных людей. Президент связал себя с этим курсом. Центральное политическое уравнение послания: свобода - это суверенитет, сильная мировая Россия, суверенная Россия может быть только свободной страной. Осталось это реализовать.

- Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, визит президента США в Россию, предваривший его визит в Латвию и последующее посещение Грузии, а также выступления глав этих государств о Второй мировой войне и роли русского народа в ней, - это попытки сближения стран или намеренное увеличение давления на Россию? Если второе, то на кого прежде всего оно направлено - на власть или общество?

- Для меня несомненно, что политика президента Буша в Восточной Европе в значительной степени - политика ограничения и даже изоляции России. К этому факту надо относиться спокойно, не забывая, конечно, о том, что этот курс для нас неприемлем. Изоляция России - это для американской администрации, как им кажется, способ сделать действия российских властей предсказуемыми, поставить Президента России под тот или иной контроль. Американцы исходят из гипотезы, что российское общество при этом будет сочувствовать такой политике, переходя во все большую оппозицию к исполнительной власти, тем самым Америка приобретет союзника в обществе и ослабит власть в качестве партнера. Я думаю, что на эту стратегию необходима, и вполне возможна, неконфронтационная контрстратегия.

- Долгое время вы так или иначе составляли оппозицию власти, а сегодня входите в команду президента. Есть ли у вас сейчас возможность претворять в жизнь те идеи, которые созрели в годы противостояния с правящим режимом? Какие из них и каким образом реализуются?

- Слово «оппозиция» у нас обычно понимают узко. Быть в оппозиции - значит иметь альтернативу, предлагать ее, настаивать на ней вслух. Это значит еще в России уважать реальность, невероятно сложную архитектуру российского государства. Все эти качества я нашел в конце 1990-х годов в политической команде Путина. С моей точки зрения в первый раз граждане России выбирали Путина в президенты скорее как кандидата от оппозиции, чем как кандидата от власти. Только эта оппозиция была моральной, и Путин доказал, что предан ее ценностям. Я часто недоволен теми или иными действиями нашей исполнительной власти, но не вижу сегодня в стране более сильной, ответственной, компетентной и национально преданной гражданам политической фигуры, чем Путин. В этом смысле Путин больше похож на диссидентов прошлого, чем многие из них, дожившие до сегодняшнего дня.

- Некоторые историки считают, что каждая политическая эпоха имеет свою движущую силу развития. В сталинскую эпоху - страх из-за доносов и репрессий, в эпоху Хрущева - энтузиазм добровольцев, покорителей целины. Как бы вы определили источник развития путинского периода?

- Я не вполне соглашусь с таким описанием истории, потому что в сталинскую эпоху страх соединялся с энтузиазмом (а рабы и доносчики не смогли бы победить Гитлера). Эпоха Хрущева, которую я немного помню, была также отмечена и чувством нового, и очень конкретным страхом репрессий. Сегодня Россия развивается в русле ценностей личной независимости, нежелания, чтобы тобой помыкали, суверенности личной и национальной и какой-то очень большой, значительной, но не сформулированной надежды на русское возрождение. Государственные и политические расшифровки этих мотивов чаще всего бывают неудачны. Мы движемся в значительной степени на ощупь, именно поэтому я говорю, что России необходимо ее собственное внутреннее просвещение. Мы должны осознать свои ценности, слабости и свои желания, даже страсти. Если мы не будем бояться своих мотивов, мы сможем двигаться значительно быстрее, чем сегодня.

- Существует устоявшееся мнение: в стране работает один президент, а все остальные (в первую очередь правительство) ему мешают. Если происходит что-то хорошее - спасибо президенту, если что-то плохое - виновато правительство. Нормально ли, что граждане не доверяют никому, кроме главы государства?

- То, что вы описали, - это, скорее всего естественная, стихийная, рефлекторная активность государственных служащих и институтов, ощущающих свою недостаточную легитимность на фоне института президентства. Политики и чиновники не уверены в том, что они обладают каким-то собственным авторитетом и склонны «играть на Путина». Я думаю, это ничего не прибавляет к путинскому авторитету, как, впрочем, и к авторитету органов исполнительной власти. Но я бы отнесся к этим рефлексам снисходительно, поскольку наше государство все еще очень слабо, очень неуверенно в самом себе. Вернуть эту уверенность ему могут только сами граждане, когда они увидят какие-то результаты работы исполнительной власти, что-либо добавляющие к тому, что делает президент.

- Насколько обоснованны, на ваш взгляд, опасения по поводу «оранжевой революции» в России?

- Мы всегда опасаемся того, чего нам велели опасаться во вчерашней телепрограмме. Рекомендую опасаться своим умом, а не чужим. России угрожают многие внешние и внутренние факторы, в том числе возможная нестабильность, социальная или этническая. Некоторые факторы значительно опаснее того, что мы сегодня видим на Украине, например, демографическое снижение числа работающих людей, убыль производящей части общества. Есть внешние силы, заинтересованные не только в ослаблении России, но, быть может, и в ее исчезновении. Надо анализировать весь комплекс внутренних и внешних угроз, не оглядываясь на те, которыми нас пугают. Чтобы подготовиться к реальным проблемам, не надо бороться против призраков.

- Не складывается ли, на ваш взгляд, ситуация, когда под большим деревом ничего не растет. Что будет с Россией после того, как Путин уйдет с поста президента? Есть ли ему равноценная смена?

- Но ведь это вопрос вашей собственной самооценки - растете вы или ждете, что будет с вами, с вашим городом, с вашей страной, когда уйдет президент. Последняя стратегия превращает человека и общество в нечто растительное, я противник растительной стратегии. Путин, на мой взгляд, нуждается в реальной опоре и реальном сопротивлении. Опереться можно только на то, что сопротивляется. До следующих президентских выборов должна возникнуть прочная массовая политическая основа, через которую произойдет передача мандата на власть следующему президенту. Сторонники Путина должны сорганизоваться, используя существующие партии, а также создавая необходимые для этого законные общественные, гражданские структуры. Если к 2008 году сторонники Путина останутся политически никем, то они рискуют оказаться объектом манипуляций со стороны тех или иных популистов или бюрократических групп. Поэтому ответ на ваш вопрос такой: надо расти быстрее.

Публикацию подготовил Роман СМАЗНОВ

36

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость