22 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

В «Лазурном» шум и песни. Детектив. Продолжение.

Никто, разумеется, не догадывался, что «причина» сидит себе на своем рабочем месте двумя этажами ниже и совершает виртуальные прогулки по историческим тропам Интернета

Никто, разумеется, не догадывался, что «причина» сидит себе на своем рабочем месте двумя этажами ниже и совершает виртуальные прогулки по историческим тропам Интернета. Шихов жадно набрасывался на любую информацию о своем предполагаемом предке Федоре Колычеве, его святом подвижничестве и мученической гибели в келье Отроч монастыря.

Почерпнув весьма скудные сведения о митрополите Филиппе, его тезка поспешил в Успенский собор. Желание еще раз побывать на месте былых трагических событий и, возможно, пополнить свои знания по остро интересующей его теме, оказалось сильнее природного инстинкта самосохранения. По-хорошему, ему давно уже следовало смотаться из этого города, где его, без всякого сомнения, кто-то очень хочет убить. Жить Филиппу пока не надоело, но разворачивающиеся события заинтриговали страстного игрока своей загадочностью и нешуточным, прямо скажем, смертельным риском. Они все отчетливее напоминали какую-то дьявольскую игру, в которой приходилось играть втемную, отчего она становилась еще более азартной. К тому же ставка на кону впечатляла: она была не больше жизни, но и не меньше.

И все же минимальные меры предосторожности Шихов предпринял. Он попросил Якова Петровича Гаврилова - редактора «Тверского плебисцита» - на оставшиеся три дня закрепить за ним редакционную «Волгу» якобы для большей мобильности. Теперь он передвигался по городу исключительно на машине, в относительной безопасности. Другое дело, что за ней, как на невидимом прицепном тросе, повсюду следовал неприметный «жигуленок», и периодически мимо ее очень даже пулепробиваемых окон проносился мотоциклист в черном шлеме.

Выйдя из машины, Шихов сразу же увидел в соборном дворике отца Петра. Он стоял на крыльце, пристроенном к торцу пятиэтажного здания, где на первом этаже в выкупленной квартире обосновались служители храма. Батюшка собирался перекусить, но задержался у двери церковного жилища, так как в это время мимо собора пронесся с огромной скоростью и оглушительным ревом какой-то мотоцикл. Петр Георгиевич перекрестился: «Прости, Господи!» - и тут к воротам ограды подкатила белая «Волга».

- Здравствуйте, Филипп Аристархович!

«Надо же, - подумал Шихов, - какая память!» - и незамедлительно «блеснул» своей:

- Рад вас видеть, Петр Георгиевич!

- Проходите, пожалуйста, вместе отобедаем.

Филипп есть не хотел, но приглашение принял: ему необходимо было задать настоятелю несколько очень важных для себя вопросов.

В маленькой комнатенке после двух-трех стопок кагора под хруст свежих огурчиков между совершенно разными людьми завязалась вдруг беседа, неожиданно содержательная и откровенная.

Шихов выяснил, что обычно на крестиках инициалы их владельцев не ставятся, но бывают исключения, и ничего предосудительного в том нет. Как правило, к подобным отметинам прибегали в далекой древности в основном священнослужители, почитавшие за особую благость пронести единственный нательный крест от крещения до смерти.

Филипп еле сдержался, чтобы не показать отцу Петру свою находку. Но тогда он уж точно рассказал бы ему о своем далеком родственнике, который для Шихова был хоть и неординарным, но человеком, и которого его собеседник воспринимал как святого.

Внутренняя деликатность не позволяла ему быть до конца искренним. Он боялся оскорбить религиозные чувства отца Петра, да и просто выглядеть самозванцем в его глазах, так как и сам, признаться, считал все это фантастикой.

Поэтому Филипп держался в рамках профессионального любопытства и как бы отстраненно интересовался судьбой знаменитого узника из Отроч монастыря.

- Скажите, Петр Георгиевич, правда, что святитель Филипп и его убийца Малюта Скуратов были похожи как две капли воды? - решил Шихов удостовериться в правильности интернетовской информации, показавшейся ему забавной.

- Мне об этом ничего не ведомо. Но вполне допускаю подобное совпадение.

- И оно вам не кажется странным? Уже то, что палач и жертва - на одно лицо, по-моему, воспринимается как насмешка судьбы. Но еще курьезнее выглядит внешнее сходство святого и убийцы. Вы не находите?

- Не нахожу. Добро и зло - понятия сущностные, категории нравственные. Они не имеют обличий и проявляются только в наших поступках и помыслах. Наивно полагать, что физический уродец Квазимодо, например, заведомый грешник, а какой-нибудь писаный красавец - добропорядочный христианин. Возможно, Господь нарочно не наделил внешними различиями святого и убийцу, чтобы люди сами могли отличить зерна от плевел, вечный дух от бренной оболочки. Ведь и на высшем суде наши души, а не тела призываются к ответу.

- Но, согласитесь, редкий человек обладает такой духовной прозорливостью, чтобы безошибочно разобраться, кто перед ним: благообразное ничтожество или неприглядное величие? Есть ли вообще такие люди? К тому же не секрет, что зло хитро и коварно, а добро - простодушно. Поверьте, мне не раз доводилось видеть отъявленных мерзавцев, которые и в церковь ходят, и крестятся умеючи, и самую толстую свечку нужному угоднику ставят, и к руке священника не брезгуют приложиться. Иные не прочь на благое дело раскошелиться, отстегнув от щедрот своих, добытых далеко не праведным трудом. Зато потом многие их искренне считают доброхотами и честными гражданами.

- Не судите, да не судимы будете. Всевышнего не обманешь, он всем воздаст по заслугам. Поэтому не нужно искать зло в других, ищите добро в себе. А на этом пути лучшего поводыря, чем вера, нет. Однако у каждого своя дорога к храму…

Отец Петр внимательно посмотрел на Филиппа. Казалось, он хотел его о чем-то спросить, но не решался.

- Моя дорога, судя по всему, затянулась. - Угадал мысли своего собеседника Шихов. - И, не уверен, туда ли она ведет? Нет, я не воинствующий атеист, да, пожалуй, и не атеист вовсе. Вот в судьбу - верю, в некую предрешенность бытия верю, даже в ангелов-хранителей, а точнее, в чьи-то добрые души, которые не раз отводили от меня беду, тоже верю, но всерьез думать о загробной жизни, о райских птичках или кипящей смоле…

- А знаете, вы намного ближе к цели, нежели думаете. Впрочем, не к цели: тут я оговорился. Вера в Бога не может и не должна быть целью, ее нельзя добиться. Она - откровение, которое сродни духовному озарению. И происходит это помимо нашей воли и разума, в неведомую нам минуту. Кстати, святой Филипп, которым вы так живо интересуетесь, пришел к истинной вере примерно в вашем возрасте. А он в отличие от вас рос в атмосфере, насыщенной любовью к Богу.

- Представьте, уважаемый Петр Георгиевич, в моей семье все, кроме меня, были верующими. Правда, это скрывалось от окружающих, так как отец служил в Госплане, хотя и оставался до конца дней своих беспартийным. А мои предки по материнской линии, если верить семейной легенде, принадлежали к знатному дворянскому роду, и некоторые из них были даже крупными церковными сановниками.

- Вот видите, у вас глубокие духовные корни!

- Возможно. Но только это все далекое прошлое, к которому я, честно говоря, не испытываю никакой причастности. По крайней мере мне всегда так казалось.

- Именно, казалось! - оживился отец Петр. - Я как-то слышал историю о сторожевом псе, которого еще щенком посадили на цепь. На ней он и состарился. Сердобольный хозяин решил отблагодарить пса за верную службу - дал ему волю. Однако, отпущенный на все четыре стороны, он так и не покинул привычного круга, очерченного уже несуществующей цепью. Возможно, не посмел, но главное - и не смог бы при всем желании. Так и мы, хотим того или нет, живем на поводке у прошлого.

Вы говорили о чьих-то добрых душах, которые не раз приходили на помощь. А ведь это прошлое хранит вас, то самое, что кажется вам чужим. И чем оно чище, святее, если хотите, тем надежнее сия защита. Тем увереннее и бесстрашнее вы идете по жизни. Однако не следует приписывать эти достойные качества исключительно себе любимому. Они выстраданы и вымолены для вас вашими предками, жившими с искренней верой в Господа нашего Иисуса Христа. И чтобы не остаться в долгу перед потомством, не оставить его без ангельской опеки в будущем, очень важно успеть до конца пройти свою земную дорогу, ведущую к храму.

. . .

Отец Петр проводил гостя до машины, но Филипп не стал в нее садиться, а остановился в нерешительности.

- Хотите зайти? - настоятель указал рукой на церковь.

Шихов утвердительно кивнул.

- Ну, тогда с Богом! - отец Петр перекрестил Филиппа и пошел к дому. А Шихов направился в храм.

Он купил небольшую свечку, подошел к знакомой иконе с изображением Максима Грека и схимника Филиппа, зажег свечной фитилек от лампадки, воткнул свечку в песочный подсвечник. Филипп долго стоял у иконы, пристально вглядываясь в лик своего далекого святого предка, и вдруг его рука непроизвольно потянулась ко лбу…

Филипп Аристархович Шихов впервые в жизни перекрестился.

Чтобы дать себе возможность разобраться в нахлынувших на него чувствах, он решил добраться до гостиницы пешком. Поэтому отпустил машину. Когда «Волга» выехала на мост через одноименную реку, ее сопровождал мини-эскорт, состоящий из неприметного «жигуленка» и нетерпеливо урчащего мотоцикла.

Виктор ЧУДИН

5

Возврат к списку

В тверском регионе началась масштабная ремонтная кампания
«С утра полили дорогу битумом, сейчас придет асфальтоукладчик, сделаем съезд – и, в общем, все», – мастеру Виктору Лопакову приходится говорить громче обычного, иначе из-за шума машин мы его просто не услышим. 
21.07.201719:44
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость