10 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

В "Лазурном" шум и песни. Детектив

Кто убил известного тверского шансонье? Как отличить добро и зло, если они порой на одно лицо? Глава первая. ЧП губернского масштаба

Кто убил известного тверского шансонье? Как отличить добро и зло, если они порой на одно лицо? Глава первая. ЧП губернского масштаба

Шихов был человеком не из робкого десятка, а потому, когда пуля вышибла из его руки сигарету, которую он намеревался прикурить, Филипп скорее удивился, нежели испугался.

Чего не скажешь о кандидате в депутаты Законодательного собрания области Захаре Петровиче Суркове. Тот распластался на полу, уткнувшись лицом в старый, еще совдеповских времен, линолеум, и при этом как-то неестественно симметрично раскинул руки и ноги. Страх как бы вдавил его в пол наполовину, а видимая часть кандидата напоминала большой линолеумный пузырь замысловатой формы. Похоже, пузырь дал течь: из-под тела Суркова растеклась небольшая лужица. «Ну вылитый цыпленок табака», - подумал Филипп и, покосившись на лужицу, мысленно скаламбурил: «Немного вылитый…»

Впрочем, Шихов никогда не слыл законченным циником, и легкомысленный гастрономический пассаж мгновенно сменился тревожным предположением: «Неужели попали?..»

К счастью, Захар Петрович отделался хотя и не легким, но всего лишь испугом. Уже через час он возбужденно рассказывал следователю о тщательно спланированном на него покушении, о происках антидемократических сил, готовых на все, чтобы не допустить его, истинного либерала, избрания в высший орган законодательной власти.

Тем временем следователь Петровский внимательно разглядывал небольшую дырочку в оконном стекле и резонно думал о том, что будь гражданин Сурков только кандидатом в депутаты, в него никто стрелять бы не стал. А вот в местного бензинового короля, каковым являлся господин Сурков, могли пальнуть запросто.

Честно говоря, и сам Захар Петрович связывал сегодняшнее происшествие со своим далеко не безупречным с точки зрения закона бизнесом.

Шихову эта, в общем-то, банальная нынче версия тоже представлялась наиболее вероятной. Но он также прекрасно понимал, что пафосный бред Суркова о предвыборном беспределе вполне может сойти за козырную карту в избирательной игре. Покушение на кандидата давало шанс использовать аббревиатуру ЧП (Чрезвычайное Происшествие) в несколько иной расшифровке: как Черный Пиар. И этот шанс Филипп Шихов, как опытный политтехнолог, упускать не собирался.

Однако ни он, ни гражданин следователь, ни господин кандидат не могли даже представить себе, насколько далеки они были от истинных мотивов неудавшегося покушения. А событие, которое тверские журналисты дружно охарактеризовали, как ЧП губернского масштаба, на самом деле выходило за рамки не только пространства, но и времени…

Глава вторая. Российские хроники

Белое море. Век XVI…

Уже сгущались зеленоватые сумерки. Суденышко прыгало на волнах, задевая углом паруса воду, когда впереди, неясно, расплывчато, словно мираж, обозначилась земля.

- Кажись, прибыли… - сказал стоящий на носу судна помор.

- Значит, это и есть Соловецкий остров, где душу спасают… - проговорил его спутник, молодой крепкий мужчина. - Это здесь Герман, Савватий и Зосима молились о нас…

Он говорил как бы сам с собою, глядя на встающие, будто прямо из студеного моря, деревянные церкви.

Рыбак еще раз быстро оглянул пассажира, но так и не понял, что за человек перед ним…

Крестьянский армяк лежал на плечах молодца, как богатая ферезь, да и, сговариваясь об оплате за проезд, тот вложил в его руку дорогой перстень…

- Соловки… - вздохнув, ответил помор и перекрестился. - Монастырь тута…

Молодой мужчина тоже перекрестился.

Здесь, на краю русской земли, заканчивался его затянувшийся - от Москвы до Новгорода, от Новгорода до Ладоги, от Ладоги до Онеги, от Онеги до Белого моря - путь.

Человека, не пожелавшего и при вступлении в монастырь назвать свое мирское имя, звали Федором, и принадлежал он к знаменитому роду бояр Колычевых.

Бояре Колычевы веками строили с потомками Ивана Калиты Московское государство. Дед Федора ездил послом в Крым, сидел наместником в Новгороде и погиб, защищая от врагов Иван-город.

Отец служил при дворе, а крупный новгородский помещик, дядя Федора, ведал думу удельного князя Андрея Старицкого.

Богатство и почет окружали Федора с первых лет жизни. Его и воспитывали соответственно: учили ратному делу, дворцовому обхождению, разным полезным в государственной службе наукам.

Федору было двадцать три года, когда у государя родился наследник - будущий царь Иоанн Грозный. По преданию, в этот день по русской земле прокатился страшный гром, сверкали молнии, земля поколебалась…

Но недолго радовался царь Василий III своему наследнику. Через два года государь умер, простудившись на охоте. Правительницей при малолетнем царе стала его жена - Елена Глинская.

Больше всего она боялась, что власть у ее маленького сына отнимут братья покойного мужа. Поэтому приказано было взять под стражу князя Юрия. Вскоре его тайно казнили.

Младшего брата Андрея Старицкого отпустили на удел, но подошел и его черед. Самого князя заточили в темницу, а помещиков новгородских, служивших ему, повесили вдоль дороги из Москвы до Новгорода.

Ни Федора Колычева, ни его отца опала не коснулась, но именно в эти страшные дни юноша ясно понял, что наполненная интригами служба при дворе - не его призвание.

Ночью, не простившись ни с кем, он ушел из дома. Ушел налегке - без слуг, без вещей. Путь его лежал на Великий Новгород…

Дорога перевалила через пригорок, и в теплом, настоянном на разнотравье лугов летнем вечере потянуло липковатым, тошнотворным запахом. Впереди, чуть в стороне от дороги, чернела виселица. В ее пустых, распахнутых прямо в небо воротах, темно и неподвижно висел человек.

Федор скинул с плеча котомку и, опустившись на колени, перекрестился.

Эта виселица была тридцатой по счету на пути из Москвы. Здесь, невдалеке от Новгорода, висел старший Колычев, дядя Федора.

Уходило солнце. Густые тени тянулись от березовой рощи к дороге. Посреди угасающего неба зловеще чернела виселица.

«Владыко Господи Иисусе Христе, сокровище благих, даруй мне покаяние всецелое и сердце люботрудное во взыскание Твое…» - звучал в сгущающихся сумерках голос юноши, произносящего слова покаянного канона, молящегося в жаркой тишине уходящего июльского дня 1537 года за своих убиенных сродников.

Однако не только чудовищные преступления совершались на Руси в то время, но и великие духовные подвиги.

Федору Колычеву исполнился год, когда закончились земные дни святого Нила Сорского.

Современником Федора был преподобный Александр Свирский, сподобившийся лицезреть саму Пресвятую Троицу.

Осознание особой роли Руси в христианском мире переполняло тогда душу русского человека, и святость была явлением обычным.

Святые бродили по дорогам страны, совершали молитвенные подвиги, яростно спорили между собой, когда дело касалось устранения церковной жизни.

Шло великое преображение Русской земли, а дивное порою открывалось и глазам простых людей.

Федору Колычеву исполнилось восемнадцать лет, когда в новгородских вотчинах матери «ни ветром, ни бурею, но повелением Творца своего Бога» вода в Волхове десять дней шла встречь течения.

В этом мире чудес жил, рос и воспитывался Федор. Дорога духовного обновления и привела его в Соловецкий монастырь.

15

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию