27 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
P.S.01.06.2010

Полковник Щербаков: Бесполезных перебежчиков ЦРУ возвращало обратно в СССР

В канун юбилея ФСБ РФ мы встретились с ветераном спецслужб полковником в отставке Николаем ЩЕРБАКОВЫМ. Опытнейший контрразведчик рассказывает читателям «ТЖ» о том, как служба государственной безопасности боролась со шпионами и предателями в былые годы, и размышляет о задачах контрразведки сегодняшнего дня.

В канун юбилея ФСБ РФ мы встретились с ветераном спецслужб полковником в отставке Николаем ЩЕРБАКОВЫМ. Опытнейший контрразведчик рассказывает читателям «ТЖ» о том, как служба государственной безопасности боролась со шпионами и предателями в былые годы, и размышляет о задачах контрразведки сегодняшнего дня.

– Я 37 лет проработал в контрразведке и по собственному опыту могу сказать, что интерес к России у иностранных спецслужб был и будет всегда, – рассказывает Николай Владимирович. – А задача

контрразведчика всегда заключалась в противодействии подрывной деятельности, которую ведут спецслужбы других стран на нашей территории. Именно защиту государственных интересов обеспечивают сегодня новые поколения моих коллег.

Всплеск активности зарубежных разведок в нашей стране пришелся на период Великой Отечественной войны и сразу после нее, когда началась «холодная война».

Мне в руки попадало много материалов о работе чекистов во время оккупации Калининской области фашистами. Практически все партизанское движение в то время было организовано именно сотрудниками госбезопасности. Ими было создано 55 партизанских и 11 диверсионных групп. А город Торопец стал настоящей партизанской столицей.

В тылу врага действовали 35 резидентов, 432 агента и 104 связных. Задания партизанского штаба выполняли 1157 разведчиков. Согласитесь, активность колоссальная. А ее истоки прежде всего в высоком уровне патриотического сознания наших людей. Война стала для нас общей бедой, и практически каждый вносил свой посильный вклад в будущую победу.

– Что изменилось после войны?

– Во-первых, сменился противник. Вместо разгромленных немецких фашистов против нас стали активно работать спецслужбы США и Великобритании. Во-вторых, противодействие из явной фазы перешло в фазу скрытую. Началась «холодная война», но для cотрудников госбезопасности она была реальной. Спецслужбы работали в колоссальном напряжении. Противоборство велось как в идеологической плоскости, так и на уровне разведки.

В первые послевоенные годы нам приходилось выявлять немало «законсервированных» агентов противника. Это были люди, которых завербовали к сотрудничеству еще немцы. После краха фашистской Германии значительная часть немецкой агентуры досталась американским спецслужбам. Они не только использовали немецкий ресурс, но и сами тратили громадные силы и средства на вербовку наших граждан.

– Как это происходило?

– В разных случаях по-разному. Например, в свое время калининские контр-разведчики провели успешную операцию под кодовым названием «Бумеранг», в результате которой удалось не только разоблачить предателя, но и ликвидировать шпионскую сеть, созданную американским ЦРУ. Главным фигурантом этого дела стал офицер ГРУ (Главного разведывательного управления) Попов. Американские спецслужбы завербовали его в Вене во время зарубежной командировки. Склонить Попова к предательству оказалось несложно. Его задержали в американском секторе австрийской столицы, доставили в военную комендатуру и припугнули тем, что вывезут его на Запад, а затем представят дело так, будто он сбежал сам. В СССР он вернулся уже в качестве шпиона. Попов был направлен на работу в Калининский НИИ-2. Здесь он добывал для своих кураторов самые секретные сведения, касающиеся обороны нашей страны. По оценке экспертов, стараниями Попова американцам удалось сэкономить более 500 миллионов долларов на научные разработки. Соответственно ЦРУ очень щедро оплачивало его услуги.

Наши контрразведчики вышли на Попова через его американские контакты. Связь с ним держал сотрудник ЦРУ по фамилии Лэнжели, который находился в СССР под прикрытием статуса дипломата. Чекисты выяснили, что он зачем-то наведывается в Калинин, и, отследив маршрут его передвижения, зафиксировали контакт Лэнжели с Поповым. Остальное было делом техники. Попов был арестован, а его американский связной выслан из страны.

– Советских граждан можно было завербовать только за границей?

– Необязательно. Ведь работа разведки не ограничивается исключительно шантажом и прямой вербовкой. Серьезная деятельность велась спецслужбами и на идеологическом направлении. Эффект и результаты такой работы были совершенно иными. Я напрямую сталкивался с подобными вещами, когда в 70–80-х годах руководил контрразведкой Карельской АССР.

В зоне нашей ответственности находился очень большой и беспокойный участок – более 900 километров государственной границы с Финляндией и Норвегией. Ее постоянно пытались нарушить. Ежегодно мы фиксировали около 50 попыток нелегально пересечь границу с нашей стороны. Это всегда считалось и считается по сей день серьезным преступлением. А в то время попытка нелегально покинуть страну имела еще и политическую окраску. Любой человек, решившийся на такой шаг, автоматически ставил себя против всей государственной системы.

– Многим ли удавалось успешно пересечь границу?

– Конечно, нет. Пограничники отлавливали большую часть нарушителей, но были и те, кому удавалось уйти. Далеко не все отдавали себе отчет, какой опасности они себя подвергают. Любой нарушитель мог запросто погибнуть. При оказании сопротивления его могли просто застрелить как на нашей, так и на финской территории.

– Так кто же были эти люди, зачем они шли на такой риск?

– Я много раз общался с задержанными нарушителями границы. По долгу службы мне нужно было выяснить их мотивацию. Причины идти на преступление у нарушителей были самые разные. Например, нередко нам в руки попадали криминальные деятели – контрабандисты, таскавшие через границу валюту. На риск их толкала элементарная алчность.

Но среди нарушителей было немало и «политических» – так называемых «перебежчиков». Попадались и диссиденты. Это были как убежденные противники советского строя, так и простаки, ищущие красивой жизни на Западе. Они рисковали жизнью за свои идеи либо из-за иллюзий по поводу возможности собственного процветания за рубежом.

– Что вы имеете в виду?

– В то время у советских людей, особенно среди интеллигенции, бытовали, мягко говоря, весьма поверхностные представления о жизни в капиталистических странах. Многие люди, пытавшие-ся сбежать через границу, пребывали в убеждении, что на Родине им не дают достойно жить и реализовываться, а вот на Западе – совсем другое дело. Там их ждут с распростертыми объятиями, примут, посочувствуют и обеспечат красивую жизнь. Кстати, это убеждение постоянно стимулировалось западными спецслужбами и подпитывалось в диссидентских кругах. Но люди и не подозревали, что шанс прилично устроиться за границей есть у единиц. На самом деле возможность преуспеть в тамошней жизни имелась либо у очень ограниченного круга высококлассных специалистов, либо у тех, кто располагал сколько-нибудь ценной информацией о Советском Союзе и был готов торговать ею.

– То есть кого можно было завербовать?

– Именно. В работе спецслужб это традиционная практика. И потому к инакомыслящим был повышенный интерес с обеих сторон «железного занавеса».

В любом случае все перебежчики с нашей стороны попадали прямиком к резидентам американской разведки. Финская пограничная стража сразу же доставляла нарушителей границы в хельсинкскую штаб-квартиру ЦРУ, где специалисты оценивали, какой прок можно извлечь из того или иного субъекта, сбежавшего из СССР. В первую очередь американцев интересовала возможность получения полезной информации от перебежчика. Затем рассматривалась перспектива его использования в политике, либо разведывательной деятельности на территории нашей страны. Ирония судьбы заключалась в том, что абсолютное большинство перебежчиков не было пригодно ни для того, ни для другого. Одевать, кормить и обеспечивать таких людей финны тоже не собирались. Их, конечно, могли оставить в Финляндии, но чаще всего депортировали обратно в СССР.

– Наверное, для них это было тяжелым ударом?

– Конечно. Расставаться с иллюзиями всегда тяжело, а таким способом – тяжело вдвойне. Ведь перебежчики серьезно нарушали закон, и за это приходилось отвечать. Разумеется, после депортации их судили за нарушение государственной границы.

– Николай Владимирович, а как вы оцените сегодняшнюю ситуацию в сфере безопасности нашей страны, чем сегодня занимается контрразведка?

– Сегодня мы живем в других условиях. Тем не менее нельзя забывать, что, несмотря на изменившуюся ситуацию в мировой политике, никто не отменял государственных интересов нашей страны.

«Холодная война» ушла в прошлое, но противостояние спецслужб никуда не исчезло. Зарубежные страны все так же активно охотятся за нашими секретами. По-прежнему ведется информационная обработка граждан России. Между прочим, во многом именно из-за мощного идеологического прессинга распался Советский Союз. И сегодня сознанием людей пытаются манипулировать, задействуя и СМИ, и интернет-ресурсы, и определенного толка общественные организации, которые напрямую поддерживаются западными спецслужбами. При этом в нарядной упаковке из пышных слов про некие либеральные ценности, к которым якобы должна всячески приобщаться Россия, проталкиваются и вовсе одиозные идеи. Чего стоит, например, высказывание бывшей главы госдепартамента США Мадлен Олбрайт по поводу того, что, мол, у России слишком большая территория и слишком много природных ресурсов и все это якобы должно принадлежать всем. Кто подразумевается под «всеми», думается, пояснять не нужно. Наш Президент Владимир Путин в своих выступлениях не раз ставил на место подобных «советчиков», а также тех, кто «шакалит» у их посольств.

Как видим, и сегодня перед нашей контрразведкой стоят труднейшие и очень ответственные задачи. Поэтому труд чекистов нужно ценить, уважать и всячески способствовать их благородному делу – защите интересов страны. Как сказал в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе первый вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Медведев, «мы никого не заставляем любить Россию, но никому не позволим наносить ей ущерб».

Беседовал Сергей ВОРОНОВ

34

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Без грусти и печали встречает Великий пост православная Тверь
О Прощеном воскресении наслышаны и те, кто никогда не ходит в церковь. Уж очень красив обычай в этот день не только просить прощения у тех, кого мы обидели, но и прощать всех обидевших нас, даже если они об этом не просят, и молиться за них.
26.02.201717:28
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию