28 Апреля 2017
$56.97
62.17
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Та роковая бомбежка

Семья Беловых жила на улице Шмидта в знаменитой «Кукушке». Деревянный дом с двумя боковыми пристроями и впрямь был похож на птицу, распластавшую крылья. Его сложили из бревен бывшего ресторана «Кукушка», который долгое время стоял в горсаду

Семья Беловых жила на улице Шмидта в знаменитой «Кукушке». Деревянный дом с двумя боковыми пристроями и впрямь был похож на птицу, распластавшую крылья. Его сложили из бревен бывшего ресторана «Кукушка», который долгое время стоял в горсаду.

Одиннадцатилетняя Зина и ее сестренка Лида даже представить не могли, что в ту ночь с 9 на 10 октября 1941 года к ним уже спешило страшное несчастье. До этого времени Калинин еще не знал жестокой бомбежки, а здесь на город впервые налетела целая свора немецких бомбардировщиков. В Заволжье их целью наверняка были заводы и казармы, но, встреченные интенсивным огнем наших зениток, они стали бросать бомбы куда попало.

Одна из них разорвалась у дома, где жили Беловы. Таисия Филипповна с младшей дочерью Лидой как раз возвращались домой. В тот вечер Павел Михеевич должен был уехать в Курган, и они решили его проводить. Глава семьи работал водителем на химбазе и имел броню как потерявший здоровье еще на финской войне.

Дальше рассказывает Зинаида Павловна:

- В девять вечера я уже спала. Свиста бомбы не слышала. Страшный удар, меня подняло и бросило на пол, аж хрустнули позвонки. Все в тумане, угольной пыли. Ползаю, а встать не могу. Наконец приоткрыла дверь. Сеней нет, их разворотило. Под досками услышала стон. Лежит мама, сестра, они все в крови. Мама шепчет: «Деньги… варежки… расстегни…» У нее был плисовый бархатный жакет. Я расстегнула его, рука словно вошла в тесто…

Маму скоро увезли в больницу, а Лиду отнесли в землянку рядом с домом. Нога у нее была перебита и держалась только на лоскуте кожи. Чуть позже и Лиду увезли, поместили в палате рядом с мамой. Мама потеряла сознание, потому что осколок перебил ей горло.

А немец уже был на подступах к Калинину. Город бомбили. На крыше стационара (сейчас здесь находится детская областная больница) нарисовали огромный красный крест. Но это не спасло. Одна из бомб пробила старинное здание почти насквозь. Оставшихся в живых больных спустили в глубокий подвал.

События тех дней были похожи на сжатую пружину. Хаос, паника, отсутствие мало-мальской достоверной информации. Павла Михеевича тогда успели вернуть с поезда из-за беды, случившейся в его семье. Когда он пришел домой, уже не было никакой возможности добраться до больницы. Путь на другой берег был перерыт. Но ему удалось один раз прорваться к жене и дочери. В город уже входили немцы. Надо было спасать двух оставшихся дочерей, и глава семьи принял решение идти по Бежецкому тракту на родную деревню Славное. 13 октября 1941 года, казалось, бежал весь город.

- Нам повезло, - рассказывает Зинаида Павловна, - мы не попали под немецкий десант. С воздуха нас расстреливали истребители, но самое страшное было нарваться на парашютистов. Папа шел и плакал, его мысли были о маме и Лиде. Эту нескончаемую вереницу калининцев я никогда не забуду.

Примечательный момент: деревня чем могла помогала беженцам. Спали вповалку у теплых печей, урожай тем тревожным летом вырастили хороший, люди делились своими запасами.

До родной деревни добрались без потерь, но при первой же возможности, Павел Михеевич кинулся обратно в город - хоть что-то узнать о судьбе жены и дочери. Под Бежецком он случайно разговорился с калининским хирургом по фамилии Абрамов. Невероятно, но именно он оперировал в областной больнице его дочь Лиду. Ей пришлось отнять ногу. Он и сообщил отцу обнадеживающие сведения: «Вывезли вашу жену и дочь из города, не волнуйтесь». Как оказалось, он что-то напутал. А Павел Михеевич с Зиной после этого стали искать родных по всем прифронтовым госпиталям.

Маленькая Лидочка все долгие дни оккупации пролежала в подвале областной больницы. Рядом с ней находились еще несколько десятков больных, которых медсестры успели вытащить из разрушенных палат после бомбежки. Немцы беспомощных людей не тронули. Но жизнью своей эти люди были обязаны мужественному врачу, которая не бросила их в трудную минуту - Лидии Петровне Тихомировой и еще нескольким сестричкам. В повести «Доктор Вера» Борис Полевой впоследствии описал эту историю. Доктор Вера - это она, Лидия Петровна. Сегодня уже не так просто эту книгу найти.

Сразу после того, как немцев прогнали из города, на Лидией Тихомировой был устроен суд, где обвинитель строго спрашивал ее, что делала она в оккупацию, какие контакты имела с врагом? Но в зале было много спасенных ею людей, и они отстояли доброе имя врача. В кулуарах того заседания Павел Михеевич узнал от медсестер, где находится его дочь. Он помчался в детский дом, расположенный за Тьмакой. И здесь увидел картину, перевернувшую ему душу. Был обеденный час и сиротам принесли противень с распаренной пшеницей. Его поставили на пол, и дети, как птенцы, сбились над ним в круг. У стены на койке лежала его Лида. Вместо ноги на одеяле - культя, обвязанная тряпицей. Дочка плакала, потому что хотела есть. Отец подхватил ее на руки, зачерпнул горсть распаренных зерен…

Так кончилась для Лиды сиротская полоса жизни, они снова была дома. Из вишневого старого дерева, которое росло во дворе, ей сделали первые костыли. Судьба этой удивительной женщины, которая жива и поныне, заслуживает отдельного рассказа. И читатель обязательно узнает о подробностях той страшной зимы 1941 года от нее самой. Семилетний ребенок все запомнил: и страшную боль, и больничный подвал и строгую инструкцию молчать, когда заходят немцы.

Зинаида Павловна рассказывает о своей сестре:

- Она просила меня сделать ей темно, как было у них в подвале. Мы одеялом накрывали стол. Так играли и пережидали бомбежки.

Наконец, стало известно, где похоронили Таисию Филипповну. Это была могила, которую и рыть не пришлось. После того, как бомба попала в больницу, всех мертвых просто стащили в воронку. Павел Михеевич с трудом получил разрешение на перезахоронение тела своей жены. Весенним днем они взяли лопату и отправились на тяжелое дело. Вот полетели первые комья земли. Зина стояла рядом и видела, как начали показываться чьи-то руки, ноги. Волна непереносимого запаха вдруг вырвалась из глубины, и девочка потеряла сознание. Копать дальше отец не смог. Так и осталась лежать Таисия Филипповна в больничном дворике. Так выросла густая трава. Ничто не напоминает о давней трагедии. Ее дочь иногда приходит сюда, долго стоит у этого места. Но вспоминать ту пору все тяжелей и тяжелей. Время ничего не затушевало.

Когда я думаю о жизни коренной тверитянки Зинаиды Павловны Беловой. То понимаю, что в ней было много чего: и личные семейные радости, и болезни (не без этого), и многолетняя работа в Суворовском училище. Своих ершистых мальчишек она учила русскому языку и литературе - эмоционально, открыто, красиво. Они ее помнят, звонят, пишут письма. В торжественную минуту со сцены она однажды обратилась к ним с проникновенными словами, в которых выразила всю себя:

Мои друзья, дети мои!
Взволнованность мою простите,
Я к вам пришла сквозь огонь войны,
Путем разбитых в месиво домов,
Сквозь тьму ночей, и хлад, и голод,
Сквозь дни сиротские в бреду.
И если мне порой сейчас бывает весело,
Так это оттого, что я иду,
Что жизнь любила и люблю,
Что вас, бедовых, но родных,
Я все еще учу.

Татьяна МАРКОВА

32

Возврат к списку

Фронтовые дороги ведут в Ржев
25 марта 2017 года. Идет подготовка к Международной военно-исторической экспедиции «Ржев. Калининский фронт» у деревень Есемово и Кокошкино. Отряды приезжают на политую кровью землю – предстоят полевые работы. У деревни Полунино московские поисковики находят останки красноармейца.
26.04.201722:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию