15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Пять мгновений весны Победы

Алексей Кузнецов из тверской деревни Чадово в годы войны был политруком. Иван Вештак, живущий на Украине, – летчиком. Его земляк Петр Соловьев командовал батареей самоходных установок, белорус Григорий Зазройко и грузин Георгий Секания служили в пехоте…

Алексей Кузнецов из тверской деревни Чадово в годы войны был политруком. Иван Вештак, живущий на Украине, – летчиком. Его земляк Петр Соловьев командовал батареей самоходных установок, белорус Григорий Зазройко и грузин Георгий Секания служили в пехоте…

С кем-то из них посчастливилось общаться лично, с другими познакомила теперь уже зарубежная пресса. Сегодняшняя их встреча на страницах нашей газеты пусть и гипотетическая, но более чем закономерная: их фрагменты последних часов войны – часть огромного полотна с названием «Великая Победа великого народа».

Агония с французским коньяком

Петр Соловьев: «Как очевидец могу подтвердить, что в киноэпопее «Освобождение» очень правдиво показана психическая атака советских войск с использованием 140 прожекторов, с которой началась операция по прорыву мощнейшей обороны Берлина. Достаточно сказать, что с немецкой стороны первые ответные выстрелы зазвучали лишь через полчаса после включения прожекторов – настолько фашисты были ошеломлены. А вскоре путь на Берлин был открыт. Было это 16 апреля, а уже через два дня передовые части наших танковых войск вошли в пригород фашистской столицы с названием «Бух».

Когда моя самоходка въехала на его небольшую площадь, ее экипаж вдруг услышал…хор явно нетрезвых исполнителей, доносившийся из небольшого кафе. Остановив машину и оставив в ней водителя, мы осторожно подошли к кафе, заглянули в него и увидели несколько десятков…немецких офицеров, уже в дым пьяных, а потому орущих и хохочущих. Вот под этот гогот и хохот мы тихо подогнали свою самоходку, потом резко рванули вперед, выбив стволом орудия витрину кафе, а «для профилактики» швырнули туда несколько гранат. Тут очень вовремя подошла какая-то часть польской армии, которой мы и передали пленных немцев. А потом полюбопытствовали, чем же они пировали. Это было очень впечатляющее меню. Короче, мы основательно загрузились ящиками с марроканскими консервами, швейцарским шоколадом, французским коньяком, немецкими галетами, вновь убедившись в том, что эти гады основательно прошлись по Европе».

У каждого был свой флаг

Григорий Зазройко: «О том, что в тюрьме Маобита – промышленного района Берлина – томились Муса Джалиль и Эрнст Тельман, мы узнали уже после ее взятия. А среди узников тюрьмы обнаружилось немало не только немцев, но и русских. Причем многие из них сразу же попросили дать им оружие, чтобы участвовать в добивании фашистской нечисти. Наиболее крепким русским ребятам мы выдали и оружие, и солдатскую форму. Что же касается немецких заключенных, то и они нам очень помогли в обнаружении многочисленных подземных ходов, по которым фашисты пытались не только выбраться из окружения, но и ударить по нам с тыла. А вскоре наступил день начала штурма девятого и последнего сектора немецкой обороны в пределах Берлина. И главными объектами в этом секторе были рейхстаг и здание министерства внутренних дел, обозначенные на наших картах как «объект № 105» и «дом Гиммлера». В рейхстаге все оконные проемы были зацементированы с сохранением щелей-бойниц, а само здание было окружено многочисленными дотами. Первой атаке предшествовал мощный артобстрел. Но даже 152-миллиметровые орудия не смогли обеспечить желаемого результата – настолько прочными оказались стены рейхстага. Все это было учтено при подготовке второго штурма здания, который начался в тот же день вечером. Причем в течение нескольких предшествовавших ему часов многие из нас окрашивали простыни и наволочки в красный цвет, мастеря свои флаги для водружения их над рейхстагом. Судя по всему, запаслись простынями и наволочками и эсесовцы. Оборонялись они отчаянно, однако наш штурм постоянно вынуждал их использовать эти запасы как сигнал о прекращении сопротивления в различных помещениях здания, а 2 мая белый флаг был выброшен из центрального входа в подземелье рейхстага».

Данте из Севастополя

Георгий Секания: «Очень упорно эсесовцы обороняли и «дом Гиммлера». Дрались они не на жизнь, а на смерть, но нас остановить уже было невозможно.

А после взятия здания мы спустились в его подвал, где обнаружили десятки аккуратно сложенных ящиков, в которых оказались золотые швейцарские часы. Как потом выяснилось, они были предназначены для немецких солдат – участников парада… на Красной площади Москвы. Чего греха таить, многие из советских солдат прошли затем победным парадом по поверженному Берлину именно с этими часами на руках. Но была еще одна любопытная находка – на этот раз в очищенном от гитлеровцев рейхстаге. В одном из его залов располагалась огромная библиотека. Среди сотен томов, валявшихся на ее полу, я вдруг увидел русское издание «Божественной комедии» Данте. Поднял книгу, начал листать и вдруг обнаружил штамп «Севастопольская городская библиотека». И рядом – более свежая свастика…».

Снимок в «Правде»

Иван Вештак: «С начала битвы за Берлин мне было приказано выполнять на ПО-2 полеты с фотокорреспондентом газеты «Правда» Виктором Теминым для съемок боев. А 1 мая около полудня Темин влетает на аэродром на «виллисе» – и ко мне: «Срочно летим снимать рейхстаг: Берлин взят». Через несколько минут взлетели. И тут я обнаружил, что даже не представляю, как этот рейхстаг выглядит. Знаю лишь, что он на берегу Шпрее стоит, а где и какой он из себя – понятия не имею. Да и реку-то с воздуха не сразу удалось обнаружить, поскольку весь город был в дыму пожарищ. Но в конце концов вышел я на Шпрее, лечу вдоль реки, боковым зрением вижу, как Темин непрерывно снимает, а сам усиленно высматриваю рейхстаг этот. Вдруг Темин трясет за плечо: «Поворачиваем обратно». Оказалось, что он все уже снял. А на аэродроме уже стоял наготове личный самолет маршала Жукова, на котором фотопленка была сразу же отправлена в Москву. И уже 3 мая в «Правде» появился снимок поверженного рейхстага. По этому снимку я узнал, что одним из зданий, над которым мы пролетали, и был рейхстаг. А за тот полет я получил благодарность от ЦК ВКП(б) и премию в тысячу рублей, которую отправил родителям на восстановление сожженного фашистами дома».

И стали лишними патроны

Алексей Кузнецов: «В ночь с 7 на 8 мая мы стояли в нескольких километрах от Берлина. Некоторые уже спали, когда в нашу землянку вбежал старшина Гриша Гонтарь: «Хлопцы, люксембургское радио сообщило, что завтра будет подписан акт о капитуляции Германии! Они сейчас повторять будут…». Не успел закончиться повтор этого сообщения, прозвучавший на русском, английском французском и немецком языках, как вокруг такая стрельба поднялась! В небо, конечно… А чего было жалеть патроны, если они уже ненужными стали? В ту ночь пошли в ход, наверное, все наши запасы спирта. И при этом, вспоминая минувшие четыре года, мы плакали не только от счастья…».

Подготовил Владимир НЕУГОДОВ

15

Возврат к списку

На участке М-11 от Твери до Вышнего Волочка открыли движение
Символический дорожный знак с белой стрелкой на синем фоне перевернут – по новому участку строящейся магистрали М-11 начинает движение первая автоколонна.
15.12.201721:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость