30 Апреля 2017
$56.98
62.04
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Рассказ-быль: Вера Сергеевна

Лишь небу ведомы пределы наших сил, Потомством взвесится, кто сколько утаил (Николай Гумилев)

Лишь небу ведомы пределы наших сил,

Потомством взвесится, кто сколько утаил

(Николай Гумилев)

…В Первомай городок Белый был торжественно-красен. Куцые лозунги типа «Мир. Май. Труд» походили на кирпичи, а «развернутые», где марксизм-ленинизм побеждал империализм, словно кишки, тянулись по фасадам всех длинных строений.

Подмели городок, подскоблили - аж булыжники мостовой, как грибы после дождя, зарябили. А в Ленинском скверике - особый марафет: бюст вождя «позолотили» и слова его на ограде укрепили: «Верной дорогой идете, товарищи!»

И чтобы еще раз подтвердить, что не зря у вождя они с языка слетели, нужно было дорогой этой мимо трибуны кумачовой даже не пройти, а проплыть в грохоте, звоне, криках «Слава партии родной! Ура!»

Ну, положим себе, те, кто на трибуне, этих слов не кричали. Не по чину. Но и не сказать, чтобы особенно важничали: приветствовали народ, подражая тем, кто в Москве на Мавзолее.

И первое лицо города, кого не иначе как Гром Иваныч, за глаза называли, этим же самым занималось: мол, я способен не только кулачищем грохотать, но и улыбкой в праздник пролетарский могу осчастливить. Но недолгим было счастье это. И даже не в облачке, а в туче вдруг улыбка его исчезла, и такой словесный раскат вдруг раздался, что первомайские здравицы заглушил:

- Это что такое? Опять?! Ведь предупреждал же, чтобы ее не пропускали! Она же весь праздник к нулю свела.

…А она в грязной фуфаечке, из которой вата клоками выпирала, не то в шапочке, не то в берете на распластанных космах, в одной руке - сума дерюжная, в другой - палочка, демонстрацию, так сказать, собой замыкала. Сгорбленная, маленькая, но не жалкая. Черные глаза на морщинно-паутинном личике жили своей необъяснимой жизнью. И можно было в них прочесть: «Да, это я. И я хочу пройти. И пройду. И вы меня не остановите».

И действительно прошла. И не остановили. Да и за что, собственно говоря? Не пьяная. Антисоветчины не кричала. Ну а за внешний вид сажать - нет такой статьи в УК.

…Возникала она из ниоткуда и исчезала в никуда. Но зато где возникала! И как! Торжественное собрание в городке - она в первом ряду в своей фуфаечке, со своей сумой. Открытие памятника - она тут как тут. Человек умер - за гробом идет, крестом себя осеняет, за душу его молится. И главное, всюду молча: ни слова, ни полслова. Только палочкой постукивает, только взглядом холодит.

…А заговорила вдруг со мной. Да-да! Стою однажды на автобусной станции, расписание изучаю. И вдруг кто-то тихонько так меня за локоток. Оглянулся - о н а !

- Юноша, вы не могли бы сказать, который час?

Ответил и в сторону было, но что-то удержало. Пожалуй, это «юноша» и это «вы». И вдруг она меня вообще доконала:

- Я знаю, что вы сочинять стихи пробуете. Это замечательно! Не бросайте, пожалуйста. Только найдите и почитайте стихотворения Николая Степановича Гумилева. Очень вас прошу. Обещаете?

…Шел - и в глазах все плыло. Фантастика! И про мою писанину знает, и насчет Гумилева советует. О н а ! Сказать кому - разве поверят?

И не поверили. И нашпиговали меня иронией. Так нашпиговали, что от меня ею всегда как чесноком несло, с кем бы я после о Вере Сергеевне ни говорил.

Но Карпыч, старожил бельский, выслушал, сплюнул и долго так, и грустно мои глаза в своих держал. Потом сказал:

- Глупыш ты, глупыш. Ладно. Пошли. Расскажу. Но никому ни полслова. Никому!

И повел. Далеко-далеко. В другое время.

…Как говорится, Бог ветки не сровнял, людей тем более. Вот и среди гимназисточек бельских «предреволюционного» образца нельзя было двух одинаковых сыскать. Но в одном сходны были: в общении - как ни пощебетать при встрече, как ни поделиться «проглоченным» ли романом, письмом ли с фронта от отца, даже сплетней свежей.

Но Вера и от этого в сторонку норовила. Горе девчонку гнуло: мамочка вчера была, а сегодня - гроб и погост. Панихиду отец вел. А кому же еще? Он священник.

- Не печалуйся, детонька. Смирись. В жизни и смерти Господь волен.

И смирялась Верочка, и страницами шелестела, правда, на рояле порой такое наигрывала, что подруги не выдерживали:

- Да ну тебя, Вер, сердце разорвешь.

А отцовское сердце она-таки согрела: прямо в церковь к нему с цветами влетела:

- Папа! Поздравь, золотая медаль!

Долго молились Господу отец и дочь, благодаря Его за радость, в чаянии новой.

Но сшибли, видать, их молитву, как птицу влет, в том же семнадцатом самозваные хозяева. Сшибли и в грязь втоптали. И за отцом Веры пришли по навету ложному. И в землю наганами уложили. И дочери не сказали где. Но, творя явное, не ведали безбожники о тайном. Явился к Вере во сне отец и указал то место на пустыре. Мысли ее о монастыре отверг и на новый подвиг благословил. На коленях перед образом Спасителя, орошая молитвой и слезами душу, дала Вера обет нищенства.

…Ночью девичья тень, словно облачко, скользила на пустырь, где не было могильного холмика, и взывала к отцу. А утром невесть откуда на улицах появлялось существо в рваной фуфайке, неся какие-то ошметки и огрызки в кошелке. Мимо райкома, мимо исполкома, мимо школы, которая когда-то была гимназией.

Бельские обыватели с годами притерпелись: эка невидаль - девчонка-растрепа, баба-неряха, старуха-грязнуля.

Не притерпелись власти. Нищенка-то нищенка, но милостыню она ни у кого не взяла. А когда один из тузов, щедростью хвастая, мелочь какую-то в сумку высыпал, она эту мелочь в грязь вытряхнула да еще палочкой погрозила: не вам, мол, мне подавать, не мне у вас брать.

И еще вот о чем мне Карпыч поведал. Вечером, приходя в пристанище тайное, где укрывали ее и грели, снимала Вера Сергеевна рваные шмотки, долго мылась, причесывалась, а потом за рояль садилась, и очищали хмурое неряшливое небо аккорды музыки святой…

То не просто дочь священника и гимназистка бывшая молилась и играла, то Россия прошлая в ее лице являлась, бросая вызов России новой: «Я нищенка, но я жива. Я нищенка, но я богаче тебя духом. Я здесь, я рядом, я жду, когда ты опомнишься, прозреешь и услышишь меня и Бога!»…

Валентин ШТУБОВ

г. Нелидово

(Опубликовано с сокращениями).

11

Возврат к списку

Сегодня в Ржеве прошел областной день призывника
В воинской части 40963, где базируется соединение ПВО имени первого в стране трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина, побывали более 300 молодых людей – учащиеся школ, профессиональных училищ и колледжей из разных городов и районов Верхневолжья.
28.04.201719:04
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию