27 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Мученик власти

С традиционной поспешностью наши СМИ отметили исполняющееся 1 января столетие со дня рождения Л.И. Брежнева. Конечно, с Новым годом даже генсеку, поддерживаемому всей мощью Агитпропа, конкурировать было тяжеловато – вот и отмечали его юбилеи без пересчета старого стиля на новый, тем более что и год его рождения при пересчете оказывался не 1906, а 1907-й. Так что мы юбилей человека, давшего имя целой эпохе в нашей истории, отмечаем как раз вовремя.

С традиционной поспешностью наши СМИ отметили исполняющееся 1 января столетие со дня рождения Л.И. Брежнева. Конечно, с Новым годом даже генсеку, поддерживаемому всей мощью Агитпропа, конкурировать было тяжеловато – вот и отмечали его юбилеи без пересчета старого стиля на новый, тем более что и год его рождения при пересчете оказывался не 1906, а 1907-й. Так что мы юбилей человека, давшего имя целой эпохе в нашей истории, отмечаем как раз вовремя.

Ее станет открытием утверждение, что главной особенностью Леонида Ильича было отсутствие особенностей. Человек более чем заурядный, с кое-каким образованием и вполне бесцветной биографией, он был прямо-таки создан для того, чтобы руководить страной, изрядно уставшей от кровавых экспериментов, яростных разоблачений и поспешных реформ. Народ над Брежневым смеялся, но не зло, поскольку и сам он был человеком не злым, и уж, во всяком случае, не жестоким. Главным его пороком, не очень, впрочем, обременительным для подданных, было тщеславие, побуждавшее его вешать на себя бесчисленное множество орденов и иных знаков отличия вроде маршальской звезды или значка лауреата Ленинской премии в области литературы.

Когда он пришел к власти, мне было 17, а когда ушел в мир иной – 35. Так что на эпоху, которую окрестили брежневской, пришлись лучшие годы моего поколения. Писатель Михаил Веллер вполне убедительно обрисовал потерянность этого поколения. Но еще более точную характеристику «сумеречной» эпохи дал Антон Чехов: его становление пришлось на царствование Александра III, когда, собственно, и родилось понятие «застоя». Главный идеолог той эпохи обер-прокурор синода Константин Победоносцев говорил тогда о необходимости «подморозить» Россию. Отрекшееся от хрущевской оттепели брежневское политбюро «подмораживало» страну не менее основательно. Идеологом новой подморозки был Михаил Суслов, который в отличие от Победоносцева правды не любил, в Бога не верил и что на самом деле происходит в стране, украшенной вывеской «развитого социализма», похоже, просто не понимал. А Леонид Брежнев, будучи лидером скорее номинальным, чем реальным, и не пытался понять.

Многие сегодня вспоминают то время с печальным вздохом сожаления: предприятия работали, зарплаты вырастали. Уровень социальной защищенности был такой, что не только труженики, но и самые отъявленные бездельники не опасались за свое будущее. На самом деле это было не совсем верно, поскольку приличного будущего ни у страны, ни у ее граждан при существовавшей тогда экономической системе быть просто не могло. Заводы производили не конкурентоспособную продукцию, а пресловутый «вал», реальная ценность и стоимость которого никого не интересовали. Рост зарплат практически не имел товарного обеспечения и приводил не к улучшению качества жизни, а к повальному пьянству одних и к неумеренному росту по сути дела пустых денежных накоплений на сберкнижках и в кубышках других. Все катастрофы рубежа 80-х – 90-х годов созревали именно в эти годы.

Между тем шанс избежать подобного развития у страны был. Поток нефтедолларов, пролившийся в 70-е годы на СССР в результате энергетического кризиса на Западе, мог обеспечить структурную перестройку экономики, ее техническое перевооружение на основе передовых технологий, реально укрепить рубль, ликвидировав товарный дефицит. Но после краха так называемой косыгинской реформы середины 60-х годов, а еще более после удушения пражского варианта «социализма с человеческим лицом» никто в политбюро и слышать не хотел о каких-то новых реформах. К тому же для их проведения нужен был энергичный и волевой лидер вроде Дэн Сяопина. В окружении Брежнева такой человек не мог появиться. Сам же он после перенесенной в 1974 году болезни стремительно терял дееспособность, постепенно превращаясь в увешенную орденами человеческую развалину, на которую было больно и жалко смотреть.

Нефтедоллары, как известно, пошли частью на поддержку якобы дружественных СССР, а на самом деле продажных и жестоких режимов в странах «третьего мира» и таких же по сути западных компартий, частью были съедены бессмысленной афганской войной, а частью канули в неизвестность, обозначаемую ныне как пресловутое «золото партии». Проще говоря, руководство КПСС их профукало, поскольку геополитические задачи с их помощью не были решены, а использовать их с толком внутри страны оно, по сути, и не пыталось.

Правда, жителям нашей области помнится «программа подъема Нечерноземья», под которую в те годы попадали и наши сельхозпредприятия. Средств тогда в наше сельское хозяйство вбухивали много: техники было сколько угодно, горючего к ней тоже, зарплаты у механизаторов и доярок частенько превышали городские. Но в условиях бездорожья и при постоянном дефиците запчастей отечественная техника быстро выходила из строя, а зарплаты при пустых полках сельских магазинов зачастую просто пропивались, окончательно подрывая ослабленный коллективизацией и войной генофонд. Проектному институту, в котором я тогда работал, заказывались огромные коровники на 100, 200 и даже на 400 голов. Реальной кормовой базы для такого количества скота в хозяйствах не было, и построенные тогда «коровьи дворцы» довольно быстро превратились в зловещие развалины. Я много тогда ездил по сельской глубинке, близко наблюдая бьющую в глаза бесхозяйственность.

Тогда и родился анекдот про «синдром развитого социализма», который описывался так: «Слышу одно, вижу другое». Леонид Ильич, впрочем, не был ему подвержен: он-то ничего другого, кроме того, о чем ему говорили и что показывали, и не видел. Последние годы власть его явно тяготила. Он с трудом двигался, с трудом говорил, путался в написанных для него длинных речах. Но на пенсию его не отпускали: окружение боялось неизбежной при всякой перемене «разморозки» страны. Брежнев превратился в настоящего мученика власти: даже за три дня до смерти он вынужден был стоять на трибуне Мавзолея, помахивая одеревеневшей рукой колоннам демонстрантов. Это было самое бессмысленное из всех мыслимых мученичеств. Но в брежневской эпохе смысла вообще было немного. Социализм советского образца продолжал подгнивать, несмотря на заморозку. И Л.И. Брежнев, независимо от его личных качеств, вошел в историю символом этого нерадостного процесса.

Сергей ГЛУШКОВ

25

Возврат к списку

Студент из Твери стал призером Национального чемпионата WorldSkills Russia 2017
«Третье место в компетенции «Графический дизайн» занял Максим Косточкин, студент Тверского технологического колледжа!» - объявили организаторы очередного победителя финала V Национального чемпионата WorldSkills Russia 2017. За своей заслуженной наградой он не шел – летел. 
26.05.201719:56
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию