19 Августа 2017
$59.36
69.72
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Созвездие Ершова

Тверь. Дом на набережной Степана Разина, 10. Дверь всегда открыта. Колокольчик дзинь - и ты в агентстве «Созвездие», штаб-квартире Владимира Ершова. В этих стенах Евгений Малышев сочинил незамысловатую песенку и говорит, что в ней все правда

2 марта - 60-летие Владимира Александровича Ершова

Настоящие друзья приходят на день рождения без приглашения

Штаб-квартира

Тверь. Дом на набережной Степана Разина, 10. Дверь всегда открыта. Колокольчик дзинь - и ты в агентстве «Созвездие», штаб-квартире Владимира Ершова.

В этих стенах Евгений Малышев сочинил незамысловатую песенку и говорит, что в ней все правда:

А на набережной,10 есть куда пальто повесить,

Есть диван, три стула, кресло,

Можно сесть, расправить чресла.

Там не ждут, не прогоняют,

Там не хвалят, не пеняют,

Там нет ваших благородий, и придурков нету вроде…

Ведь на набережной,10 можно чуть покуролесить,

Можно там без этикета говорить про то, про это,

О чем шепчутся в народе, там придурков нету вроде …

В кабинете Ершова всё, как было. Даже расческа, которой «причесывали» особо отличившихся, висит на своем месте. Единственное, что появилось нового - это композиция, посвященная 14-летию «Созвездия». Но «Созвездие» не могло состояться без Ершова.

В коридоре, в углу, стоит замысловатый корень. У него своя история, как у всякой вещи, которая нашла здесь прописку. В одно из Крещений при купании красного коня, позаимствованного у внука Егора, эта «скульптура» стояла у ледяной купели с воткнутыми «перьями» из зеленой бумаги, символизируя роскошную пальму, под которой не страшно замерзнуть. «Скульптуру» из корня ольхи доставил Ершову Володя Киреев, когда-то боцман с «Апостола Андрея». Киреев рассказывал: «Шел с некоторым трепетом: не выгонят ли? Не выгнали. Наоборот, Володя ее одобрил, и она заняла почетное место в штаб-квартире. Используется».

В этом кабинете сейчас исполнительным директором агентства работает Владимир Крючков и старается поддерживать прежний порядок. Порядок прежде всего подразумевает традиции. А традиции подразумевают общие сборы. Вот и сегодня здесь его друзья.

Крючков: - В преддверии 60-летия обсуждали, как отметить юбилей Володи Ершова. Чтобы были не поминки, а его праздник. Вот собираемся - и он с нами.

Владимир Сысоев: - Мы познакомились, когда отмечали его 40-летие в финской бане на мальчишнике. Он собрал 40 мужиков. Тогда 2 марта было холодно, морозно, мы ходили по берегу Волги, чтобы набрать 40 ершей, и прибивали их к большой доске, «выписывая» ими цифру 40.

«Металлист»

…Когда хоронили Владимира Александровича, протяжно загудел гудок на вагонном заводе. Это он его восстановил. Одно время фабрично-заводские гудения были запрещены, и пришлось потратить массу сил, чтобы гудок, по которому поколения сверяли и время, и жизнь, вновь зазвучал. Но на этот раз он провожал в последний путь того, кто с 17 лет здесь работал термистом и кузнецом и всю оставшуюся жизнь был прописан в этих стенах. Был лесорубом и плотником на ударной комсомольской стройке Абакан-Тайшет. После странствий - вновь Калинин.

Вячеслав Лавриков: - Это был 1967 год. Ранняя весна. Володя только что вернулся с Абакан-Тайшета и работал инструктором горкома комсомола. Тогда мы, старшекурсники трех вузов, носились с идеей создать в Калинине студенческий клуб, а Володе поручили нас курировать. На одном из собраний обсуждали книгу Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Кому-то это очень сильно не понравилось, и клуба не стало. Но знакомство наше продолжалось. Только оно перенеслось в стены Дома культуры «Металлист», где он стал директором. И очень нам помог. Наш «Интермедикус» репетировал в подвале, а он сказал: «Приходите ко мне». А там инструменты, аппаратура. И мы, конечно, достигли большего. На XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москву Володя повез артистов филармонии, танцевальный коллектив «Экспресс» из ДК «Металлист» и нашу команду. Мне приятно вспоминать, как такая величина, как Тихон Хренников, тогда секретарь Союза советских композиторов, вручал нам дипломы и сказал: «Вы самый интеллигентный ансамбль XII фестиваля». И это с легкой руки Володи.

Он умел объединять вокруг себя людей свежемыслящих, вытаскивать идеи, которые вначале казались безумными, озвучит - люди за голову хватались. А у него они шли, потому что он умел их двигать. А потом его действа вырастали до олимпийского и всемирного масштаба.

Киреев: - Лет 30 назад нас свела самодеятельная песня. Если говорить о ее судьбе в Твери, то, безусловно, Ершов был тем человеком, который ее спас, поскольку были времена, когда не так спетое одно-единственное слово могло вызвать могучие гонения. Попытки создать клубы самодеятельной песни предпринимались и в других Домах культуры города, но прижилась она и здравствует только в «Металлисте». Ершов, как директор, не просто дал ей место - клуб стал совершенно уникальным сообществом. Это был огромный муравейник, жизнь бурлила. Сказать, что мы просто хотели петь, мало, прежде всего интересно было общение, интересны были люди. Ершов умел это понять. И защитить.

Александр Базарнов: - Мы познакомились в 1973 году, когда я приехал работать на вагоностроительный завод. И ДК «Металлист», и его кабинет были магнитом. Дня не было, чтобы к нему не заходили и не обсуждали очередной проект. Это он придумал и провел первый в городе конкурс бальных танцев. Открыли кафе «Гостиный двор». Единственное, что ему не удалось, - так это реконструировать «Металлист» и сделать там громаднейший культурный центр. Он пробивал эту идею, где только мог. Уже были готовы чертежи, макеты. Но… Но зато на «Смехоралли» 1 апреля даже ледоход заказывали.

Ледоход, буква ё и прочие смехоралли

Лавриков: - Пожалуй, самым памятным это событие было в 2001 году. Колотун. Ни одной проталинки. Что придумали? Отталкиваясь от названия «Ледоход на Волге», в зеленый тазик налили воды, побросали туда немножко льда. Володя Сысоев приехал на белой «Волге». Поставили тазик со льдом на багажник и немножко его потрясли. «Волга» и «ледоход» были? Были. Если же русло было чистое, то брали большой кусок пенопласта и маскировали его под льдину. На «льдину» ставили опять же традиционный зеленый тазик и с надписью «Ледоход на Волге», такой-то год, пускали вниз по реке.

Крюков: - Однажды в теплынь, когда ледоход давно прошел, чтобы не сорвать «мероприятие», мы поехали на мясокомбинат и попросили наморозить побольше льда. Мужики потом потели, стаскивая глыбы примерно со стол на берег.

В последние годы 1 апреля традиционно проводили акцию в защиту буквы «Ё», незаслуженно забытую печатниками. Ее автором тоже был Володя. А Слава Воробьев по этому поводу написал замечательные стихи, как без буквы «Ё» звучат «Елка», «берЕза», «ВоробьЕв».

Киреев: - Ершов был мастером приколов. Мог разыграть что угодно и оценить с ходу хорошую шутку. Когда говорим о «Смехоралли», надо еще помнить, в какие это начиналось времена. Засилье официоза, и вдруг народ шутит, и шутит не на своей кухне. Собиралось если не полгорода, то по крайней мере яблоку упасть было негде. Попробуй, собери сейчас такую аудиторию без пива, без выпивки, а просто потому что людям хочется побыть вместе, вместе посмеяться. Надо быть Ершовым, чтобы всё это сделать.

День города

Когда в Твери говорят о рождении Дня города, среди «родителей» называют Ершова.

Малышев: - Встретились мы с Володей в 1965 году. По Калинину уже шла мощная волна джаза, я был джазмэном и решили провести джаз-фестиваль. Единственной организацией, которая в то время могла помочь, был комсомол. Туда и обратились, и к нам приставили инструктора Владимира Ершова. Он с ходу влился в нашу команду, и фестиваль мы «подняли» - он стал третьим по счету в СССР. Потом наши пути пересеклись и интересы совпали, когда Володя работал замдиректора в филармонии. Я там тоже «состоял», и гастролям нашего коллектива, тогда чуть ли не единственного в Советском Союзе, сопутствовал успех.

Я оканчивал ГИТИС, когда меня назначили главным режиссером одного дня Олимпиады-80. И мы пригласили Володю в Москву в качестве директора этой культурной программы. Потом в 1985 году проходил XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов, и мы опять работали в паре с Ершовым. На нашей площадке было около 5 тысяч участников.

Ехали из Москвы возбужденные теми событиями, их грандиозностью. Идея родилась в электричке: а почему бы ни сделать что-то подобное в родном городе? Мотив, появившись, разрастался, и получилась симфония городского праздника - Дня города в Твери. Работать было в удовольствие.

Базарнов: - Когда готовились к первому Дню города, Ершов не спал ночами. Мы его силой увозили подремать. Помню, приехал он ко мне, говорит: «Ты с Дона, умеешь уху варить, давай собирайся: иностранцев надо удивить». Мы ездили по Волге, по Тверце, выбирали место, где ковры можно постелить для приема. Всю ночь специальный катер ловил рыбу. В общем, удивили…

Эпоха «Созвездия»

В сентябре 1988 года Союз кинематографистов СССР пригласил Владимира Александровича в оргкомитет по подготовке и проведению I Всесоюзного фестиваля актеров кино, в 1989, 1990 и 1993 годах он был директором «Созвездия». Участников фестиваля принимала Тверь. Это было бушующее актерское половодье.

Лавриков: - Он очень долго работал про себя и не озвучивал идею, вынашивал её. Потом вдруг объявляет: «Мужики, у нас будет «Созвездие». Я тогда не поверил. Но раз говорит Ершов, значит, всё может быть. Мне Володя поручил сделать культурную программу на самой оживленной площадке, на Трехсвятской, тогда улице Урицкого, а заключительный день фестиваля я со своим джазом «отрабатывал» в Доме офицеров. Через «Созвездие» родилась Гильдия актеров, это тоже идея Володи. Она им понравилась, они сплотились вокруг нее, хотя, как говорил Жариков, поверить в это было невозможно. А Володя сделал, и все поверили.

Базарнов: - Когда у Ершова было 50-летие, артисты сами нагрянули целой командой поздравлять его в Тверь.

О природе и природе характера

Владимир Немцев: - У меня есть любимые места на Большой и Малой Коше, где они впадают в Волгу. Там у меня стоял дом, и мы с Володей уезжали в деревню. Когда смотрю видеокассеты из тех времен - такая ностальгия захлестывает. Как он профессионально снимал! Любил приблизить камеру, остановить ее на ромашке или лягушке, на букашке. Он оттаивал на природе. Но и «без галстука» все равно оставался у нас заводилой. С ним всегда было интересно, с ним хохотали от всей души.

Малышев: - В нем была мощная притягательная сила, колоссальный талант скрупулезного организатора. С одной стороны, безграничная масштабность идей, с другой - педантичность, потребность выверять каждый штрих и учитывать любую мелочь. Он все время все записывал. На все у него был заведен определенный ритуал. Поначалу у меня, человека во многом спонтанного в силу своей джазовой безалаберности, это вызывало раздражение: «Давай соберем собрание, давай все распределим, на стеночке вывесим». Казалось, ну зачем? А в конце концов выходило, что надо. Теперь эти стены с сохранившимися записями Володи - тоже память о нем. И эта традиция жива. Заходишь - сразу доска объявлений, все ясно и понятно. У него был свой хронометраж времени, поэтому он столько и везде успевал. Архивы, документы, статьи, фотографии, километры видеопленок - все было подобрано и хранилось самым тщательным образом. Он берег историю каждого, умел с восторгом рассказывать о чужих успехах и дорожить ими, тем, что человек сделал. Это личность собирателя. Сколько людей он перезнакомил! «Свел» на хороших идеях. Это был генератор межличностных отношений.

Лавриков: - Кого у него только не было! Однажды заявилась очень колоритная личность, вся в татуировках, по виду - уголовник. Спрашиваю потом: кто это? Оказывается, старый знакомый еще по Сибири. Пришел к Володе, и Володя ему помог и деньгами, и работу нашел, и с жильем определил. Ну это надо знать Ершова, он, кого встречал на улице, сразу спрашивал: какие сложности, чем помочь?

О книгах

Ершов не мог не начать издавать книги. Собиратель людей, идей, истории родного края, он не мог примириться, если что-то исчезало из сундука этих сокровищ. В «Созвездии» увидели свет «История тверского края», «Тверские землепроходцы», «Тверская слава Российского флота» и многие другие книги самых разных авторов.

Сысоев: - Наш совместный издательский проект об усадьбе Прямухино вылился в книгу, которая в феврале стала лауреатом премии имени Салтыкова-Щедрина. Это была его задумка. Когда я вначале пришел с маленьким буклетиком, он строго спросил: «Это все?» «Нет, - говорю, - только начало». «Тогда правильный подход». Мы успели обсудить издательский договор …и Володя слег в больницу. Так что «Бакунины» - книга его памяти. Нынче без него прошла и Неделя тверской книги, где его очень тепло вспоминали: Ершов всегда и много помогал в ее организации.

Пеньковый вариант

Лавриков: - Договорились с Ершовым, что он приезжает ко мне на Тверцу на дачу утренней 9-часовой электричкой. Я его встречаю на платформе. Идем через бор, разговариваем. Вдруг он спрашивает: «А пеньковый вариант ты не забыл?» «Да перестань, на даче уже все готово». «Нет, секундочку: вот мимо этого пенечка не проходим». И тут приподнимается мох, а там, извините, четвертиночка, стаканчик и два бутерброда завернуты. Для этого он на 7-часовой электричке уже приезжал на Тверцу, положил под пенек «вариант», вернулся в город и как ни в чем не бывало снова предстал передо мной на платформе. Ну это же Володя! Он любил и умел делать такие маленькие подарки, которые приносили большие радости.

Он чудесным образом помнил все дни рождения своего большого окружения. И говорил, что настоящие друзья приходят на день рождения без приглашения.

«Апостол Андрей»

Еще не успели сомкнуться в «восьмерку» два полушария, которые огибала построенная в Твери яхта «Апостол Андрей», чтобы завершить проект кругосветного плавания через океаны Земли, как завершилась земная жизнь человека, которую он не жалея положил на карту этого беспрецедентного путешествия.

Телеграмма с борта «Апостола Андрея» от капитана яхты Николая Литау:

«Ужасная новость. Безумно тяжело и больно, никак не могу опомниться от нелепости произошедшего. Все эти дни хожу по яхте и натыкаюсь на вещи, связанные с Владимиром Александровичем… за эти годы мы проросли друг в друге. Эмблема «Созвездия» на рубке. Невозможно представить «Созвездие» без него. Тверь без Ершова не мыслится.

Сколько раз уносился в мыслях в будущее, представлял наше возвращение и Ершова на причале, думал о том, над чем будем работать дальше, что бы ему привезти на юбилей. Всего этого не будет. Он ушел в собственное путешествие без нас. Об этом он как-то раз обмолвился перед операцией. Очень грустно, что не смог его остановить».

Литау: - Казалось невозможным, что яхта подойдет к родным берегам, а мы не увидим Ершова. Он всегда провожал и встречал нас во время первого плавания, прилетал в Кейптаун и на Камчатку, приезжал в Североморск и Петербург.

При подготовке и во время плавания судьба столкнула с большим кругом людей, с кем-то потом та же судьба и развела, но только не с Ершовым. В какой-то момент оказалось, что самые надежные тылы у «Апостола Андрея» в Твери - это Ершов. Назревали вопросы, принимались решения, но снова все упиралось и начиналось с Ершова - кто-то их должен был воплощать. Здесь были и стол, и кров, и решение проблем.

У нас на камбузе стоит термос, который постоянно возим с собой и храним, как реликвию. Его гамак - совершенно, казалось бы, дурацкую вещь на яхте, я повесил на шлюпбалку, когда Володя приволок его в Петербург. Там этот гамак увидели парень с девушкой, зашли. Они оказались журналистами известного германского журнала «Фокус». С этого гамака началась наша дружба с ребятами, с Килем. Мы стали гостями этого города. Киль «передал» нас на правах дружбы своему городу-побратиму Бресту. Мы пришли в Брест - нас уже встречают. Вот таким образом Володин гамак помогал нам путешествовать.

Мы всегда ощущали его поддержку. Первое плавание осталось в памяти как первая любовь. Оно окутано дымкой романтичности в духе Володи Ершова. Обо всех наших событиях он помнил и даже сам «устраивал» эти события, умел придумывать нам праздники. Вот первые 100 дней путешествия, вот первая тысяча пройденных миль, первый экватор, первый океан. Благодаря ему мы отмечали все, что проходило знаменательного в Твери. Это украшало жизнь в безбрежном океане.

Киреев: - У меня есть вполне обоснованное предположение, что своим присутствием на яхте в качестве боцмана я обязан Володе. Это были его рекомендации. Моя жизнь круто изменилась только благодаря ему. Для экипажа Ершов был не просто друг. Если команда Литау шла в море, то на берегу был второй экипаж, управление которым держал Ершов и был его капитаном. Что бы ни происходило на яхте, какие бы перипетии на нее не обрушивались, всегда знали, что есть, как сказали ребята, последняя надежда, - это Ершов. При любых ситуациях к нему можно обращаться. Хотя яхту и «Созвездие» разделяли тысячи километров, все равно ближе точки на карте не было. Ершов делал все возможное на берегу, чтобы яхта шла в море. На разных этапах плавания всё складывалось по-разному, но была некая постоянная - это Ершов, а за ним дух дружества. Он его создавал. И об этом никогда не говорил. Но, дистанцируясь во времени, понимаешь, какими силами души он это делал. Ещё Ершов был очень деликатным, а это сложно. Он умел не обидеть.

С уходом Володи не закончились проекты, которые вместе начинали. Прощаясь с ним в тот скорбный час, думали, что надо ехать в Петрозаводск, где строится ладья для Твери, не та, что всем знакома по набережной на Волге, а прообраз старинной, на которой тверской купец действительно мог ходить за три моря. Этот проект задумывался, чтобы воссоздать максимально близкое к ?V веку судно как вещественное олицетворение города Твери и его истории. Раз в Париже есть Эйфелева башня, то к нам просится настоящая ладья Афанасия Никитина. Это идея директора базы отдыха «Дорожник» Михаила Егорова, но первым, к кому мы с ней пришли, был Ершов. Двух мнений, кто может помочь, не было - пусть не обидятся историки, архивисты, краеведы и другие ученые мужи, но Ершов был центром истории и культуры Твери, да и области в целом. Он нас выслушал молча. Также молча взял лист бумаги и начал расписывать по пунктам: где может быть информация, где ее заведомо нет, и нечего тратить время; к кому можно обратиться - кто может противодействовать. Сейчас ладью строят. Если все будет нормально, то к концу мая будем перегонять сюда, чтобы представить на Дне города.

Ершовское колено

Ершов все оставил сыновьям, Александру и Антону. «Созвездие» легло на их плечи.

Лавриков: - Он был другом своим детям. С младых ногтей приучал к большей самостоятельности и создал в них свое продолжение. Он не был суровым, но и не ласковым типа «на тебе конфетку». Он учил их жизни. Мягко, ненавязчиво. Но главная его любовь, его отрада - это внук. Егор шел вне конкурса. Суббота была у него для внука. Он весь светился, когда они шли рядом. Как ритуал, покупали семечки. В последние годы Володя никогда не пропускал Крещенье. Рубилась на Волге майна, и Егор окунался вместе с дедом, какая бы стужа ни стояла.

Саша: - Хорошо помню наши поездки, походы - их было много, мои дни рождения. Тогда мы собирались вместе, и папа приносил много лимонада. Приглашали моих друзей. Очень запомнились встречи с папиными мамой и папой, мы ездили к ним за Тверцу, а в Баку ездили к маминым родителям. Вместе было хорошо и уютно. С мамой они одноклассники - учились в 17-й школе. Поженились совсем молодыми. …Когда человек присутствует, то не всегда понятно, какую огромную нагрузку он берет на себя и снимает её с других. Мы с Антоном тоже были в неведение. На деле оказалось все сложнее, и слава Богу, что нам помогают папины друзья.

…И вечная память

Лавриков: - Еще за поминальным столом высказали идею открыть в Твери памятную мемориальную доску, увековечить память о нем в названии одного из пароходиков, которые ходят по Волге. Ведь это тоже была его идея пустить прогулочный катер «Волга-Волга». Сегодня город уже принял решение, и пароходство не против: с началом навигации пароходик «Владимир Ершов» будет курсировать по нашей Волге. Уже заказаны буквы для названия, их делают на вагонном заводе. Так что будет еще один праздник, которые так любил он устраивать: Я всегда при встрече с этим пароходиком буду обнажать голову …

Маргарита СИВАКОВА

55

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость