20 Октября 2017
$57.57
67.93
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Судьба. И дольше века длится день…

– Какие же вы маленькие, – сухонькие ручки, чинно сложенные на коленях, Татьяна Алексеевна подносит к лицу, будто впервые видит. – А сколько работы вы переделали!.. Может, раньше вы побольше были?

– Какие же вы маленькие, – сухонькие ручки, чинно сложенные на коленях, Татьяна Алексеевна подносит к лицу, будто впервые видит. – А сколько работы вы переделали!.. Может, раньше вы побольше были?

– Сильнее они были, – говорит ей соседка Лидия Георгиевна Трусова, наклонясь к уху старушки. И, обращаясь к нам, продолжает:

– Помните, как пушкинская девица все мечтала стать ткачихой, чтоб на весь мир одной наткать полотна? Вот бы подсчитать, сколько полотна наткала наша баба Таня! Думаю, что не один бы раз хватило обернуть им земной шар. А напрядено сколько!

– И связано, – подхватывает дочь Антонина Алексеевна.

Рассыпной гипюр (вы слыхивали когда-нибудь про такой?) на кроватных подзорах, ажурная скатерть на комодике, а меж окон над большим зеркалом чудо из чудес – льняное домотканое полотенце, вышитое крестом и украшенное тончайшей работы кружевом с вышивкой. Такое, пожалуй, не в каждом музее увидишь. Редчайшая, словом, вещица. А сделана вот этими руками.

В деревне Почвино, где три четверти века живет мастерица, многие все еще носят кофты да свитера-самовязы бабы Таниной работы и горенки выстилают к празднику ее же веселыми половичками.

– Она мне с утра сегодня все уши прожужжала, – говорит Антонина Алексеевна, – постели да постели на пол новые половики, люди в гости придут!

Желто-оранжевые полоски, а сколько тепла и света! В основе – не катушечная нитка-десятка, а ленок.

– В нашем совхозе лен не сеяли, – рассказывает Лидия Георгиевна. Каждый занимал им часть своего земельного надела, соток тридцать он был. Сеяли ленок специально, чтоб было во что семью одеть. Но вырастить его мало было, ленок поклон любит да труды.

– Баб, я забыла, как называется приспособление-то, которым лен готовили, чтобы можно было из него нить прясть? – обращается соседка к Татьяне Алексеевне, внимательно прислушивающейся к нашему разговору.

– Трепалка, – с ходу отвечает бабушка. – На чердаке где-то до сих пор валяется, сжечь в печке руки не доходят.

– Что вы, что вы! – подхватывают работники сельской администрации, – мы музей краеведческий создаем – вашей трепалке в нем почетное место отведем, если подарите.

– Мне-то она теперь зачем? – Татьяна Алексеевна снова рассматривает свои руки. – Вот ведь горе какое: и работу они еще знают, и скучают по ней, да Бог рано зрение отнял.

Домочадцы встречают эти бабушкины слова с улыбкой: еще в прошлую зиму связала Татьяна Алексеевна дочери жилет из овечьей шерсти, которую сама и напряла. Теплый, добротный, аккуратный – рука настоящей мастерицы видна. А было ей тогда уже девяносто девять.

– Эва угораздило меня дожить до ста лет!.. – качает головой старушка. – Вся работа теперь – воспоминания.

А память, как в детском калейдоскопе, складывает из эпизодов всю долгую-долгую жизнь.

Росла она сиротой – мать умерла при родах, а отец не вернулся с германской – еще той, первой. Бабушка ее, тоже Татьяна Алексеевна, очень старалась, чтобы судьба внученьке досталась нетяжелая. Жениха хорошего присматривала, а норовистая девчонка – косы по щиколотки, ну никак не хотела выходить замуж. И бабушка осерчала, велела Тане из сундука все скопленное добро вынуть. Дескать, бесприданницей будешь!..

– А я и рада, – вспоминает Татьяна Алексеевна. – Все, что мне бабушка наготовила, из сундука – долой! Только два полотенчика оставила – маминых.

– Избранник мой бабушке не полюбился сначала, – замечает она, – зачем маленького росточка был да из бедной семьи. А я как думала? Выди-ка в богатую семью, там, поди, спрос-то поболе будет!

Буриловы действительно в деревне считались бедняками. Единственное богатство – дети. Анна Матвеевна, Татьянина свекровь, родила четырнадцать человек, не все, правда, выжили. Дом, в котором Татьяна Алексеевна перед самым Новым годом встретила свое 100-летие, поставили в двадцать восьмом, незадолго до того, как с Алексеем поженились.

– А старая избушка стояла на том месте, где у нас сладкая яблоня растет, – вспоминает Татьяна Алексеевна. – Моей свекрови все завидовали: Танюшка-то, говорили, под стать тебе, работящая да смирная. Сорок лет мы с ней в одном доме прожили. Кто теперь по столько лет со свекровью-то живет?

Над комодом – портрет мужа. Татьяна Алексеевна всматривается в знакомые черты.

– Когда замуж выходила, то думала: ну какая любовь? Двадцать пять уже – пора деток рожать. А послушаю, как теперь-то живут, нет, думаю, с мужем мне повезло: за всю жизнь мы с ним ни разочку друг на друга не посердились.

– А мне они вспоминаются вместе только так: отец на балалайке играет, а мама поет, – говорит Антонина Алексеевна.

– Петь я любила, – соглашается Татьяна Алексеевна.

– А что, бабуля, давай и сегодня песню споем – праздник ведь у тебя, – подзадоривает юбиляршу глава сельской администрации Лидия Владимировна Юшкова.

– Спеть, говоришь, надо? – Татьяна Алексеевна было задумывается. – А какую песню-то петь будем?

«По муромской дорожке-е стояли три сосны-ы, – начинают гости.

«Прощался со мной милый до будущей весны-ы…» – выводит юбилярша. Голоса-то уж, конечно, нет, зато сколько старания: не приведи, Господь, песню испортить!

Теперь спеть песню для бабушки Тани – работа. А раньше пряла да вязала, ткала да холсты льняные на мартовском ярком солнце отбеливала, будто играла. В охотку меж настоящей работой. В семьдесят пять она еще по наряду на работу в совхоз ходила, хотя и на своем подворье дел было невпроворот. Бывало, деревенские мужики дивились: ну только что тракторную тележку дров возле дома бабушки Буриловой сгрузили, а их уж не видать: ножовочкой в момент перепилила да в ладную поленницу сложила!

Естественно, что в день 100-летнего юбилея Татьяну Алексеевну то и дело спрашивали о секретах долголетия. А какие секреты? Из рода она крепкого – бабушка всего три годка до своего столетия не дожила. За хмельным столом никогда не сиживала, зато работать не ленилась. Да всегда медком подкрепляла свой организм, пасеку с мужем держали. А таблетки и до сих пор не жалует.

…Жизнь прожита долгая, но на удивление пролетела она быстро. Дольше века длится сегодняшний бабы Танин день – отвыкнуть от дела труднее всего.

Тамара ВОДИЧЕВА

107

Возврат к списку

Тверские участники отличились на ВФМС-2017
Более 25 тыс. участников из 185 государств, 5 тыс. волонтеров, 200 общественных послов… На неделю Сочи превратился в центр мирового молодежного движения.
19.10.201721:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость