20 Июля 2017
$59.24
68.28
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Эксклюзив - через годы

8 марта 1922 года родился актер и режиссер Евгений Матвеев

8 марта 1922 года родился актер и режиссер Евгений Матвеев.

Слушай сердце. Оно не подведет.

Андрон Кончаловский в своих воспоминаниях писал: «Кино в России должны снимать такие, как Женя Матвеев. Если бы Гайдай и Матвеев родились в Америке или Индии, у них давно были бы дворцы и виллы, миллионы на банковских счетах».

Но Матвеев родился именно в нашей стране. Жил в Москве, в достаточно скромном районе, правда, недалеко от «Мосфильма». И его быт мало напоминал жизнь современных кинозвезд.

Годы откладывают на человека свой отпечаток, но Матвеев до последних дней жизни оставался импозантным и удивительно галантным мужчиной.

На пике популярности Матвеева в кино не одно девичье сердце учащенно билось при виде любимого актера. Но в жизни Евгений Семенович оказался примерным семьянином. Всю жизнь он был женат на единственной женщине - Лидии Алексеевне Матвеевой, бывшей певице, скромно прослужившей многие годы в Большом театре. И, возможно, только такая беззаветность и преданность супруги помогли Евгению Семеновичу пережить все трудности в жизни, в творчестве, воспитать двоих детей и троих внуков.

А вообще, к женщине у Матвеева было особое отношение. Он называл ее «бабой» и нежно «бабонькой» - ни в коем случае не грубо, а уважительно, тепло и так по-русски.

К сожалению, Евгений Семенович ушел из жизни 1 июня 2003 года, но именно сегодня есть повод вспомнить о нем еще раз: 8 марта - его день рождения. Мы взяли у Матвеева одно из последних в его жизни интервью, которое он дал нам у себя дома. По разным причинам тогда оно не увидело свет. Открываем потрепанный блокнот с расшифровкой диктофонной записи, вспоминаем голос Матвеева - проникновенный, теплый, обволакивающий…

- Евгений Семенович, что обычно делаете 8 Марта?

- Так случилось, что 364 дня в году я поклоняюсь, восхищаюсь, угодничаю перед женщинами. Но один день в году, а именно 8 Марта, в женский день, я могу себе позволить расслабиться - хожу петухом! Потому что это мой день рождения. Хотя - нет, шучу. Я никогда не перестаю удивляться этому чуду природы - женщине. Просто невозможно выразить словами мою любовь к ней. Замечательно, на мой взгляд, сказал о женщине Евгений Евтушенко:

«Я люблю тебя больше природы,
Ибо ты - как природа сама.
Я люблю тебя больше свободы,
Без тебя и свобода - тюрьма!»

Вот так я и думаю 8 Марта и все последующие дни - весь год!

- Как получилось, что вы, профессиональный актер театра и кино, стали кинорежиссером?

- Если бы я еще в раннем детстве знал, что такое режиссер, то, может быть, моя судьба сложилась бы не так. Родился в маленьком селе Чалбасы, что на Херсонщине. Кино впервые увидел в райцентре, и сразу же «заболел» им. Для нас тогда кино представляли те, кто был на экране, - актеры. А что было за кадром, никто не знал. Поэтому я и захотел стать актером. В селе меня прозвали «байстрюк» и «чудик». Отец нас бросил, и растила меня моя мать, удивительно красивая, но безграмотная женщина. А чудиком прозвали меня за то, что чудил - пародировал все, что можно было, пел, играл на балалайке. Получал от этого, как сейчас говорят, кайф. Так что слово «актер» прилипло ко мне с самого детства. А уже потом, когда работал в Херсонском музыкально-драматическом театре, меня заметил Николай Черкасов, бывший у нас на гастролях, и посоветовал показаться Александру Довженко, который набирал тогда свою школу при Киевской киностудии. Мне повезло: Довженко меня взял. Замечательный был человек - философ, мыслитель. Но тут грянула война, и я стал курсантом, а потом преподавателем и курсовым офицером Тюменского пехотного училища. Но и там я не забыл своего актерства. Я участвовал во многих концертах, помню, танцевал па-де-де с профессиональной балериной, фокусы показывал и чего только не делал. На войне хотелось показать что-то «эдакое», что-то сделать, чтобы человеку легче было пережить весь этот ужас.

Ну, всего не перескажешь. После войны я стал играть в Новосибирске в театре «Красный факел». После наших гастролей в Ленинграде, где наш театр был отмечен и зрителями, и прессой, я попал в Малый театр в Москве. И потом как-то плавно из артистов театра стал артистом кино.

Ну а кинорежиссером мне пришлось стать. На съемках «Поднятой целины» я упал с лошади, и очень так хорошо упал. Травма была серьезная. Ну, меня немного подлечили, а я снова упал. Года два я был недвижим - руки и ноги не слушались. Мне грозила инвалидность. И врачи посоветовали подумать о другой профессии. А другая профессия, которая сразу же пришла мне на ум, была режиссура кино. Честно говоря, я влюбился в эту профессию как только начал сниматься в кино.

- Немногие кинорежиссеры могут совмещать в себе и режиссера, и актера. Вы как раз относитесь к такому типу людей. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Моей первой работой в кино стал фильм «Цыган» по повести Анатолия Калинина. Я двигался тогда еще очень плохо после травмы, ходил в специальном корсете. Стали думать о том, кто должен сыграть Будулая. Никак не могли подобрать актера. На мой взгляд, Будулай - это просто совершенство красоты человеческой. Тем более что это цыган, герой войны. Я про цыган столько читал, столько знаю! Даже жил в цыганском таборе, правда, недолго, недели две, чтобы войти к ним в доверие, чтобы они хоть что-нибудь мне рассказали. Вот, например, вы знаете, откуда взялась знаменитая цыганская чечетка? Все думают, что это танцевальный лихо-номер. На самом деле… Когда в таборе кто-то умирал, цыгане начинали топать ногами, чтобы дети не слышали стонов и криков умирающего. Так и выработалась чечетка. Ведь это совершенно потрясающе - заглушить боль человеческую!

То есть Будулай был личностью бесконечно мне дорогой. И как-то случилось, что приехала актриса на пробу, а актер не приехал. А проба должна была состояться. И я решил подыграть ей. А потом, когда показывали пробы художественному совету, мне кто-то сказал: «Ну, что ты мучаешься? Сам сыграй». А актер ведь это существо жадное, невыносимо жадное до работы. Я не знаю другой такой профессии, в которой можно было бы так страдать от безделья. Это же поэт может сесть за стол и написать впрок. Живописец - нарисовать картину и повесить ее на стенку. После смерти признают. Актер может творить только сейчас, сию минуту. И актеру нужен зритель. Обязательно. Как сказал кто-то из великих: «Актер трудиться в стол не может». И я сыграл Будулая.

Вот так у меня образовалось две души - актер и режиссер. И обе одинаково болят. И я не могу сейчас расстаться с этим. Если я ставлю картину, значит, год, а то и два я актерством не занимаюсь. Значит, теряю профессию. Сейчас мне невыносимо представить себе, как бы это я ставил картину и не играл в ней. Как говорят в спорте, «играющий тренер».

- Как вы определяете - это ваша роль или нет?

- Почувствовать свою роль - это, мне кажется, судьба. Твоя природа тебе подскажет, что это твоя роль. Вот я читаю роман, повесть, сценарий - и в каком-то месте безумно сжимается сердце, до боли. Значит, это твоя роль. Что это такое? Это природа тебе подсказала, темперамент твой, опыт твоей жизни - сложно сказать. Я вот только знаю одно, что никогда у меня сердце не сжималось на тех персонажах, которые как-то к жизни равнодушны, спокойны, никуда не торопятся. Мой герой по моей природе - человек бегущий, летящий, безумно неравнодушный. Человек созидающий, творящий. Я наполняю все мои образы страстью. Мне кажется, что искусство без страсти, без темперамента не имеет права на существование. Оно должно обязательно возбуждать, будоражить человека.

Я не согласен с теми, кто говорит, что искусство не должно воспитывать. Оно должно показывать лучшие образцы человеческого поведения в любых проявлениях - бытовых, любовных, героических, в труде. С экрана, со сцены зритель должен услышать одно: будь хоть капельку таким, как этот герой. Более того, мои герои меня самого воспитывают. Мне иногда становилось даже стыдно за свои поступки. И я думал: «А как бы Макар Нагульнов отнесся к этому?», «А как бы князь Нехлюдов?» Но не всегда приходилось играть хорошие, достойные роли. Это же работа и твой заработок. По этому поводу я вспомнил одну историю, которая произошла с Николаем Крючковым. На одном творческом вечере у него спросили: «А почему вы сыграли в таком посредственном фильме?» На что он ответил: «А что я внучке в зобик положу?!»

- А как рождается образ, что в этом помогает?

- Вы знаете, что-то должно зацепить, воспалить душу. Когда я заболел романом Петра Проскурина «Судьба», мучился над тем, что Дерюгин где-то в биографии своей очень похож на Макара Нагульнова. Четырехклассное образование, гражданская война, исключение из партии - этапно пути одинаковы. Но люди разные. Макар извергал из себя эмоции, как вулкан, совершенно бешеного темперамента человек. А Захар Дерюгин весь сосредоточен в себе, но всю тяжесть своей жизни - и личной, и общественной - он нес гордо и достойно. Я понял, как играть Макара, увидев степной тюльпан. Не тот, который возле Большого театра растет, на толстой такой ножке, сытый, довольный. Ветер чуть подул, он хруп - и ломается. Он - парниковый. А степной - на тонком стебельке, согнувшись от ветра, даже круг чертит - не ломается. Это восхитило мою душу. Мне достаточно только было выйти на съемочную площадку, вспомнить про этот тюльпан, и я моментально зажигался.

И вот тут Захар Дерюгин - чем же мне себя зажигать? И вот случайно мне попалась какая-то газета районного масштаба, где было напечатано не очень известное письмо Николая Островского своему другу: «Меня считают больным - какая ересь! Я совершенно здоровый парень. А то, что я ни черта не вижу и двигаться не могу, - это недоразумение. Мне хотя бы одну ногу, хотя бы один глаз, и я был бы вместе с вами на всех участках борьбы за нашу лучшую жизнь». Какая силища в этих словах! И вот эти слова дали мне огромный заряд для роли Дерюгина.

А потом я нашел такие же возбудители образов и для актеров. Вот, допустим, Зинаида Кириенко - удивительная актриса. Она очень переживала из-за того, что ее Ефросинья - это что-то похоже на то, что она играла в «Тихом Доне». Брошенная жена, одни и те же муки, страдания. И как-то, когда мы ехали на съемочную площадку, я увидел березу среди ржи. Ну, очень похоже на шишкинскую картину - одинокая, широкая, ветвистая. И я говорю Кириенко: «Зина, вон она, Ефросинья твоя стоит. Гордая, одинокая, сильная». Она как-то так отмахнулась, а потом, позже говорит мне: «Женя, как здорово! Я теперь не могу без этой твоей березы играть».

А как мы создавали песню «Эхо» к фильму «Судьба»? Надо сказать, что музыка в кино для меня не просто сопровождение, это - душа, гармония, ритм фильма. И вот мы с моим композитором Женей Птичкиным приехали в Переделкино на дачу к Роберту Рождественскому. Сели в саду, и я начал Робе объяснять, чего хочу. И так и этак ему объясняю: «Представь, кругом - разруха, война. А герои думают друг о друге...» Он - никакой реакции. Я снова: «Ад, виселицы, кровь, и над всем этим - песня нежности, чистоты!» Роберт - снова без особых эмоций. Наконец, мне надоело, и я заорал: «Ну, долго я еще тут на пупе буду перед вами вертеться?!» Рождественский посмотрел на меня и со своим характерным заиканьем сказал: «Ну, п-п-пожалуйста, п-п-овертись еще немножко!». Я снова стал ему объяснять и говорю: «Понимаешь, они далеко друг от друга, как будто... как будто эхо!» Роб вдруг вскочил и сказал: «Все, хватит, больше не вертись!» И быстро ушел в дом. А через несколько дней мы уже на мосфильмовской студии прослушивали песню, которая потом была записана в исполнении Анны Герман и ее слава была громче, чем сам фильм.

- Считается, что вам все очень легко давалось, без особых проблем. Правда ли это?

- Всякое бывало. Вот в фильме «Любовь земная» есть сцена проводов солдат на войну. И там старик один говорил такие слова: «Выпей, сынок, не жалко». Так вот эту фразу из-за тогдашней борьбы с пьянством меня заставили вырезать. Мы переозвучили, и старик стал говорить: «Выпей квасок, не жалко». Иногда приходилось жертвовать. Зато я сохранил фильм и сцену. А вот взрыв завода из этого же фильма пришлось убрать безоговорочно. И я ничего не мог сделать. Вот так вот все «легко» доставалось.

- Что вы можете сказать о современном зрителе?

- Потеряли где-то мы связь со зрителем. А она должна быть. Сейчас уже почему-то зрители не пишут. А раньше мешками письма приходили. Я считаю, что зрителю нельзя лгать, с ним надо говорить по-человечески просто. Конечно, я понимаю, искусство должно развиваться, должно экспериментировать. Но кто-то же должен по-человечески говорить с народом. Человек же дышит - вдох, остановка, выдох. Это его естественное физиологическое существование. Современное же кино заставляет его дышать шизофренически - он задыхается на четверти фильма, дальше он уже ничего не видит. Вот попросите хоть одного человека пересказать сюжет какого-то сериала - никто не расскажет, все перепуталось, все об одном и том же. А если вспомнить героев Нонны Мордюковой, Славы Тихонова, Миши Ульянова - судьбы! И народ про эти фильмы расскажет. В них он видит себя и благодарит, что с ним говорят на его языке. А в современных сериалах не герои, а персонажи. Их можно переставлять как угодно и делать с ними что взбредет в голову.

- Многие режиссеры и актеры в конце 80-х - начале 90-х годов оказались в простое. Как вам удалось выжить в таких условиях да еще и снять новый фильм с продолжением, я имею в виду «Любить по-русски»?

- Фильм «Любить по-русски» - явление феноменальное. Съемки были очень трудными, бюджет - просто мизерный. Но мы получили такой зрительский отклик, что пришлось снимать продолжение. Мы просто попали в нишу, которая сейчас не заполнена. Никто сейчас не занимается темой простого человека. А мне очень близка крестьянская тематика. Я до боли знаю жизнь простого человека, от которого не зависит государство, но который все держит на своих плечах. А успех был, я думаю, потому что мы делали все искренне. Та же искренность, например, и в фильме «Родная кровь». Когда мы его возили по миру, ревели все - и желтые, и черные. Но продолжения я больше не буду снимать - это уже мыло, а мыла я делать не буду.

- Есть ли у вас какой-то основополагающий принцип, который помогает вам в жизни?

- Лев Кулиджанов как-то сказал, никогда не забуду: «Сердце слышишь? Вот его и слушай - оно тебя не подведет». Вот так я всегда и жил - воспринимал мир сердцем.

Специально для «ТЖ»

Евгений ГЛУХОВЦЕВ, Раиса ВИВЧАРЕНКО

9

Возврат к списку

ТГМУ дал старт новому студенческому движению
Эти молодые люди учатся не только лечить людей, но и спасать их в условиях чрезвычайных ситуаций и техногенных катастроф. Инициатором общероссийского движения спасателей среди медицинских вузов выступил Тверской государственный медицинский университет.
19.07.201719:42
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость