26 Мая 2017
$56.07
63.01
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Вкус картошки

Тверитянка Инга Васильевна Биатова родилась в Москве. Осенью 1941 года ей предстояло пойти в первый класс. Чтобы дочка перед школой могла подышать свежим морским воздухом, ее родители Василий и Надежда поехали отдыхать в город Жданов, где все было дешевле, чем на курортах

Тверитянка Инга Васильевна Биатова родилась в Москве. Осенью 1941 года ей предстояло пойти в первый класс. Чтобы дочка перед школой могла подышать свежим морским воздухом, ее родители Василий и Надежда поехали отдыхать в город Жданов, где все было дешевле, чем на курортах. С собой взяли лишь небольшой чемоданчик. Через три дня после их приезда началась война. Отца забрали на фронт, Инга с матерью остались одни в чужом городе. Надежда стала работать в рыболовецкой артели, где плела сети, коптила и солила рыбу, что умела делать и раньше, так как выросла на Камчатке. Им дали комнатку в бывшей столовой.

Первого сентября Инга, как и все дети, пришла в школу. Но первый урок не состоялся. Город за­няли немецкие мотоциклисты. Девочка раньше слышала, что у фашистов рога, что они едят людей. Из окон школы полетели парты, глобусы, карты. Откуда-то немцы привезли для себя кровати, одеяла, подушки. Рубили свежевыкрашенные парты, ими топили полевую кухню.

Жил в городе старенький мужичок. Ходил с костылем. Все жалели забитого дядечку: кто рубашку даст, кто покормит. Спал то в школе, то в общежитии, то у сердобольной бабки в сарае. С приходом врагов он преобразился в молодцеватого немецкого офицера. По ночам стали забирать коммунистов и комсомольцев, а днем бывший бродяжка на мотоцикле ездил по окрестным деревням, где фашисты грузили в машины отобранные у населения кадки с капустой, свиней, кур, коров, картошку...

Зимой женщины ходили рыть мороженую картошку, выпаривали из нее крахмал и продавали на рынке. Тюлька и соль - больше есть нечего. Крошечные пайки хлеба Надежда отдавала дочери. Инга заболела. Немцы боялись заразы, поэтому девочку могли расстрелять. Кто-то уже пошел доносить. Ребенка отвели к чужой бабке, там замотали в простыню, смоченную чудом раздобытым уксусом. На третий день девочка встала на ноги. Но опасность оставалась. У голубоглазой Надежды волосы прямые, а у дочки подозрительно кудрявые. Но вскоре перестали разбирать национальности, вывозили всех подряд, бросали в траншеи, вырытые за городом. Соседка попросила Надежду:

- Я узнала, что послезавтра меня заберут. Возьми мою дочку.

На другой день Надежда пошла за девочкой, но было уже поздно. Соседку и ее дочку сажали в машину.

Перезимовали. Мать сама учила дочку грамоте. Писала мелом на стенке шкафа: «Папа, приди с войны», хотя уже знали, что его нет на свете. Где убили, куда зарыли?!

Однажды весной Надежда видела, как на улице немец схватил красавицу-украинку. Пятнадцатилетняя девушка с косой до колен умоляла:

- Не забирайте, у меня мама больная, я врача ищу!

Испугавшись увиденного произвола, Инга с криком побежала к матери, но тоже была схвачена. Мать тоже оказалась в машине, в которой кроме пленниц везли тюки с ватой. Подъехали к железнодорожному составу. Собак больше, чем полицаев и фрицев. Русский полицай как собачонку швырнул девочку в вагон, а Надежде зло сказал:

- Что ты так смотришь! Разгрузите машину, потом вас отпустим.

Вата легкая, но тюки громоздкие. Когда все побросали в вагон, машина отъехала, а женщин заперли в теплушке. Сутки ехали без воды, еды и туалета. Одну женщину схватили, когда она шла по воду с ведрами на коромысле. Люди сожалели о брошенных вещах, пока не осознали, что дорога предстоит дальняя, и надо думать об оставленных детях и домах.

Есть давали полведра бурды на всех и по кусочку хлеба. Кормили только утром и вечером во время остановок. На одной из них к ним подселили молодого разговорчивого паренька Сашу. От него узнали, что едут в Германию. Женщины в рев:

- У нас же с собой ни вещей, ни документов.

Во время стоянок состав окружало множество собак. Все прижимались в угол от страха. Детдомовка Надежда намеревалась убежать с дочкой, но, увидев, как собаки растерзали человека, оставила эту мысль.

Привезли в немецкий городок. Разместили в небольшом доме. Двухъярусные кровати перегородили друг от друга развешанными одеялами. Пятеро детей, Инга самая младшая. Немецкие жители приносили капусту, картошку. Дали железную печку. Надежду посылали работать на завод, очищать какие-то железки. Немцы стали усыновлять русских детей, матери которых нередко попадали в те же семьи прислугой. Всех детей разобрали. Лишь Надежда не отдала дочку. Чуть что, Инга пряталась под кровать.

- Зря ты Ингу не отдаешь. Наши дети в новых платьях, их хорошо кормят, учат музыке.

- Пусть будет голодная, но со мной. Из-за дочери я сюда попала, не надо ей других родителей.

Попала Надежда к немецкой хозяйке. Чистила коровник, кормила скотину. Однажды поругалась с немкой. Спустя несколько дней всех русских стали увозить. Когда выводили Надежду с дочерью, хозяйка потянула Ингу к себе, но мать ударила немку, выхватила дочку и сама забросила в машину. Там ей раскрыли глаза:

- Ты дура, а немка умная. Она хоть и в обиде на тебя, а хотела спасти жизнь ребенку. Нас везут в концлагерь.

В концлагере всех одели в полосатые робы.

Надежду отвели в одну сторону, дочку в другую. Через незнакомую женщину мать передала дочери мытую картофелину в кожуре. Ничего вкуснее той картошки Инга Васильевна не припомнит!

…Узников вывели во двор, в котором стоял сладкий угарный дым. Большие стены и ворота. Целая куча волос. Люди шли и шли за большую дверь. Кто-то сказал: «Там печи!» Другой возразил: «Да нет. Нас там вымоют».

Четыре ряда людей. Оставался последний ряд. И тут дети побежали в большую дверь. Инга споткнулась и упала. Незнакомая женщина прижала ее к себе и отбежала в самый конец. Девочка открыла глаза. Надежда рядом, но не узнала родной дочери. То ли от шока, то ли девочка так изменилась. Потом мать прижала худенькую дочку к себе и взяла на руки.

- Здесь не душ, здесь нас сжигают! - кричали узники.

Оставалось полряда, чтобы попасть в страшную дверь. И в этот момент ворота лагеря протаранил наш танк.

Надежда не могла подняться с земли - нервы не выдержали. Танкист отвез их в санчасть - небольшую комнатку, где раненые лежали на полу. Мать стирала кровавые бинты и рубашки, мыла раненым ноги…

Вернулись в Жданов. Инга окончила школу, вышла замуж. Но никогда в жизни она не признавалась, что была в плену. В те годы это считалось позором. Когда дочка вступала в октябрята, мать строго-настрого запретила упоминать, что были в Германии. Словно и не покидали Жданов. Это единственный грех вранья у верующей Инги Биатовой…

Александр МИХАЙЛОВ

28

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию