24 Января 2017
$59.5
63.94
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

«Золотые зерна» Птицы Алконост

Увидела свет вторая книга сборника профессора Александры Гончаровой «Золотые зерна» с легендами, преданиями, сказками тверского края и народными рассказами о Великой Отечественной войне

Увидела свет вторая книга сборника профессора Александры Гончаровой «Золотые зерна» с легендами, преданиями, сказками тверского края и народными рассказами о Великой Отечественной войне

«Смотрю на календарь - и каждая дата возвращает меня к тому или иному событию. На дворе октябрь…

…13 октября 1941 года жители Калинина спешно покидали город. Бежала и я. Мне было 18 лет. Училась я на первом курсе педагогического института. Мы все побросали и бежали.

В эти дни происходила непрерывная бомбардировка города. Летали «мессершмитты». Печально-знаменитые «Ю» сбрасывали бомбы. Настроение было подавленное. Я еще ходила в институт, была старостой группы. Несмотря на то, что кругом шли бои, занятия продолжались. Да что там занятия! Мы больше работали в госпитале, в который была превращена 12-я школа. Работали санитарками. Разгружали раненых, когда их привозили, разносили по палатам, а потом ухаживали за ними. Стоны, крики. Надо было помочь, утешить. А потом бежали слушать лекции Вершинского, Ванцлова, Маликова. И снова в госпиталь.

Еще нас использовали как торфушек, но это было после освобождения Калинина. Было очень холодно. В шестой аудитории, на углу улиц Урицкого и Каляева, стояла такая огромная, до самого потолка, черная круглая печка-буржуйка. Она была в нашем распоряжении. Если добудем торф, привезем из-за Волги на саночках, то топим ее докрасна. А сами полураздетые и полуголодные. Всегда было необоримое чувство голода, всегда хотелось чего-нибудь откусить.

…Тогда моя сестра работала в органах. У нее было двое маленьких детей: девочка шести лет, мальчик 40-го года рождения, грудной. И вот она прибежала к нам заплаканная и стала просить маму отвезти детей в деревню. Потому что спасения нет. А деревня наша Борисково находилась по Старицкому шоссе в 25 верстах отсюда. Я их вечером 12 октября проводила, посадила на попутку. Сестра поехала их проводить до деревни, чтобы утром на попутной машине вернуться на работу.

Возвращаюсь домой по шоссе. Темно. Бомбы так и рвутся. Легла спать. А утром рано мой младший братик Володенька приходит в панике (он только что окончил 8 классов и пошел работать водопроводчиком на «Пролетарку», потому что нашей семье было очень трудно, все хотели учить меня. Володенька потом погиб на фронте под Могилевом во время Белорусской операции 1944 года), так вот он приходит и говорит отцу: «Пап, у нас все двери раскрыты, все документы валяются, и все с «Пролетарки» бегут куда попало».

У нас был старенький чемодан. Отец сложил в него кое-какие пожитки, говорит мне: «Связывай узел». - «А куда мы?» - «Куда-нибудь пойдем».

Мы жили на «Пролетарке», на улице Большевиков. Свернули с нее на Баррикадную: люди по ней идут потоком по направлению к Москве. Куда же еще идти? У нас одна защитница - столица нашей Родины. И вот пошли мы с чемоданом и двумя узлами. Вдруг выглянуло солнышко. Утро стало такое яркое. Морозило. Воздух прозрачный. Видно кругом далеко. Им (фашистам) это облегчило возможность бомбардировки. Они стали бомбить город и особенно жестоко нашу «Пролетарку» А мы свернули на Бурашевское шоссе. Народу - непрерывный поток. С узлами, чемоданами. Ребятишек везут на жалкеньких колясочках, несут на руках. Дети плачут. Старики спотыкаются, кто на костылях. И вдруг в воздухе такое завывание зловещее. И бух-ух на «Пролетарку». Угодили на хлопковый склад. И ужасный пожар возник. Смотрим мы на это зарево, а что делать - не знаем, идти-то все равно надо.

Так мы шли до самого вечера. Уже стало темнеть. Зашли по левую сторону в деревушку, называлась она Подосино, и попросились у молодой женщины на ночлег. «Располагайтесь на полу», - сказала она нам.

И вот я вышла на крыльцо. И вдруг вижу своими очами, как летят три бомбардировщика в сторону Калинина. И откуда ни возьмись три наших «ястребка» появились, такие легкие, стремительные. Один раз-з-з - и взял немецкий самолет на таран. Но тут же разлетелся вдрызг, а самолету ничего не сделалось, он поплыл на «Пролетарку» дальше. Таким же тараном пошел второй «ястребок», и тоже рассыпался. И вот третий пошел - и, можете себе представить, все-таки сбил немца! Самолет рухнул, но рухнул и наш «ястребок». Сердце зашлось. Вот так».

Вот так я закончила записывать рассказ Александры Васильевны Гончаровой, составительницы сборника «Золотые зерна», которая сама всю жизнь посвятила собиранию устных рассказов о Великой Отечественной войне, преданий, поверий, сказок, услышанных от жителей тверского края. Эту летопись народной памяти она объединила под обложками семи книг, среди них и двухтомные «Золотые зерна». Первые экземпляры второй книги этого сборника уже отпечатаны в типографии. На обложке - птица алконост. Почему?

- Образ этой птицы с человеческим лицом встречается в византийских, а чаще в русских легендах, - рассказывает профессор Гончарова, - ее называют райской птицей. Она приносит людям счастье, радость. Птица алконост имела обыкновение сносить яйца на берегу моря и погружать их в глубину вод, на морское дно. И пока из яиц не вылуплялись птенцы, для этого требовалось семь дней, море было тихое и спокойное, никаких кораблекрушений. Море хранило и птенцов, и людей. Поэтому алковист как хранительница мира изображена на обложке моей книги, значительное место в которой отдано рассказам людей, их воспоминаниям о суровых годах испытаний во время Великой Отечественной войны.

А сама Александра Васильевна - хранительница народного слова, мудрого, меткого, озорного и лукавого, искристого и с тягучими напевами, которое несметным богатством рассыпано по весям и проселкам родного края, только не ленись, собирай. Этой работе она и посвятила себя, отработав

50 лет и 4 месяца на одном месте, на одной кафедре - кафедре русской литературы вначале в Калининском педагогическом институте, затем Тверском государственном университете. Всю жизнь занималась и занимается фольклором, народным творчеством. Каждый год организовывала экспедиции, и они всегда удавались. Ходили по местам ожесточенных боев, сидели на завалинке с жителями деревень. Побывали в Ржевском, Бельском, Оленинском, Пеновском и других районах области. Эти материалы были высоко оценены ведущими специалистами-литературоведами страны и сейчас находятся на хранении, а часть зачислена на вечное хранение в Пушкинском доме в Петербурге - Институте русской литературы академии наук России.

- Я смолоду любила расспрашивать обо всем старичков, - вспоминает Александра Васильевна. - И меня любили старики-краеведы, со многими дружила, они оставляли мне свои записи. С 1946 года, с первого дня учебы в аспирантуре, ездила по районам области, собирала материалы для кандидатской диссертации. Труд получился большой, объемный. Тогда в памяти фронтовиков были свежи многочисленные детали, живо вспоминались эпизоды военных будней.

С той диссертации и началось теперь знаменитое путешествие Александры Гончаровой в страну народного эпоса. Выходила одна книга, а материалы оставались на другую, накапливались новые - ведь сокровищница народной памяти бездонна. А когда ушла на пенсию, вместо того чтобы отдыхать, профессор Гончарова с азартом молодости и мудростью большого ученого снова окунулась в работу.

- Наша кафедра, несмотря на то, что на дворе ХХI век, по-прежнему занимается в основном древнерусской литературой, литературой ХVII-ХIХ веков, которая до сих пор остается чрезвычайно актуальной. Мы с вами без тургеневско-чеховской красоты, без их глубочайшего проникновения в понимание жизни, ее существо, без их понимания человеческой природы никуда не денемся , - в этом Александра Васильевна убеждена твердо.

- Чехова я читаю постоянно, кажется, уже наизусть знаю. А здесь снова стала перечитывать повесть «Огни» и совершенно по-новому поразилась размышлениям молодого человека о разочаровании в жизни. Но это не верно, что кругом все никчемно, бессодержательно и ничего хорошего нет, это бред.

И это доказано самой подвижнической жизнью собирательницы и хранительницы тверского фольклора, ее талантом искать и находить россыпи огней народного творчества, видеть эти огни, восхищаться ими и светить самой. Этот свет она несла своим студентам, теперь несет своим читателям.

- Пение птицы алконост было так чудно, - продолжает Александра Васильевна, - что им заслушивались моряки всех проходящих мимо кораблей и забывали обо все на свете…

Так же задушевны и гончаровские книги. Только в отличие от пения птицы алконост, когда люди забывали обо всем на свете, эти страницы не дают забыть наше прошлое, нашу историю, целые пласты которой создавались по крупицам самим народом, пришли к новому поколению и останутся последующим.

Маргарита СИВАКОВА

54

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Игорь Руденя на съезде Единой России сделал акцент на программе развития Нечерноземья
В Москве состоялся XVI отчетно-выборный съезд партии «Единая Россия». Политический форум собрал более трех тысяч участников: членов партии из всех регионов страны, представителей министерств и ведомств, общественных организаций, журналистов.
23.01.201721:11
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию