13 Декабря 2017
$58.84
69.3
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

В этом мире погибнет чужое, а родное сожмется в кулак

Строки, вынесенные в заголовок, принадлежат поэту Юрию Кузнецову. А вспомнились они мне в разговоре с жительницей Нелидова Еленой Емельяновной Гайдар. Дальше вы поймете почему

Строки, вынесенные в заголовок, принадлежат поэту Юрию Кузнецову. А вспомнились они мне в разговоре с жительницей Нелидова Еленой Емельяновной Гайдар. Дальше вы поймете почему.

Каждый год Елена Емельяновна приезжает в Мостовую, заворачивает на местное кладбище, навещает два горьких пригорка с надгробьями, с которых на нее смотрят лица ее двух матерей - родной и приемной. Выполет сорную траву, посадит цветы, посидит то на одной, то на другой скамеечке, перекрестится, прошепчет: «Царствие вам небесное, родные мои...». И кажется ей, что оживают согретые этой простой и ласковой посмертной заботой дорогие лица и как бы произносят в ответ: «Спасибо тебе, доченька...». Долго-долго это длится в памяти Елены Емельяновны.

А себя она в двухлетнем возрасте не помнит. Ей просто рассказали, но так страшно и подробно, что она не только увидела, но и почувствовала, как бы пережила вновь…

Зима 1941 года. Деревня Козино. Лютуют и мороз, и незваные чужеземцы. Угон в Германию крестьянок. Лай овчарок, не менее «брехливые» слова: «Шнель! Форвертс!..». Отставшую Марию Харитоновну Селиверстову с двумя дочурками подгоняют прикладами. Она спотыкается, падает, умоляет: «Пан... младшенькой всего два годика... ей не поспеть». Берет крохотульку Леночку на руки; фашистский зверь вырывает ее из этих рук и швыряет в сугроб! «Что ты, сволочь, творишь! - кричит Мария Харитоновна. - Доченька моя! Люди!..».

Но Леночку спасли добрые люди. Услышала слабый, уже замирающий детский крик из сугроба крестьянка Наталья Егоренкова, самая уважаемая женщина в округе, мать тринадцати детей. Вытащила, закутала полами шубейки, прижала к телу и - скорее в сени, оттирать-оживлять. Удалось, слава тебе, Господи!

Стала Леночка четырнадцатым малышом в этой не такой уж просторной согретой дыханием заботы хате. А потом опять дошло до тринадцати. Полицай Иван Семенов до смерти забил одного из четырнадцати - Феденьку - за то, что тот украл сноп овса. Плакала-плакала по нем мама, похоронила, за могилкой ухаживала, а вскоре еще четверых приемышей-сироток пригрела - такое вот широкое и чуткое сердце.

Усаживала за стол семнадцать «человеческих птенцов». И ведь было чем накормить, хотя и скудновато, конечно... Всей деревней помогали кто чем - кто куском хлеба, кто одежонкой из обносок, из дерюги... Мужик-кормилец кочедыком орудовал, лапотки плел, всех обул... А когда подоспело времечко, Леночка в этих самых лапотках зашлепала в местную школу, да не с портфелем, а с сумкой, с той самой, из какой давали лошадям овес.

Тетя Наташа рассказала повзрослевшей Леночке, как разлучили ее фашистские изверги с настоящими мамочкой и сестрой. Только девочка все равно тетю Наташу мамулькой, мамусей кликала: привыкла, прижилась, пригрелась...

А в 1947 году учительница Нина Лукьяновна говорит: «Ребятки! Пойдем всем классом на станцию, беженцев из Германии встречать».

«Чих-пых!» - дышит подошедший паровоз, окутавший паром не только себя, но и вагоны. Открывается дверь одного, выходит маленькая худенькая женщина...

И неизвестно что в сердце Леночки толкнулось, рванулась она к ней с криком: «Ой, мамуленька, мамочка моя родненькая!» A ведь в лицо не знала, не помнила! И та руками всплеснула, слезами залилась: «Леночка! Дочурка! Ты жива! Господи!.. Есть Бог на свете!».

Дали в колхозе приехавшим из немецкого плена Марии Харитоновне со старшенькой дочерью Шурой на первых порах баньку, помогли обжиться-осмотреться. И стала ходить Леночка на два дома - от одной матери ко второй.

И обе матери помогали ей дальше идти по непростой жизни. После местной четырехлетки - семилетка в Мостовой, затем - два года учебы в Татевской средней (вот где натерпелась: пятнадцать километров туда, пятнадцать оттуда); от голода живот сводило, да вот школьная техничка сжалилась: «Поможешь мне за мужем-туберкулезником ухаживать - буду тебя раз в день кормить». Помогла. Позвал двоюродный брат Гриша (он в Ржеве электромонтером устроился): «Подавайся, Лен, ко мне, здесь среднее образование получишь».

Получила. А дальше-то куда? Но судьба и тут улыбнулась бедняжке. Позвал еще один двоюродный брат - этот уже из Сухуми: «Леночка, приезжай: жена родила, а понянчить ребеночка некому». Поехала. В общем холодном вагоне свернулась на полке калачиком под худым пальтишком. Очнулась от чьего-то участливого голоса: «Что дрожишь, девочка? Давай я тебя шинелькой укрою». Познакомились-разговорились. Солдатик-ракетчик Витя Гайдар ехал домой в Белореченск на побывку. Обменялись адресами. Он вышел на одной станции, она - на другой. Вот, казалось бы, и все. Нет! Приехал Витя Гайдар после армии свою любимую искать. И ведь нашел, и в Красноярск позвал, где учился в машиностроительном институте. Ехали туда уже мужем и женой семь дней - вот какая долгая дорога! А продолжением ее была то ясная, то непогожая судьба... Сначала вроде бы у молодых все путем складывалось: Витя прорабом на заводе «Сибтяжмаш» устроился, Лена на фармацевта училась (сбылась заветная мечта!).

К его родителям в Апшерон Краснодарского края подались, там тоже по специальностям работа нашлась. Еще крепче на ноги встали - строительством дома занялись, и вырос он, красавец, с коньком на крыше - загляденье! И надо было подумывать о том, чтобы в нем зазвучали детские голоса... Виктор стоял у двери роддома с цветами в руках, но выпали эти цветы от страшной вести: неживая двойня у Леночки родилась... И врачи приговор недобрый вынесли: заводить новых детей опасно.

Виктор сидел рядом с померкшей женой, утешал как мог. И услышал от нее: «Знаешь, Витя, здесь от одного ребеночка мать отказалась, мне его принесли покормить... Так я его больше не отдам никому-никому. Ты не против?».

Кстати, надо было узнать, кто настоящая мать Сереженьки. Оказалось, что и родной отец жив-здоров. Семья баптистов. Завели кучу детей, а прокормить всех - не потянули. Виктор и Лена навестили этих бедолаг, конфетами их малышей угостили. И стали бегать в гости к живущему на стороне Сереже его братишки Димка и Олег. Виктор и Лена смотрели на это сквозь пальцы, и у них уже мелькнуло в голове: «А что если и этих под свое крыло?». Но потом, со временем, поняли: нет, не потянуть... Как на беду, заболел Сережа. А Виктору пришел вызов из Чукотки, города Певека, на новое место работы...

Устроились и там. А с северной надбавки «отстегивали» настоящим родителям Сережи, помогали им как друзьям, как людям, попавшим в беду. Но беда подкралась и к самим. У Сережи в армии случилось ЧП, его буквально пришлось вырывать из лап смерти. Эти поездки по госпиталям! Это постоянное хождение по мукам! Резюме врачей: «Парня немедленно надо вывозить на материк, менять климат, иначе...». Сердце у Виктора и Елены содрогнулось от этого «иначе»! И не допустили они его. Недоработав положенных северных пятнадцати лет, приехали в Нелидово, купили здесь дом. Виктор устроился работать в ДОКе, а Елена уже была пенсионеркой. Надеялись хорошо здесь обжиться-укрепиться: вон какие богатые с Севера приехали, шутили: «Не то что дом, улицу можем купить!». Но в стране в начале девяностых все пошло наперекос, и «сгорели» в банке их честно заработанные деньги.

Судьба все чаще стала «хмурить брови». Умирает Виктор. Уходят из жизни одна за другой две матери Елены Емельяновны. Всю любовь она перенесла на Сергея, и ее сын обрел второе дыхание, встал окончательно на ноги. Шофером работать устроился, а сейчас и свое дело мечтает открыть.

Многое он перенял от мамы, и самое главное - ее милосердие!

Приходит однажды с таким разговором: «Мам! У женщины беда случилась. Муж сгорел, ее, я считаю, несправедливо осудили. Славка и Тишка сиротами остались... Не хочу, чтобы они прозябали в приюте, хочу оформить над ними опекунство». Елена Емельяновна благословила. А вскоре «где надо» разобрались и вправду ту самую женщину на свободу выпустили. Она приезжает, а у ее детей уже есть новый отец. Благодарности ее не было конца, верной женой ему стала!

Вот, пожалуй, и вся история, рассказанная мне Еленой Емельяновной Гайдар. Наш с ней разговор мы заканчиваем в ее просторном и уютном доме. «Двери мои для всех открыты, - говорит она, - вот порой заглядывают ребятишки из школы-интерната, просто беспризорные. Они всегда у меня могут рассчитывать на миску супа... А Сережины приемыши - мои самые желанные гости. Вот смотрите, какой рисунок Слава мне подарил, сам нарисовал. Может, и художником станет. Летом ягоды и грибы собирал, на велосипед себе заработал. И Тиша тоже увлеченным пареньком растет. Верится, станут они прекрасными людьми.

«Да! - подумалось мне, - добрая яблоня не родит плохих яблок».

Валентин ШТУБОВ

489

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя вручил награды жителям Тверской области
Спортсмены и учителя, краеведы и журналисты, художники и работники. Сегодня, в День Конституции Российской Федерации, в Правительстве Тверской области чествовали тех, благодаря кому Верхневолжье развивается по всем направлениям. Федеральные и региональные награды получили 33 наших земляка.
12.12.201720:34
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость