18 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Политика 01.06.2010

Второй виток многопартийности

Можно только удивляться тому, что минувшие девять лет, преобразившие страну в целом, суть и смысл российской многопартийной системы практически не изменили

Отмечая совсем недавно очередную годовщину российской Конституции, мало кто вспомнил о том, что ее принятие девять лет назад фактически совпало с пуском в эксплуатацию современной политической системы – не только недостроенной (таковой она остается и поныне), но и толком неспроектированной.

Тогда у нас практически не было выбора. Попытки модернизировать старую советскую систему, приспособив ее к реалиям эпохи вхождения (или, правильнее, проваливания) в элементарно дикий рынок методом отпуска цен и полубандитской приватизации, обернулись кровавой драмой октября 93-го года. Чтобы спешно выйти из этой опасной ситуации, пришлось срочно и примерно теми же методами запускать многопартийную систему, представлявшую на тот момент пестрый конгломерат политических клубов, действовавших главным образом в столицах и не имевших ни структур, ни тем более социальной базы. Для неискушенной российской публики эти клубы отличались друг от друга только названиями – не только мало что говорящими, но порой и просто вводящими в заблуждение. Поэтому первые выборы по партийным спискам и принесли тот шокирующий результат, который заставил одного видного публициста бросить знаменитую фразу об «одуревшей» России.

Впрочем, это довольно спорный вопрос: кто более одурел в тот исторический момент – российский избиратель, воспринявший выборы как своего рода тотализатор на бегах, где все лошадки для него были темными, а выигрыш, как и проигрыш, выглядел вполне виртуально, или запустившие его политические букмекеры, почему-то уверенные в том, что получат желательный для них результат.

Можно только удивляться тому, что минувшие девять лет, преобразившие страну в целом, суть и смысл российской многопартийной системы практически не изменили. Правда, большая часть лошадок из первого и второго забегов давно сошли с круга, но пришедшие им на смену остаются для большинства избирателей такими же темными.

И в этих условиях реформаторы второй волны предпринимают решительный штурм политического сознания россиян, почти силовым методом вводя многопартийную систему туда, где к ней до сих пор относятся где с насмешливой, а где и со злой недоверчивостью. Именно так можно охарактеризовать новые правила политической игры в провинции, которая теперь вынуждена будет и свои представительные органы, и глав муниципальных образований избирать, ориентируясь на их партийную принадлежность. Предсказать, что из этого может получиться, пока решаются немногие: очень уж загадочно-многоликой видится из столиц политическая физиономия российской глубинки. Одно можно сказать с уверенностью: партии, реально дошедшие до низов и пропитавшиеся их духом, неизбежно будут преобразованы в нечто совсем непохожее на нынешние тусовки. И вся наша политическая система таким образом будет еще раз основательно перетряхнута. Так что вожделеющим политической стабильности ради привлечения долгожданных западных инвестиций придется-таки еще потерпеть.

Первый опыт региональных выборов по новым правилам, преподнесенный на днях Санкт-Петербургом, обозначил трудность предстоящего всем процесса. Только 18 из 50 избранных депутатов городского Законодательного собрания представляют политические партии, остальные заявляют себя «независимыми», то есть входящими в местные, не афиширующие себя группировки, не входящие в политическую вертикаль. Уж если весьма продвинутая в политическом отношении северная столица обозначила столь высокий уровень недоверия к общефедеральным партиям, что уж говорить о таком традиционно антипартийном и антимосковском регионе, как наш.

Недавние выборы в Тверскую городскую думу убедительно показали, что ни одна из федеральных партий на сегодняшний день просто не в состоянии адекватно вписаться в достаточно сложную политическую ситуацию в областной столице. Ничего удивительного в этом нет. Избирателю партии предъявляют только идеологические клише, реальная же их связь с интересами крупных финансово-промышленных групп не только скрывается, но и принципиально не усматривается регионами, интересы которых порой мало связаны с этими группами. А федеральных партий, способных реально учитывать достаточно сложную систему региональных интересов, вовсе не существует. Вот и получается, что в споре городской администрации с областной властью, за которым стоят внутренние противоречия между экономически достаточными и недостаточными муниципальными образованиями, представители федеральных партий участвовать просто не могут.

Партийные идеологии во все времена и во всех странах лишь оформляли коренные различия интересов разных социальных групп. В современной России ситуация несколько более сложная. У нас к идеологии принято относиться слишком серьезно – и люди, принадлежащие к одной социальной группе и имеющие соответственно близкие друг другу интересы, могут расходиться идеологически самым решительным образом. Особенно это относится к людям так называемых интеллигентных профессий, которые и составляют основную массу активистов политических и общественных организаций. Однако идеологические увлечения от материальных интересов отличаются прежде всего своей способностью меняться в зависимости от очередной политической моды – вот и бродят наши активисты от партии к партии, называя себя то левыми патриотами, то правыми либералами, то центристами-государственниками. Но соотнести эти вполне умозрительные идеологии с насущными проблемами реальной жизни в своем регионе, городе, поселке даже теоретически весьма непросто. Потому и вступают они в постоянное противоречие друг с другом, если и не приводя к шизофреническому «плюрализму» в одной и той же голове, то во всяком случае и не создавая никакой опоры для создания политико-экономической стабильности в пределах малой родины.

На что же приходится рассчитывать в новых, столь радикально меняющихся условиях региональной политической жизни? Нам, очевидно, предстоит стать свидетелями либо участниками процесса подстраивания региональных центров политического влияния к системе федеральных партий. В его ходе неминуемо преобразуются как нынешние партии, так и правила игры на местных политических полях. Так, например, могут возникнуть, условно говоря, партии муниципалов-дотационников, муниципалов-доноров, крупных городов, малых городов и т.п. Наверное, это лучше, чем партии Газпрома, РАО «ЕЭС» или партия «силовиков». Но простой, ясной и быстрой такая перестройка быть не сможет. Местные элиты будут вынуждены выработать более ясные правила политической игры, но и этот процесс не может быть быстрым, поскольку чемпионам по бегу в мешках надо будет учиться побеждать в нормальном беге. Так что эпоха великих потрясений очередной раз достает нашу глубинку. С чем выйдем из нее – зависит от мудрости федеральной и региональной власти. А еще более – от нас самих.

Сергей ГЛУШКОВ

19

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость