21 Июля 2017
$59.08
68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Герои моего романа

У меня есть любимые мужчины. Должна признаться, их много. Брюнеты и блондины, седые и даже лысые. Они меня никогда не разочаровывали и не давали повода подумать, что все мужчины одинаковые

У меня есть любимые мужчины. Должна признаться, их много. Брюнеты и блондины, седые и даже лысые. Они меня никогда не разочаровывали и не давали повода подумать, что все мужчины одинаковые.

Чтобы окончательно разоблачить себя, скажу, что любимых женщин тоже предостаточно. Они все красивые. Ну просто собрание милых улыбок и умных головок, что притягивает меня к ним, как магнитом.

«Одной звезды я повторяю имя» – слышен мне голос боцмана с яхты «Апостол Андрей» Володи Киреева. У него в руках видавшая виды гитара. Мы сидим за длинным дощатым столом в покосившемся домике столетней Щербининской школы, где Володе хочется устроить спортивную базу для ребятишек. Единственное, что здесь роскошное, это камин, который он выложил своими руками, и его замечательные рассказы о начавшемся кругосветном плавании «Апостола», где остались наши друзья – Коля Литау и его команда. Потом с дальних Соломоновых островов другой Киреев – Саша привезет мне причудливую раковину – подарок Тихого океана, какой, я думаю, нет ни у кого в Твери. А потом мы встретимся в совсем незапланированном месте в незапланированное время, какое бы лучше век не наступало – на похоронах Володи Ершова, лучшего на всем белом свете координатора кругосветных путешествий и человеческих отношений. И я буду вместо интервью вырывать из себя слова некролога, совершенно не веря, что завтра не позвонит Владимир Александрович и не ошарашит какой-нибудь новой идеей…

После репортажей о 9-балльных штормах мне предстоит трястись в «уазике» по кесовогорским проселкам. Александр Алексеевич Евсеев, тогда глава района, держа голову чуть набок, будет рассказывать о клеверах, которые здесь богаче, чем где-либо в области. В Никольском сельсовете нас встретит Наденька Назарова, певунья и хлопотунья, а в работе – прямо юная леди Тэтчер. Это будет моя первая командировка в Кесову Гору: тогда наша редакция задумала собрать материалы на книжку «Глубинка». Почему мне там сразу стало так легко и хорошо, будто приехала к родным? Загадка, которую я не хочу разгадывать.

Любила я ездить и в Зубцовский район, к Валентине Павловне Белоноговой, когда она была председателем райисполкома. Первое наше свидание чуть было не сорвалось. Договорились ехать в колхоз, а она мне: «Нет машины! Отдала. Пришел директор музея, говорит, нашел на дальних болотах черную ольху, очень надо за ней съездить, пока земля не оттаяла: это такая редкость, а для музея – находка. Не устояла. Послала с ним шофера». Господи, как бы наши души светлели, если бы в них побольше такой неустойчивости жило!

Нет, тогда я об этом случае не написала. Но если бы вы знали, как добрые слова хотят появиться на свет! Вначале они, как нераскрывшиеся почки, зреют где-то внутри меня, бьются, как дитя, просятся хоть на клочок бумаги. Вот он исписан вкривь и вкось, до строчек в газете еще далеко. Я, как всегда, досадую на себя, что медленно работаю, и все равно продолжаю медлить, потому что слова мои еще в пути, я считываю мысли людей, с которыми была рядом. Теперь наши мысли надо собрать вместе, чтобы они задышали. Боже, как мне справиться с этим?

Мне очень трудно было готовить материалы о семипалатинцах. Не ошибиться. Не уронить до уровня обыденности трагедию, которую каждому из них пришлось пережить в отдельности, пройдя сквозь взорвавшийся ад. Владимир Иванович Егоршин дозиметристом шагнул в самое пекло замерять уровень радиации. Это было и в августе 1949-го, когда обрушился первый атомный взрыв, и в сентябре 1954-го, когда взрывали водородную бомбу. «Черная кость», техник Алексей Зиновьевич Петраченков смывал смертельно опасную пыль с крыльев самолетов, летавших на разведку прямо в ядерный «гриб». Антонина Алексеевна Сябаева работала на подземном заводе прямо у стен полигона. Как здоровье, родные мои? Давно не виделись. А вот смотреть в глаза добрейшему Всеволоду Михайловичу Густману, участнику подводных атомных испытаний у архипелага Новая Земля, автору проекта вызволения «Курска» из вод Баренцова моря, и, конечно, моему герою, слава Богу, удается почаще. И, надеюсь, мы этой привычке не изменим.

Однажды в кабинет вошел Анатолий Николаевич Головкин, бывший в то время заместителем по социальным вопросам у Владимира Антоновича Суслова, и представил спутника: «Вот глава из Бежецкого района – Владимир Игнатьевич Платов. Он готов помочь разместить у себя беженцев». Как я обрадовалась! По всей области скиталась молодая мама, да девчонка почти, из Таджикистана с малыми детьми, и нигде им было угла не найти. Попросила Головкина посодействовать. А Платову мне неловко было тогда в глаза смотреть: его письма подолгу «мариновались» в редакции, порой и вовсе списывались в архив, а присылал он много. Полагал, что все проблемы можно через газету разрешить. Размечтался!

Ни одно доброе дело без приключений не делается, говорил мне не раз светлейшей души человек отец Николай из Казанской церкви во Власьеве (и про него далось мне волей Божией написать хоть несколько строк). Поэтому и у моих героев приключений не счесть. Сколько их у Евгения Александровича Воротникова! Трудно ему сейчас. Засесть бы нам за продолжение романа о нескончаемых стройках. Да вот откладывает он это свидание: навалились на него неверные подруги совсем из другой области чувств – то реструктуризация, то реорганизация. Но какие наши годы!

Кстати, о годах. Я уже совсем большая, чаще слышу Маргарита Михайловна, и только два человека в Твери называют меня Ритуля. И обоих я люблю. Это тот самый Воротников и еще Ириша Евстигнеева. До чего же она неутомимый и самоотверженный человек! Это она первая в Твери загорелась идеей создать в городе хоспис, из своей докторской зарплаты оплачивала сбор проектной документации. И какая беда, что ничего из этого не вышло. Нет, вышло: я на всю жизнь обрела – нет, уже не героя публикаций, а уверенность, что есть в нашем городе человек, который в любую минуту примчится на помощь.

Вообще-то здесь у меня вышли нелады с арифметикой. Потому что я окружена целой армией своих героев – очень пухлый и в то же время сжатый до тончайшей искренности получился у нас роман. Великие центробежные силы движут нами.

На день рождения подарили мне замечательно-толстую записную книжку. Я очень рада: в старых уже не хватает строчек для записей. В новую в первую очередь перенесу имена тех, чьи телефоны давно помню наизусть. На букву «А» начну с Абдуллаева Сардара Сумеймановича, на «С» – с Салтыковой Зинаиды Прокопьевны и Смирновой Любови Евгеньевны, и так по алфавиту. А ведь всё когда-то начиналось с первых строчек, с первой публикации. А потом сюжеты раскручивала сама жизнь. Я чувствую, как у моего плеча стоят даже те, кто ушел. Витя Сычев, поэт и художник из Бологого (царство ему небесное), писал:

…Летят листки календаря,
Твердя:
– Не могут жить отдельно
Ни точка «Ты»,
Ни точка «Я».
И в этой маленькой Вселенной
Недостает одной черты:
Прямой –
простой и совершенной –
От точки «Я» до точки «Ты»…

Как хочется, чтобы эти точки хоть когда-нибудь, но соединялись. До свидания, до соединения. Надеюсь, что оно состоится.

Ваша Маргарита СИВАКОВА

39

Возврат к списку

ТГМУ дал старт новому студенческому движению
Эти молодые люди учатся не только лечить людей, но и спасать их в условиях чрезвычайных ситуаций и техногенных катастроф. Инициатором общероссийского движения спасателей среди медицинских вузов выступил Тверской государственный медицинский университет.
19.07.201719:42
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость