11 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Собачка по имени Стаффка

Эта история началась месяц назад самым неожиданным образом. Однажды вечером мне позвонил хороший знакомый и попросил приютить, как он сказал, бездомную собачку

Эта история началась месяц назад самым неожиданным образом. Однажды вечером мне позвонил хороший знакомый и попросил приютить, как он сказал, бездомную собачку.

– Понимаешь, я сейчас работаю в Москве на строительстве коттеджей в одном из тех поселков, где живут «чисто новые русские». Вернее, будут жить, когда работяги из провинции, типа нас, возведут для них хоромы. В одном из домов, построенных ранее, жил ее хозяин. Улетел и бросил. Если бы не морозы, то и проблем не было бы. Но она гладкошерстная – мерзнет, а в бытовку ее один наш каменщик не пускает. Или, говорит, она, или я. Вот и пришлось мне ее в Тверь к себе увезти. Но у меня, сам знаешь, два пса уже есть. Жена как третью собаку увидела… Так я через полчасика ее к тебе привезу, ладно? – и повесил трубку. Я даже не успел спросить, какой она породы.

Ну хорошо, думаю, пусть будет собачка. Только я успел в коридоре постелить для нее старое одеяло, как раздался звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся Николай, и возле его ног – улыбающаяся собачка. Я опешил. Небольшая, плотно сбитая, она внимательно смотрела на меня немигающим взглядом, чуть наклонив голову, и, как мне показалось, улыбалась той самой улыбкой, какой тиранозавры из фильма Спилберга «Парк Юрского периода» улыбались своим жертвам, прежде чем съесть их заживо. Перед мной стояла псина, которая не нуждалась в особых рекомендациях – это был питбультерьер.

– Нет, это не пит, это стаффордширский терьер, что, впрочем, почти одно и то же. Но должен заметить, что меня она не съела – с этими словами Николай, выглядевший в моих глазах этаким укротителем крокодилов, поднял собаку и положил себе на шею на манер воротника, потом разжал ее пасть рукою и продемонстрировал два ряда великолепных белых собачьих зубов, будто она всю жизнь пользовалась пастой «бленд-а-мед». «Тиранозавриха» стерпела и эту процедуру.

– Бойцовских собак выбраковывали, если они проявляли агрессию к человеку, – изрек он на прощание, – так что ты ее не бойся. А недели через две, как командировка закончится, я ее у тебя заберу. Как зовут ее – не знаю, но откликается на Стаффку…

Из комнаты в коридор вышел мой любимец – неугомонный кот-альбинос Принц. Он воинственно выгнул спину и зашипел, обнаружив в своих владениях незнакомку. Однако та как ни в чем не бывало двинулась обследовать свое новое жилище. Стоило ей только повернуться к коту боком, как он вцепился ей в заднюю лапу, но, поняв, что добыча явно «не его размерчика», бросился наутек. Квартира наполнилась собачьим лаем, кошачьим шипением и моими совершенно бесполезными криками «фу» и «нельзя» в самых различных комбинациях. Изловчившись, каким-то чудом мне первым удалось изловить обезумевшего кота и запереть его на кухне. Для установления «дипломатических» отношений с новой постоялицей я достал из кастрюли с борщом большую свиную кость и положил ее в коридор на коврик. Псина – ее высота, пожалуй, не превышала полуметра, – что называется, «с чувством собственного достоинства» взяла подношение и смело направилась в комнату. Ради установившегося перемирия я готов был позволить ей любые вольности. Она, видимо, это отлично поняла и, по-хозяйски расположившись на моем диване, с аппетитом принялась грызть добычу. Минут через десять под натиском ее мощных челюстей от огромного мосла остались только мелкие осколки, упавшие на пол, а псина уже стояла у дверей, показывая всем своим видом, что настало время гулять. Я знал ее менее получаса, но уже ненавидел, как самого заклятого врага: не успели эти ходячие челюсти появиться в моем доме, как превратили великолепного белоснежного Принца в какое-то жалкое обслюнявленное существо, а меня – в сопровождающего их собачье величество. Ну уж нет! Так продолжаться не может. Если ты, подружка, не вернешься с прогулки, я возражать не буду. Размышляя так, я отпустил на улице собаку с поводка и потихоньку начал удаляться от нее. Но плутовка каким-то непостижимым образом разгадала мой коварный замысел и, роясь по ходу движения в ближайшей помойке или азартно играя с бездомными собаками, внимательно следила за мной. Как только я отходил слишком далеко, она бросала свои занятия и очертя голову летела назад. Мы отошли от дома квартала на три, когда мне удалось, улучив момент, спрятаться от нее в ближайшем магазинчике. Поняв, что осталась одна, Стаффка заскулила, поводила носом, потом сунула его в землю и скрылась с глаз долой. Получилось! Окольными путями я летел к дому на крыльях. Кота помыть, старое одеяло выкинуть, чтобы ничто не напоминало о кошмаре. И если уж заводить собаку, то благороднейшую, интеллигентную немецкую овчарку со щенячьего возраста, а не взрослую годовалую зверюгу с неизвестным воспитанием. Но, как только я оказался у своего подъезда, понял, что планам этим не суждено сбыться: у двери сидела дрожащая от холода Стаффка, а чуть поодаль стояло человек пять-шесть соседей. Они возбужденно обсуждали план проникновения в подъезд, но никто не осмеливался приблизиться к заветной двери. Мое появление было встречено бурей собачьего восторга. Стаффка, подпрыгивая метра на полтора, словно резиновый мячик, пыталась лизнуть меня в лицо, а в ее взгляде было только одно – обожание, чего не скажешь о соседях. Они обрушили свой праведный гнев на меня.

Уже через три дня Стаффка совершенно точно знала, что может спать на диване – бороться с этим было бесполезно, что нельзя обижать кота, грызть мои тапки и натягивать во время прогулок поводок. Но последнее правило как-то неделю спустя было нарушено. Поздним вечером мы прогуливались со Стаффкой по одной из темных в это время тверских улиц, когда она, рванув куда-то вперед, потащила за собой и меня. Пробежав метров 15–20, она встала у открытого канализационного люка, находившегося прямо на пешеходном тротуаре, села и начала лаять. Из глубины донесся чей-то голос. Я до половины опустил в колодец длинный собачий поводок, взял ее за ошейник, и вместе мы легко вытащили на поверхность «невольника» Леху – мужичка лет пятидесяти, который, как выяснилось, возвращаясь под хмельком из гостей, угодил в открытый люк. Поняв, что самостоятельно не сможет из него выбраться, уснул в надежде, что утром его кто-нибудь да спасет. В качестве расплаты за помощь он протянул было полбутылки водки, запасливо прихваченной им с банкетного стола, но узнав, что благодарить нужно не меня, а собаку, достал из другого кармана палку копченой колбасы. Природу ее происхождения я уточнять не стал.

Через две недели из командировки вернулся Николай и пришел за собакой. Стаффка вне себя от радости прыгала вокруг него, лизала руки, лицо.

– Отъелась ты тут, в гостях, – по привычке укладывая ее на шею, сказал приятель, – пора и честь знать.

Я не берусь опровергать учение дедушки Павлова и утверждать, что собаки способны понимать связную человеческую речь, но при этих словах Стаффка вдруг зарычала, соскочила с его шеи и улеглась у моих ног…

Валерий АНДРЕЕВ

121

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию