22 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Пришлось вызвать огонь на себя...

Папа час­то вспоми­нал войну, и рассказы его были страшны. Например, как форсировали реки, как было больно и холодно, как лились потоки кро­ви. Я, помню, еще спросила, что значит «форсировать», и ужаснулась от объяснения

Папа час­то вспоми­нал войну, и рассказы его были страшны. Например, как форсировали реки, как было больно и холодно, как лились потоки кро­ви. Я, помню, еще спросила, что значит «форсировать», и ужаснулась от объяснения. А картина Германии перед самой победой? Все рушится, горит. Плач, стенания, бессчетное множество смертей... «Отчаяние охватывало дикое, - говорил отец, - так было больно, и хотелось кричать людям, падающим замертво, что победа - вот она, близко, не уходите, еще немного... Но никто не слышал».

* * *

Владимир Васильевич БЫНЕВ, мой папа, прошел все испытания войны: в августе 1941-го на юго-западном фронте был контужен, а уже в сентябре того же года тяже­ло ранен в голову В 1943-м на Центральном фронте получил еще одно серьезное ра­нение - в правую ногу.

А попал на фронт в звании капитана - перед началом войны был помощником начальника штаба гаубичного артил­лерийского полка 280-й стрелковой дивизии, который находился в городе Бердичеве. Потом полк вместе с дивизией был направлен на учения в сторону государственной границы. Очень скоро отцу суждено было его возглавить. Вот что он рассказывал...

- Два дня находились мы в походе. Началась война. Прямо с ходу при­шлось вступить в бой с фашистами. Противник превосхо­дил нас и в живой силе, и особенно в технике. В воздухе постоянно «висели» его самолеты, наши позиции обстрелива­лись тяжелыми и лег­кими минометами.

Вот враг выстраи­вается цепью. В его боевых порядках солдаты с ручными пулеметами, а по бокам от пулеметчиков - солдаты, несущие диски с патронами и поливающие нас ог­нем из автоматов. Сплошной, неумолкающий треск. Мы стойко сопротивлялись, били фашистов всеми силами. Рыли стрелковые окопы, задерживали врага. Помнится, свои атаки противник начи­нал часов в семь утра и продолжал их до 18-19 часов. Мы отходили, цеплялись за мало-мальски выгодные рубежи и снова били наступающего врага. А позади оставались горевшие села и деревни, в которых куражилась и злобствовала пьяная гитлеровс­кая солдатня. Мы вынужде­ны были отходить с боями до самого Днепра. А кругом стлался дым военных пожа­рищ, рвались бомбы и сна­ряды.

Когда наш полк подошел к Днепру, у нас оставалось всего лишь семь орудий, при каждом их которых - по три-четыре человека орудийного расчета. Уцелел и хозяйствен­ный взвод. Обстановка сло­жилась так, что мне при­шлось взять командование на себя.

Поселок Ржищево, где мы остановились, находился в 70 километрах от Киева. Здесь сходилось от трех до пяти дорог. Огневые позиции мы перенесли на левый берег реки, а наблюдательный пункт оставили на правом. Здесь же был оборудован и наблюдательный пункт ко­мандира стрелкового полка. Отсюда, с правого берега, лучше просматривались бое­вые порядки противника, лучше можно было управлять огнем наших пушек. Немедленно проложили телефонную связь…

Вот здесь-то и предстояло нам остановить очередное наступление гитлеровских войск, не дать им переправиться через Днепр. Наши орудия пристрели­вались, а стрелковые батальоны окапыва­лись для жесткой обо­роны. Через несколько дней земля окрест и вода в Днепре содрогнулись от взрывов снарядов и мин, ружейных и пуле­метных залпов. Противник рота за ротой пошел в психическую ата­ку. Немцы запрудили все дороги.

Наш полк обстрели­вал их осколочными снарядами, а пехота по­ливала противника ружейным и пулеметным огнем, не допуская к Днепру. Но наши силы таяли, а фашисты подбрасы­вали все новые и новые подкрепления.

Так прошло не­сколько дней. Однажды утром вражеский снаряд разорвался прямо на командном пунк­те стрелкового полка. Командир и все офицеры, находившиеся с ним, погибли. Случайно уцелел только на­чальник штаба. Наша пехота дрогнула и помаленьку начала отходить к берегу. Сюда же начали просачивать­ся и немцы. Вот тут-то мне и пришлось вызвать огонь не только по переднему краю противника, но буквально и на себя.

Противник с большими потерями был отбит. В этот день он трижды пытался пробиться к Днепру, но так и не смог сделать этого. Мы выстояли.

* * *

Это история лишь одного боя, восстановленная мной по воспоминаниям наших с папой бесед, его письмам с фронта, материалам районной газеты, которая писала о нем и где он сам выступал не один раз. А сколько было та­ких суровых, но незабываемых военных походов! О них говорят награды (ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и др.) и навсегда подорванное здоро­вье, которое он и в мирное-то время потом не берег, жил в постоянных трудах.

В 1946 году мы всей семьей приехали на малую родину отца, в Лихославль, где он сразу устроился на работу в школу мастеров-строителей сельского хозяйства. В то время при участии преподавателя Вла­димира Васильевича Бынева были построены два деревянных дома на ул. Пролетарс­кой (двухэтажный и одно­этажный) для членов коллек­тива. Строили коровники...

В начале 50-х переходит в школу механизации, где был и механиком, и мастером, и преподавателем. Попутно закончил техникум сельского хозяйства. В общем, всегда находился в окружении молодежи. Вместе с группой учащихся ездил осваивать целинные земли в Казахстан. Проводил с ребятами беседы о боевых сражениях, о настоящих друзьях, воспитывал мужество, трудолюбие, целеустремленность. И они как и мы, дети, отвечали ему любовью и уважением.

Время было тяжелое, го­лодное. Никогда не забуду, как я девчонкой продавала хлеб на «хитром» рынке (он находился напротив железно­дорожного моста). Мама порежет его на дольки так тонко, что светятся, а каждая - 10 рублей. И все так жили.

Папа к тому же был большим оптимистом, энергичным и неунывающим челове­ком. Какие замечательные концерты и экскурсии проводились в учебном заведении под его руководством! (Несколько лет возглавлял здесь профсоюзную организацию). И таким активным он оставался всегда, до самого последнего дня. Даже когда вышел на пенсию, не расстался с молодежью. устроился вахтером в родном училище.

* * *

Да, судьба сохранила нам отца, не дала погибнуть в мясорубке горячих лет - не однажды чудесным образом оставался жив. Даже когда со­всем рядом товарищ падал от пули Но война не отпустила, а перед смертью так и вообще жестоко взялась за него. Сколько раз кричал во сне или в бреду «Огонь!»- жестоко...

А еще папа очень любил военные песни. Все время просил нас с мамой спеть «В землянке» и «Жди меня». И мы, конечно, пели: «Жди меня, и я вернусь…»

Сталина СМИРНОВА, учитель вечерней школы

16

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию