27 Июня 2017
$59
66.08
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Народный Ефимов

Помните режиссера самодеятельного театра в фильме «Берегись автомобиля!», блестяще сыгранного незабвенным Евгением Евстигнеевым? Вновь смеетесь над его монологом о том, что самодеятельный театр, актеры которого играют не за деньги, а по зову души, якобы выше театра профессионального в силу той самой бескорыстности? А вот наш земляк Евгений Ефимов считает, что герой его знаменитого тезки в чем-то прав

Помните режиссера самодеятельного театра в фильме «Берегись автомобиля!», блестяще сыгранного незабвенным Евгением Евстигнеевым? Вновь смеетесь над его монологом о том, что самодеятельный театр, актеры которого играют не за деньги, а по зову души, якобы выше театра профессионального в силу той самой бескорыстности? А вот наш земляк Евгений Ефимов считает, что герой его знаменитого тезки в чем-то прав.

И при этом Евгений Борисович сравнил сам театр как вид искусства с наркотиком, от которого почти невозможно отвыкнуть. «Может, театр – это магнит?» – попытался поправить его, учитывая некоторую рискованность такого сравнения. «Нет, – твердо заявил Ефимов. – Магнит, притянув, может и отпустить. А наркотик – это так: раз попробовал – и ты его раб навсегда». Не скажу, что полностью согласился с ним, но отнесся к заявлению без категорического протеста: прозвучало-то оно от человека, который, уже посвятив самодеятельному театру 50 лет своей жизни, и не помышляет об уходе со сцены. Причем объясняет это коротко и ясно: «Не могу, потому что еще с детства «болен» театром».

«С детства» – это значит с драмкружка ставропольского Дома пионеров, где Женя Ефимов в 1952 году впервые вышел на сцену и где ему почему-то упорно давали роли…стариков. В таком амплуа он и «доигрался» до того, что после школы твердо решил поступать в студию при местном драмтеатре. Однако услышал от отца-железнодорожника сначала: «Клоунов нам только не хватало», а потом: «Поезжай в Ташкентский сельхозинститут: там твоя тетка в отделе кадров работает». Он и поехал, уже «подхватив» вполне понятный «вирус», а потому в столице Узбекистана прежде всего появился Ефимов – актер народного театра при клубе авиационного завода и лишь потом студент, который, став дипломированным инженером, получил направление в КБ завода «Ташсельмаш». В клубе этого завода был свой театр, так что предприятие пополнилось не только конструктором хлопкоуборочных комбайнов. Короче, к 1966 году Евгений Ефимов уже был и Яшкой-артиллеристом, и Попандопуло, и мистером Хиггинсом, и даже Юлием Цезарем, а в целом сыграл в Ташкенте 23 роли. Тут же замечу, что за последующие годы он довел их общее число до 86-ти и при этом к двум своим ташкентским режиссерским работам добавил еще одиннадцать калининских и тверских. Да, в год печально известного землетрясения Евгений Ефимов уже как отец семейства, лишившись крова, выбрал именно Калинин. И обусловили его выбор прежде всего сцены самого города и близость к театрам двух столиц: карьеру, подобную восхождению к должности начальника отдела института «Гипросельстройиндустрия», он мог сделать не только в Твери. Сыграл бы он где-то Сатина, Несчастливцева, Диогена и даже Сталина (и это только известные персонажи), смог бы в полной мере ощутить драматургию Ф.Достоевского, А.Чехова, А.Островского, А.Горького, Б.Брехта, Е.Шварца, А.Вампилова и еще десятков авторов – это вопрос, на который сам Евгений Борисович отвечает не задумываясь: «Нет». И тут же поясняет: «Все это стало возможным потому, что в Твери есть народный театр областного Дома работников просвещения».

Он дебютировал на сцене этого театра в 1967 году, сыграв роль Федора в пьесе Л.Леонова «Нашествие». В начале этого года ролью Александра Амилькара в спектакле по пьесе И.Жамиака «Мы», поставленном им же, отметил свои полвека на сцене, а заодно и 35 лет на сцене тверской. Добавлю к этому признание Евгения Ефимова в том, что он выбирает роли, несущие только добро, а потому не делит их на любимые и прочие, и тогда окончательно станет ясно, почему далее рассказ пойдет не столько об этом человеке в театре, сколько о театре для него: представить все его роли можно разве что уже услышанным: «Любимые». В общем, включаю диктофон и начинаю цитировать самого Евгения Борисовича:

«…А я ведь действительно чувствую разницу между игрой профессионалов и любителей. Нет, дело не в уровне мастерства…Понимаете, мы ведь не только актеры, но и художники-декораторы, костюмеры, осветители, звукооператоры, а нередко и режиссеры. И если все это вовсе не за деньги, тогда в слове «любитель» тем более должно слышаться «любовь». Иначе шли бы сюда после работы топограф Виктор Ильин, педагоги Альбина Хрипунова и Лариса Масленникова, инженер Татьяна Ратникова, рабочий вагонзавода Андрей Виноградов, наш ветеран Людмила Вахлина и остальные «сами себе все»? При этом могу засвидетельствовать, что Вокач, Ростовцев, Лещев, Персиков и нынешние профессионалы – Татьяна и Виталий Синицкие или Борис Михня шли и идут к нам ставить спектакли не только ради дополнительного заработка. Наконец, еще одно: в нынешних условиях наш театр для директора Дома работников просвещения Галины Гегер – нелегкая «ноша», от которой она могла бы легко избавиться, но Галина Андреевна, по-моему, даже не допускает себе такой мысли.

...Сами знаете, что у нас нет огромных афиш по городу, но зал всегда полон. Кстати, такую же картину я наблюдал и в Оснабрюке, где в феврале 1992 года играл «Лебединую песню» Чехова с немецким партнером (на снимке Е.Ефимов справа. – В.Н.): в Германии народные театры очень популярны.

…Я не раз ловил себя на том, что иду по улице и вдруг начинаю произносить вслух текст новой роли. Прерывают улыбки прохожих, что тоже прекрасно: мы так редко улыбаемся…А прийти домой, раскрыть журнал «Современная драматургия» – и вдруг обнаружить такую пьесу, как, например, «Семейный портрет с посторонним» Лобозерова, которая, оказывается, еще нигде не шла, – это же настоящее счастье! И, наконец, сам выход на сцену…»

Останавливаю диктофон, полагая, что и читатель уже обнаружил явное наличие какой-то тайны, заключенной в названии «народный театр». А если это не так, то добавлю, что Ефимов, уже как пенсионер, пребывает в понятной должности «сутки дежуришь – двое дома», то есть в театре или мыслях о нем». Ради чего? Этот вопрос был задан самому Евгению Борисовичу. «Да хотя бы ради того, чтобы после каждого спектакля слышать не только аплодисменты зала, но и «рецензию» моей супруги Галины Петровны: «Ты лучше всех», – ответил он, счастливо улыбаясь. Еще одно признание: «Давно мечтаю о «Пигмалионе» Бернарда Шоу» – и еще одна улыбка, окончательно убеждающая в том, что с заголовком я не ошибся. Увы, самодеятельным артистам звания не присваиваются, но если человек счастлив тем, что вот уже полвека выходит к людям ради света в их душах, а не ради славы и наград, –разве он не вправе именоваться «народным», то есть живущим для всех?

Владимир НЕУГОДОВ

20

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость