25 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Ногами, ногами, ногами…

Так приземленно, понимает Александр Романов суть актерского ремесла. Встань он в пафосную позу и закрути что-нибудь эдакое о высоком призвании и беззаветном служении искусству – я ему все равно бы поверил. Наверняка у Романова это получилось бы убедительно, а главное – очень искренно

Так приземленно, понимает Александр Романов суть актерского ремесла. Встань он в пафосную позу и закрути что-нибудь эдакое о высоком призвании и беззаветном служении искусству – я ему все равно бы поверил. Наверняка у Романова это получилось бы убедительно, а главное – очень искренно.

Свой человек в ТЮЗе

Он и впрямь любит театр трепетно, безгранично, но и безотчетно. О такой любви не говорят – ею живут. А вот образ этой жизни Александр Борисович для себя определил еще в студенческие годы. Под прямым влиянием своего незабвенного учителя, профессора Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМИКа) Игоря Петровича Владимирова. Это ему принадлежит формула существования в искусстве – «Ногами, ногами, ногами…», ставшая для Романова универсальной на все времена, не только на сцене, но и в жизни.

Постоянная круговерть театральных буден и праздников – вот та среда, в которой ему комфортно. Сашок, Александр Борисович, господин Романов – так обращаются к нему его коллеги и знакомые. Ни панибратства, ни заискивания он в этом не усматривает. Все зависит от ситуации и степени личных взаимоотношений.

За свою достаточно долгую службу в ТЮЗе Александр Борисович был не только актером (это – всегда!), но и монтировщиком сцены, и осветителем (плавно перешедшим в художника по свету), и директором театра… Сегодня, являясь заместителем художественного руководителя ТЮЗа, он по-прежнему тянет директорскую лямку (правда, уже не в одиночку), отвечая за все службы эксплуатации спектаклей: монтировочный, осветительский и радиоцех, а также за арендные «дела».

«Не представляю себя в задумчивой позе, погруженным в глубокие размышления о предстоящей роли. Только – ногами, ногами, ногами… Не дать себе расслабиться, постоянно держать форму».

Вероятно, поэтому Романов одинаково охотно откликается на любой из вариантов обращения к себе, ничуть не пытаясь хоть как-то их корректировать. Играть в начальника – единственная, пожалуй, роль, с которой ему вряд ли справиться. Разумеется, в жизни, а не на сцене.

Впрочем, отношение к ролям у Александра Романова весьма своеобразное. В отличие от большинства актеров он напрочь лишен репертуарного тщеславия. Ему практически все равно, кого или что играть. Для него любая роль – сосуд, который он стремится заполнить своим эмоциональным ощущением жизни, ее осмыслением в данный конкретный отрезок времени. А потому при распределении ролей очередного спектакля всячески избегает разговоров на эту традиционно болезненную для актеров тему и узнает о своей участи исключительно лишь из соответствующего приказа худрука. Наверняка Романову, как ведущему актеру театра, предоставлено право выбора. Однако он принципиально им не пользуется еще и для того, чтобы сохранить интригу: «Когда проделываешь это самостоятельно, то невольно подбираешь роль под себя. А мне любопытно, кем видит меня в спектакле режиссер. Признаюсь, бывают совершенно неожиданные предпочтения. Но тем интереснее!».

Случайностей на свете нет…

Ни в жизни, ни в искусстве – в этом твердо убежден мой собеседник. Он по натуре фаталист, еще с молодых ногтей. Безоговорочная вера в судьбу надежно застраховала его от зависти, суетливой жажды славы, регалий, материальных благ. При этом она не превратила Романова в своего покорного слугу. Верить в судьбу – не значит во всем полагаться только на нее, то бишь сложить крылышки и плыть по течению. Тем не менее ее указующий перст с очевидностью дорожного знака не раз возникал на жизненном пути Александра.

Следуя ему, Романов после успешного окончания ЛГИТМИКа (ему предлагали остаться в аспирантуре) отправился по распределению служить в Мурманский драматический театр. В те годы там работал народный артист России Олег Лелянов – земляк, калининец… Они, естественно, подружились. «Олег Павлович был удивительным человеком и потрясающим актером. Помню, мы с ним (по ходу пьесы) выпивали на сцене. Разумеется, в бутылке была обыкновенная вода. А у него после «ста граммов» красные прожилки на лице выступали. Настолько верил в то, что делал, так органично входил в образ. Я очень многому у него научился».

В Мурманске Александр Романов был занят чуть ли не в каждом спектакле, играл много и с удовольствием. Да вот только оказался и для него «вреден север». Начались проблемы с зубами. К тому же и у директора тамошнего театра («милейшего человека») ни с того ни с сего появился вдруг фигуральный «зуб» на Александра и не в пример романовским выпадать не собирался.

Вернулся в родную Тверь. Без толку потолкался у театрального подъезда ТАДТа. Предложил себя ТЮЗу. Поначалу, взглянув на послужной список Романова, худрук театра юного зрителя возликовал: мурманские роли Александра удачно вписывались в тогдашний репертуар – хоть завтра выходи на сцену. Однако назавтра Романов внезапно «состарился»… Настолько, что по возрастным параметрам уже не подходил для молодежного театра. Разумеется, причина отказа была в другом (о ней мой собеседник не счел нужным сегодня вспоминать), а повод – «староват» – показался тогда администрации достаточным, чтобы указать тридцатилетнему актеру на порог.

За порогом начиналась другая, чужая Романову жизнь, в которой ему отныне предстояло осваиваться.

Чужая жизнь

Наивно ухватился было за последнюю творческую соломинку: руководил детским театральным кружком в ДК «Железнодорожник», но та соломина быстро надломилась. Да и сам он, похоже, сломался. Начал пить. И уже не воду на сцене с Леляновым, а самую что ни на есть «горькую» с клубными баянистами-затейниками. Театры обходил десятой стороной. Выключал телевизор, когда там шла речь о театре. Поставил на нем крест, а заодно и на себе.

Житейские заботы заставили искать «хлебное» место. Нашел в прямом смысле такое – Тверской хлебозавод № 2. Прошел славный трудовой путь укладчика, формовщика, пекаря и тестовода. Возможно, выбился бы в знатные хлебопеки, поскольку работал творчески, с выдумкой.

Но судьбе, вероятно, надоело испытывать Александра на прочность, и она вернула ему самого себя. Как-то после вечерней смены встретил Ивана Демидова, своего давнего приятеля, который, оказалось, работал директором ТЮЗа. После дежурной фразы «Как дела?» последовала тирада с обильным использованием ненормативной лексики, суть которой сводилась к тому, чтобы завтра же Романов был в театре.

Возвращение на круги своя

Возрождение давалось трудно. Реанимационный период Александра Романова затянулся. Только к концу третьего сезона он набрал прежнюю, еще выпускника ЛГИТМИКа, форму. Настоящий актерский кураж вернулся к нему после неслучайного (случайностей, мы договорились, не бывает) театрального капустника. Появились раскованность, прежняя внешняя легкость, вернулось ощущение праздника. В сегодняшней игре Романова много импровизации, детского озорства, профессиональных «приколов», почти хулиганства. Он, например, может на спор затянуть паузу в самом, казалось бы, неподходящем для этого месте в спектакле. И зал послушно ее «вымолчит». При этом, честно говоря, хитрит, потому что паузу все равно готовит заранее, всей своей «немножечко иной» предыдущей игрой. Это не цинизм «всезнайки», а свойство таланта.

Вообще Александр Романов актер синтетический. Органичная музыкальность, отменные вокальные данные, пластичность – также его характеристики. Не случайно Александра Борисовича приглашали в боготворимый им Питер: и в театр «Сказку», и в театр музыкальной комедии. Но его судьба – Тверской ТЮЗ. А ей заслуженный артист России Александр Романов привык доверять.

«Меня вся эта тюзовская круговерть устраивает. Конечно, устаю. Но понимаю: если остановлюсь, то многое уйдет безвозвратно. Знаю на собственном опыте, что значит потерять театр. Для меня это не работа, а, если хотите, душевный праздник. Разумеется, серьезный, тяжелый труд… И все же – праздник! Впрочем, не люблю, даже боюсь рассуждать об этом, чтобы не скатиться в высокопарную пошлость. Ногами, ногами, ногами…».

Виктор ЧУДИН

40

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию