18 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

И останутся от «Ильинского» рожки да ножки?

По-разному проходила реорганизация колхозов и совхозов в области. Во многом она зависела и от политики районных руководителей. Одни не спешили ломать устоявшиеся за десятилетия традиции, другие, не оглядевшись, ринулись в надвигающуюся пучину свободы

По-разному проходила реорганизация колхозов и совхозов в области. Во многом она зависела и от политики районных руководителей. Одни не спешили ломать устоявшиеся за десятилетия традиции, другие, не оглядевшись, ринулись в надвигающуюся пучину свободы.

В большом совхозе «Тучинский», как и во многих хозяйствах Рамешковского района, решили жить по-новому. Поделили имущество согласно составленным наверху спискам акционеров. А неделимыми фондами - сушилками, складами и прочим имуществом - должны были пользоваться сообща. То есть вроде бы разделились, как было указано, а потом опять должны скооперироваться и вместе вести хозяйство, как привыкли за долгие годы. Так по крайней мере понял реорганизацию избранный в АО «Ильинское» председатель. Был еще достаточно молодой, но водитель неплохой, определенные перспективы подавал и на общественном поприще - профсоюзной работой занимался.

Нельзя сказать, чтобы все крестьяне обрадовались такой свободе. Многие из них даже и не поняли, что за реорганизация такая произошла. Да махнули по привычке рукой, дескать, начальству виднее. Правда, некоторые, смекнув, что к чему, стали требовать свой пай. Им выдали по несколько тысяч рублей и отпустили из общества восвояси. Но то были в основном пришлые ильинцы, сосланные в свое время на рамешковскую землю для исправления. А местные селяне стали обустраивать свои усадьбы. Обзаводились хозяйством, вкалывали на себя до седьмого пота. Работа в обществе особых денег не приносила, а вот личное хозяйство спасало. Проснулась в крестьянских генах хозяйская жилка, которую когда-то насильно усыпили.

Человек тридцать поначалу работали в хозяйстве. Да и имущество им было дано немалое: две фермы, телятник, конюшня, сушилка небольшая, тракторы и прочая техника для заготовки кормов. А из живности ильинским собственникам достались десять лошадей да две с половиной сотни крупного рогатого скота, в том числе почти 150 дойных коров.

Так уж получилось, что специалистов в их обществе не оказалось. А об обещанной кооперации уже никто не заикался. Вожаку приходилось рассчитывать только на свою смекалку. Нет, старые работяги советы, конечно, давали, да и молодые не совсем глупые были. Только председатель никому не доверял и в дела общества никого особо не посвящал.

Как настанут трудные времена - корову под нож, и вся недолга. Вырученных за мясо денег на какое-то время хватало. Ну а рядовые акционеры тоже подработать могли на тракторах общества. Кому-то землю вспахать или, к примеру, сено вывезти. Сначала руководитель на это сквозь пальцы смотрел, а потом технику забрал, у своего дома поставил и давать стал только особо приближенным. Да народ и сам из общества стал подаваться. Кто возраста пенсионного достиг, кто на стороне работу нашел, а кто своим хозяйством стал заниматься. Впрочем, и работы-то в обществе уже не было. И в лучшие времена не каждый год сено для скотины заготовливали, а с тех пор как украли рулонник, и вовсе перестали. Вот уж насмешили тогда ильинцы всю округу. Это же надо, рулонник проспали! Ночью кто-то слышал шум мотора, да подумали, что это председатель отгоняет технику к своему дому. А тот рулонника спохватился только через три дня.

Много чего порастащили из хозяйства. И свои, и чужие. Вызывали, как положено, стражей закона. Приедут они, посмотрят, как хранится имущество, и откажут в возбуждении уголовного дела.

Один раз, правда, по-другому вышло. Страсть как захотелось нескольким мужикам выпить. Думали они, где выпивку найти. И придумали. Зерно давно на складе лежало, плесенью покрылось. Верно, в хозяйстве уже не сгодится. Набрали несколько мешков - и к местным бабулям. Те обрадовались дешевому корму для своих курочек и обменяли зерно на самогонку. Узнал про то председатель. В милицию заявил. Мужикам сказал, что нанесли они ущерб обществу в 3400 рублей. И если в назначенный срок не принесут деньги, ими займется следователь. Грозно так сказал. Испугались мужики, побежали по знакомым занимать деньги. Успели.

Призадумались ильинцы после этого случая. Что же такое получается? От всего хозяйства на тот миг осталось восемь коров, бык и пара лошадей. Да еще четыре трактора, которыми распоряжается только вожак. Работают в обществе всего четыре человека: доярка, два пастуха и бухгалтер. С остальными, которые уволились из хозяйства, председатель не рассчитался до сих пор и, судя по всему, не собирается. За десять лет ни разу собрание не провел и не отчитался перед акционерами. Общество, как положено, не перерегистрировал. Ведь даже техника ни разу не проходила техосмотр и не стоит на учете. Получается, что вовсе и нет ни их самих, ни хозяйства!

Собрали оставшиеся акционеры собрание. Пригласили начальство районное. Думали-гадали, что дальше делать. Единогласно решили председателя переизбрать. Только председатель не лыком шит. На собрание не пришел, хотя его и предупреждали. А в прокуратуру представил справку о своей болезни. Прокурор сделал вывод, что неправильно акционеры поступили, без вожака собравшись, и решение их опротестовал.

Ильинцы расстроились, но рук не опустили. Поняли наконец, что лишь с рожками и ножками могут остаться. Тут прокурора, который принял сторону вожака, сменили. А новый стал с ильинцами внимательно разбираться. А разобравшись, повелел вожаку собрание провести, отчет о своей работе представить. И чтобы сами акционеры решили участь своего общества.

Только председатель опять не спешит собрание созывать. Все как-то у него не получается. Как говорится, то похороны, то поминки. Ильинцы поговаривают, что, мол, время тянет, чтобы все сроки перерегистрации прошли, чтобы паровоз ушел и дым растаял.

Как знать, может, прокурор поправит? В надежде на это мы сегодня и не называем имен наших героев. До поры, пока свое слово не скажет закон.

Вера МАКЛАКОВА

14

Возврат к списку

На пресс-конференции с журналистами губернатор Игорь Руденя подвел итоги года
18 декабря губернатор Тверской области Игорь Руденя провел пресс-конференцию, посвященную итогам работы Правительства региона в 2017-м и планам на 2018 год. Участниками разговора, который длился 2,5 часа, стали около 100 представителей региональных и муниципальных СМИ. 
18.12.201719:05
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость