28 Июля 2017
$59.41
69.64
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Рассыпанный дом и несгибаемая вера

Кто-то наверху в шутку или от скуки перетасовывает колоду нашей жизни, вытаскивая из нее карты. Хорошо, если красные. Но бывают и черные. И в размеренную жизнь вдруг врывается ураган, ломающий ее, ломающий человека. Впрочем, это уже зависит от самого человека: сдаваться или бороться. Прошлое не вернуть, но важно себя не потерять, пока кто-то наверху раскладывает на картах твою жизнь

Кто-то наверху в шутку или от скуки перетасовывает колоду нашей жизни, вытаскивая из нее карты. Хорошо, если красные. Но бывают и черные. И в размеренную жизнь вдруг врывается ураган, ломающий ее, ломающий человека. Впрочем, это уже зависит от самого человека: сдаваться или бороться. Прошлое не вернуть, но важно себя не потерять, пока кто-то наверху раскладывает на картах твою жизнь.

Что было

А было у Александры Андреевны то, чему не грех и позавидовать. Родилась в Маздоке, замуж за Эдуарда Ивановича вышла в Грозном, родном городе мужа. Здесь отстроили себе большой дом. Два сына наполнили его весельем. Земли было много, хозяйство большое. Однако оно не мешало Александре Андреевне руководить одним из лучших детских садов города. Любила свою работу, не жалела на нее времени. В общем, жили в достатке и в радости. В 1988 году умер муж. Старший сын уехал в Москву учиться в академию. Мама с младшим сыном хранили тепло родного дома…

18 декабря 1994 года в большом подвале дома Гребенкиных не в первый раз уже прятались русские. Сын долго не возвращался, и Александра Андреевна ждала его. Спать легли поздно. Спали крепко, не слышали ни гула самолетов, ни грохота. Проснулась и видит: «Весь дом рассыпанный лежит на мне и сыне». Евгения контузило, саму ранило в ногу.

Началась подземная жизнь. Вдруг оказалось, что в Грозном много бомбоубежищ. В них можно было спрятаться от бомбежек, но не от боевиков. Поэтому приходилось перебегать из одного укрытия в другое в редких перерывах между обстрелами. Ели заготовки на зиму, которые удалось вынести из подвала. Нога болела все сильнее и сильнее. Александра Андреевна поняла, что необходимо ехать в Москву на операцию. Уговорить сына оставить место, где раньше был их дом, не удалось. 28 декабря 1994 года семнадцатилетний Евгений остался в родном городе один. «Я скоро вернусь», – сказала мать на прощание. А вернулась годы спустя.

В московском госпитале МВД РФ Александре Андреевне сделали операцию. В миграционной службе ей предложили два города для жительства: Омск и Тверь. Ни то, ни другое название ни о чем не говорило. Выбрала, что поближе к Москве, а значит, к старшему сыну. Приехав в Тверь, первым делом спросила: «Есть ли здесь бомбоубежища?»

Что стало

Красивое название «Серебряники» не оправдало себя. Забитые беженцами казармы, отсутствие возможности занять себя каким-либо трудом, письменный отчет о каждом своем шаге с территории: во сколько ушел, с какой целью, когда вернешься. Необходимость вырваться отсюда для многих была очевидна. Но далеко не у всех хватило сил. Александра Андреевна начала упрямо писать письма в разные инстанции, вплоть до правительства, о выплате причитающейся ей компенсации за потерю имущества. В Московском городском суде ей ответили, что обращаться к ним она может только после того, как получит деньги и их количество ее не устроит. Шли месяцы, годы. Многие из тех, кто начал писать вместе с ней, отказались от этой идеи. Она продолжала. Со временем ей удалось перебраться в общежитие в Твери. Александра Андреевна устроилась работать кондуктором, а большую часть времени продолжала посвящать бумагам.

Наконец-то она добилась выплаты (!), которая не составила и десятой доли от полагающейся суммы. На эти деньги Александра Андреевна купила Евгению, который после той бомбежки стал инвалидом 2-й группы и сейчас жил в Подмосковье, квартирку. Сама осталась в общежитии. Зато теперь у нее появился повод обратиться в суд. В Москве ответили, что решать вопрос нужно по месту жительства. «При чем здесь Тверь?» – удивилась женщина, однако в августе 1998 года пошла в Тверской Заволжский суд. С тех пор она ходила туда как на работу. Целый год от судьи Тамары Николаевны Харламовой Александра Андреевна не могла получить повестку. В августе 1999 года терпение закончилось, и она обратилась к председателю суда. Тут же была выписана повестка. Затем до 2000 года заседания суда регулярно откладывались в связи с неявкой кого-то со стороны ответчика. В качестве ответчика должны были присутствовать представители казначейства, миграционной службы, временной комиссии при администрации области по выплате компенсаций.

К очередному заседанию суда Александра Андреевна лично разослала по всем инстанциям приглашения. Наконец-то все были в сборе. Однако слушание дела не состоялось по вине… истца. Оказалось, названная ею сумма 858 тысяч рублей нуждается в детальной расшифровке. Необходимо представить не только перечень имущества, но и указание цены каждой вещи с учетом инфляции. Требовались и свидетели, которые могли подтвердить, что данное имущество действительно имело место быть. Почему это выяснилось только на судебном заседании, а не раньше? Александра Андреевна и не думала опускать руки. Свидетелей найти было несложно. Осталось обойти магазины и подставить в список вещей (далеко не полный, естественно) их цены на сегодняшний момент. Для этого на запросе в магазин должна была быть подпись судьи. Тамара Николаевна почему-то отказывалась ставить свою подпись. И только после обращения истца в областной суд и прокуратуру долгожданный автограф был получен. Александра Андреевна методично обошла все магазины, в итоге сумма возросла до 3 миллионов 600 тысяч.

К следующему заседанию суда Гребенкина написала письмо о волоките в суде (с момента обращения в него прошло уже три года) и попросила отвод судьи. Заседание вела все та же Тамара Николаевна. Просьба об отводе судьи была отклонена, а решением суда был отказ в ходатайстве о компенсации. Почему? Потому что Александра Андреевна не назвала номер самолета, фамилию пилота и боевой расчет, которые разбомбили ее дом! Тем самым она не доказала, что именно из-за действий федеральных войск был разрушен дом. Да если бы только дом…

Чтобы подать кассационную жалобу, Александре Андреевне необходимо было выплатить госпошлину от суммы, на которую она претендует. Это 45 тысяч рублей! Тогда Гребенкина обратилась к Белоусову, Платову, Косенко и Путину с просьбой о материальной помощи и одновременно подала частную жалобу. На ее слушании представитель губернатора объявил, что по закону для малоимущих госпошлина либо отменяется, либо устанавливается минимальная. Назначенная судом тысяча рублей была уплачена, слушание кассационной жалобы состоялось. Но за недоказанностью причастности федеральных сил к бомбежке ходатайство в очередной раз отклонено. У Александры Андреевны осталась последняя надежда – Евросуд. Пока она готовит очередные документы, из Ростова-на-Дону пришел ответ от начальника штаба Северо-Кавказского военного округа В. Булгакова, где он подтверждает, что в 1994 году на территории Чечни государством были задействованы все силовые структуры «с целью предупреждения терроризма и защиты прав лиц, подвергающихся опасности…» Доказательство того, что дом был разбомблен федеральными войсками, получено, но слишком поздно для рассмотрения в местном суде.

Что будет

А будет память о потерянном. Горечь от того, что сейчас. Вы скажете: зачем вся эта нервотрепка, получила хоть какую компенсацию и будь довольна. Но у матери есть сын, который вынужден тратить свою жизнь на лечение. А у человека, несмотря ни на что, есть вера в справедливость. Именно вера все эти годы придавала Александре Андреевне силы. Неужели гуманитарная помощь затопленной Германии важнее помощи своим людям?

Татьяна ИВАНЧЕНКО

12

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость