27 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Погостить у бабушки

давно мечтает девочка Света. Но по-иному решили строгие тети, которые теперь Светиной судьбой распоряжаются…

давно мечтает девочка Света. Но по-иному решили строгие тети, которые теперь Светиной судьбой распоряжаются…

Не понимает этого Лидия Андреевна, бабушка девочки. Для нее Света - единственная родная душа, тем более что росла она в том же подъезде, только квартиры разные. Светина мама Лидии Андреевне приходилась родной племянницей, а своих детей у нее нет. Света - ребенок трудный, врачи ей диагноз поставили: «олигофрения в степени средней имбецильности, умеренная умственная отсталость сложного генеза». Пока была жива мама, Света училась в интернате - специализированном, для таких детей, как она. Читать-писать она умеет, себя обслужить тоже. На выходные ее из интерната брали домой - к маме, дедушке и Лидии Андреевне, которую она сызмала привыкла считать бабушкой. Потом дед умер, а вскоре слегла мама. Тогда Свету пришлось в городской социальный приют устраивать, но бабушка ее навещала часто. Смерть племянницы для Лидии Андреевны стала страшным ударом. Что же со Светкой делать? В районном отделе образования ей, правда, предложили взять девочку к себе, но тогда она не решилась, да и чувствовала себя плохо. Очень просила поместить Свету в какое-нибудь учреждение здесь, в Твери, или поблизости, чтобы навещать почаще. Но ей ответили, что такой интернат есть только под Вышним Волочком. Одним словом, Свету увезли - как обе думали, на время.

Оправившись, Лидия Андреевна все же решилась забрать внучку к себе. В конце концов до смерти мамы никто не говорил, что ее необходимо держать в медицинском учреждении! Да и Света подросла, с бабушкой переписывается. И ее воспитательница тоже пишет, что она делает успехи - в меру своих возможностей, конечно. Постель застилает, пуговицы пришивает, сказки пересказывает хорошо, а на новогоднем празднике была Снежинкой… Все эти подробности одинокую пожилую женщину волнуют живо. Она очень скучает, посылает Свете гостинцы; навещает, правда, редко - далеко и дорога дорогая. Да и показалось ей, что тамошнее начальство ее визитом было недовольно.

Лидия Андреевна хлопочет о Светином возвращении домой. Они бы очень хорошо жили вместе, твердит Лидия Андреевна и не понимает, почему Свету не отдают ей даже погостить. Разве нельзя ей, как всем детям, съездить летом к бабушке на каникулы? Если они сомневаются, что она справится, вот как раз могли бы убедиться!

С этим она и пришла к нам в редакцию: почему в опекунстве отказывают? Почему даже погостить не отпускают?

Я не собираюсь ставить под сомнение выводы врачей. Да и с опекунством вопрос сложный, для этого также требуется медицинское заключение о здоровье кандидата в опекуны. Лидия Андреевна говорит, что особых проблем со здоровьем у нее нет и она готова пройти экспертную комиссию. Но, повторяю, решение будут выносить специалисты. Потому ни фамилии, ни даже района Твери, где вся эта история разворачивается, называть не буду. Но есть иной аспект, о котором поговорить необходимо: у Светы есть квартира, доставшаяся в наследство. И распоряжается ею орган опеки и попечительства администрации района, где Света проживала со своей семьей. Распоряжается так: сдал в наем одному гражданину из Торжка, чтобы за жилье вносил коммунальные платежи, а на имя Светы - по 800 рублей ежемесячно, на сберкнижку (цитирую по письму из администрации г. Твери годичной давности): «Светлана находится в специализированном детском интернате г. Вышнего Волочка, так как страдает психическим заболеванием и нуждается в денежных средствах».

Еще одно письмо, из райадминистрации, от 12 марта уже этого года: «Ни в одно из учебных учреждений г. Твери несовершеннолетняя не может быть устроена, так как она является необучаемой».

А теперь давайте рассуждать, просто как здравомыслящие люди - уж на это мы с вами имеем право.

До смерти мамы Света училась в интернате Твери. Почему тогда медико-педагогическая комиссия не отправляла ее в Вышний Волочек? Я читала письмо, которое бабушке Света сама написала: коротенькое, старательным детским почерком, но ведь сама! Чему-то все же она смогла научиться, верно? Да и, согласитесь, далеко не всех олигофренов семьи сдают на гособеспечение. Значит, их можно и дома держать?

Возраст Лидии Андреевны, размер ее пенсии и состояние здоровья Светы были очевидны и в июне 2002 года, когда ее перевели в Кашаровский реабилитационный центр из социального приюта в Твери. Но тогда Лидии Андреевне действительно предлагали забрать девочку к себе. Что же изменилось?

Лидия Андреевна года эдак полтора в районный отдел образования ходила и все получала отказы: нецелесообразно, мол, и все тут! Обратилась, наконец, в областную администрацию. Ей ответили: «В настоящее время за вами по-прежнему сохранилось право оформления опеки над внучкой. Для оформления опеки (попечительства) вам необходимо обратиться с личным заявлением в отдел попечительства и охраны прав детства (…) района г. Твери. После подготовки соответствующих документов и при отсутствии медицинских противопоказаний органами опеки и попечительства может быть принято решение о передаче вам на воспитание внучки (…) Светланы». Очень здравый и человеческий подход! Ничего дурного о Кашаровском РЦ я сказать не хочу - пусть на меня его работники не обижаются. Но в любом случае дома человеку лучше!

Свете уже 16. Что ее ждет, если она на гособеспечении останется? Интернат для хроников? Кстати, а зачем тогда ей эти самые «денежные средства», в которых, по официальной версии, «она нуждается»? Ведь распорядиться ими по достижении совершеннолетия она тогда не сможет. Как и квартирой…

Понимаете, или-или: если девочку признают недееспособной и оставят на гособеспечении, то в квартиру свою она уже не вернется, и деньги со сберкнижки тоже снимет вряд ли. Если признают дееспособной, так лучше ей привыкать к обычной жизни - самостоятельной и рядом с родным человеком.

Еще один документ очень меня настораживает. Лидия Андреевна к депутату гордумы за помощью обратилась. И вот в адрес депутата пришло из КРЦ любопытнейшее письмо: мол, Лидия Андреевна является двоюродной сестрой Светиной матери (казалось бы, какая разница - двоюродная сестра или родная тетка, да еще одинокая, но все же есть, есть нюансики!), что «в воспитании Светы, по записям в деле, участия не принимала. После смерти (…) матери Светы вопроса об опекунстве не ставила, судьбой девочки не интересуется. В Кашаровском реабилитационном центре девочку не навещает. Считаем оформление опекунства (…) Лидии Андреевны над (…) Светой нецелесообразным».

Сейчас опекуном Светы именно КРЦ является. Со всеми вытекающими правами и последствиями. Опять же никаких подозрений не высказываю. Просто интересно, а отказывали бы Лидии Андреевне так упорно в установлении опеки над внучкой, кабы квартиры у Светы не было? Мне могут сказать, мол, Лидия Андреевна тоже свой интерес иметь может! Согласна, может! Хотя и в этом случае его еще доказать нужно. А вот искажение фактов в официальном ответе депутату доказывать не надо - оно очевидно.

Повторю, решение об опеке над Светой не компетенция газеты. Но мы вправе обратить внимание на тенденцию: сирот-наследников официальные органы порой опекают как-то уж очень плотно! Помнится (и мы об этом писали), в том же районе несколько лет назад Витя Б., вернувшись из детдома, все никак не мог вселиться в свою квартиру, тоже сданную органом опеки в наем «для его же пользы»…

Лидия Андреевна своей надежды не оставляет и хлопотать будет. Пенсия у нее, конечно, скромная, хотя всю жизнь на производстве проработала, но года еще далеко не преклонные: 67 лет. Свете пенсия полагается, как инвалиду детства, а еще - по потере кормильца. И опекунские теперь государство выплачивает вполне приличные. К тому же кабы Лидия Андреевна сама Светину квартиру сдавала, так, верно, запросила бы не 800 рублей, а поболее. Таких цен за съем благоустроенной изолированной квартиры в Твери давно уже нет. Так что о материальном положении Светы можно было бы не беспокоиться.

К тому же содержание больного на гособеспечении государству обходится куда дороже опекунских - это известно любому чиновнику.

Не знаю, как эта история закончится. Обследовать Лидию Андреевну врачи будут очень тщательно - как никогда в жизни, наверное. Но каким бы ни был итог, осадок все равно останется. И Свету жалко. Она по бабушке скучает и хочет домой.

Лидия ГАДЖИЕВА

92

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию