21 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы31.05.2010

Одна война на двоих

Сегодня ветераны войны Павел Григорьевич и Мария Петровна Григорьевы вдвоём тихо и мирно проживают в построенном собственными силами и руками доме по улице Измайлова.

Сегодня ветераны войны Павел Григорьевич и Мария Петровна Григорьевы вдвоём тихо и мирно проживают в построенном собственными силами и руками доме по улице Измайлова. Улица проезжая, автомобили движутся беспрестанно. От шума пожилых людей спасает лишь то, что дом стоит несколько на отшибе. Даже зимой было видно, какое это уютное местечко, если бы не грязь по весне.

Но, с другой стороны, даже снегоочистительная техника не заезжает сюда. В этом убедиться возможность была. В гостях у четы Григорьевых побывать довелось в конце зимы, наутро после большого снегопада. В этот закоулочек, отходящий от большой улицы, никто ещё не заглядывал. И было видно, что хозяева дома не выходили за ворота. Но они были открыты, гостей здесь ждали.

Встретившая у порога Мария Петровна посетовала на выпавший снег. Сын вечером чистил его, а утром работы уже и не видно. Подъехавший Евгений опять начал борьбу со снегом.

Супруги Григорьевы, после короткого знакомства, показали своё хозяйство, дом, в котором присутствует их гордость — паровое отопление. Павел Григорьевич, мастер на все руки, смонтировал его сам. Всё в этой семье, как и полагается, есть: и дом построен, и дерево перед ним посажено, и два сына радуют родителей. Именно они сейчас — главная опора.

Виктор и Евгений живут отдельно, но, слава Богу, как говорят родители, рядом, в Андреаполе. Павел Григорьевич и Мария Петровна с удовольствием рассказывали о сыновьях, показывали фотографии, их армейские альбомы. Жизнь, как в награду, подарила им заботливых детей. А ведь могло бы быть совсем по-другому, ведь их юность пришлась на войну. Сколько ровесников сгинуло в её пекле: молодых, нецелованных, не познавших ни любви, ни счастья рождения собственного ребёнка! Им же, хотя смерть ходила по пятам, повезло пройти через все ужасы, встретиться и выстроить своё счастье. Собственно, сделать то, ради чего мы и приходим на эту землю.

И сейчас они крепко держатся друг за друга. Такие, казалось бы, разные. Уверенный в себе (от него так и веет надёжностью), рассудительный Павел Григорьевич. В своём возрасте он сохранил хорошую память, что и продемонстрировал в беседе. И немного суетливая Мария Петровна, в разговоре то и дело бросавшая взгляды на мужа. Словно искала у него подтверждения сказанному. Видно, она привыкла во всём полагаться на него. А сейчас, когда и глаза подводят, и память порой путается, тёплый взгляд мужа и есть её жизненный поводырь.

Военная биография Павла Григорьевича и Марии Петровны похожа на тысячи людей их поколения. Но это была их лично выстраданная боль, которая острой занозой до сих пор сидит в сердце. Война заставила их повзрослеть не по годам и на всю жизнь оставила страх перед ней. Всё можно пережить, только бы не было войны, считают супруги Григорьевы.

Павел Григорьевич родом из деревни Кремёно. Родители жили хуторским хозяйством, за что и поплатились. В 1937 году оказались в Фировском районе, в деревне Ярмолино. К крестьянскому труду Павел приучился рано. За что ни брался, всё получалось: и косить, и молотить, и выполнять любую другую физическую работу.

Война в жизнь подростка ворвалась неожиданно и напористо. Вернулся с друзьями с рыбалки и узнал страшную весть. Даже привыкнуть к ней, переварить времени не было. На следующий же день самолёты начали бомбить станцию Баталино. Гул был такой, что не приведи Господи! Дальнейшие события стали развиваться непостижимым образом. О привычной жизни остались одни воспоминания.

В числе других парней, не достигших призывного возраста, он попал на оборонные работы: копал окопы, противотанковые рвы для защиты аэродрома под Осташковом. Работали от темна до темна, до кровавых мозолей. Две недели показались вечностью. Вернулся домой, но отдыхать не пришлось. Фронт наступал, и надо было спасать скот, чтобы он не достался немцам. Направились в Ярославскую область. По пути сдавали скот в колхозы, воинским частям. Не успел вернуться, как тут же был направлен возить снаряды на лошадях. Лошадь досталась молодая, боязливая, а тут бомбёжка, она и рванула, снаряды посыпались по сторонам. Хорошо, что поблизости оказались военные, помогли. И ещё запомнилось, как нестерпимо хотелось есть, но даже краюшки хлеба не было…

Вскоре начали набирать связистов на Калининскую железную дорогу. Составов по ней проходило много, и нужна была постоянная связь. Тем более что по этой ветке шли и правительственные поезда. Павлу Григорьеву выпала честь обеспечивать связь и для Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Словом, работа была ответственная, под постоянным немецким прицелом.

Железная дорога для фашистов была важным объектом, который бомбили и днём, и ночью. Насмотрелся на разбомблённые эшелоны с солдатами. Кровь, человеческие останки были смешаны с землёй. Стоны, крики раненых. Вся эта картина наводила ужас. А надо было идти на линию, восстанавливать прерванную связь. От бомб вырывало столбы, в клочья рвало провода, приходилось ползти среди этого ада. Работали все 24 часа в сутки. Гибель среди связистов была нередкой, их трупы висели прямо на проводах. Давали в помощь солдат, но люди гибли, как правило, быстро. Ему же везло. Некоторые связисты психологически не выдерживали и просились на фронт. Там всё понятно, где наши, а где чужие. Здесь же фронт вокруг. Их, связистов, учили правилам выживания, но реальность перечёркивала всё. Когда кругом свистит и гремит, когда рядом гибнут товарищи, а вокруг враги, как действовать, подсказывает только инстинкт самосохранения.

Немцы частенько разбрасывали листовки, но собирать их и читать было нельзя, за эту вольность можно было поплатиться. Ведь они носили агитационный характер, призывали сложить оружие. Но солдаты рисковали и собирали их на самокрутки: покуришь — и вроде есть не хочется.

Условия, в которых приходилось работать практически мальчишкам, были невероятно сложные. Зачастую как на ладони, под осветительнымми ракетами. На разъездах стояли немцы. В лесу на них легко можно было нарваться, из кустов они тоже стреляли по связистам, а связь, тем не менее, должна была быть постоянной. Бывало и так, что работали без сна по многу суток, отдыхали, как и где придётся, и опять выходили на линию, не зная, повезёт на этот раз остаться в живых или нет. А для защиты был только карабин.

Два раза Павла Григорьевича оглушило так, что вообще ничего не слышал. И восстанавливался слух очень долго. Да и теперь, спустя десятки лет, последствия ощущаются...

Запомнилось, как послали его на восстановление повреждённой правительственной «пары». В перестрелке её зацепило. Более 150 километров пришлось пройти пешком! Устранил повреждение и хотел уже возвращаться. А тут подошёл эшелон со снарядами. Фашисты подожгли его, и от взрывов смешались земля и небо. Залёг, но в снегу долго не пролежишь. Повесил телефонный ящик на грудь и решил продвигаться вперед. Очередным взрывом снаряд попал ему в плечо, в голову, в ногу. Телефон тоже разбило. А ещё от смерти спасла шапка: прошедший через козырёк осколок смягчил тяжесть ранения. Можно сказать, родился в рубашке. Сколько пролежал, не помнит. Когда подобрали, не мог шевелиться. Так оказался в госпитале в Осташкове. Помнится, что в палатах холодно было, да и кормили не очень. Как только стал ходить, вернулся к своим обязанностям.

Павел Григорьевич долго и подробно рассказывал о своих военных приключениях. За прошедшие десятилетия они не померкли в его памяти. И по его взгляду было видно, что в эти минуты он вновь переживал свою молодость. Вновь уставший, голодный, по холоду шёл по железной дороге, обеспечивал необходимую для грядущей Победы связь. Вновь хоронил друзей и шёл на задание...

Было ли тогда страшно? Было. Но важнее было то, что жило в душе: ненависть к врагам, испоганившим родную землю, лишившим родного дома. И, если нужно, он готов был грызть землю и ползти под пулями, снарядами, тянуть телефонные провода. Это был его вклад в общую Победу.

О ней, такой радостной и долгожданной, узнал из той же правительственной связи. Можно сказать, что один из первых. Той радости, которую тогда испытал, не передать словами. Это было необыкновенное чувство единения всех, кто дождался дня, принесшего Победу, за которую было положено так много молодых жизней. Павлу Григорьевичу повезло. Он был на волосок от смерти, но обманул её. В 1945 году ему было только двадцать лет, а уже столько за плечами, и вся жизнь ещё впереди. Он хотел, чтобы она была счастливой.

А она потом была разной, и не очень баловала. Всю жизнь трудился не покладая рук. Вернулся на жительство в Кремёно. Работал трактористом в колхозе. Работали много, зарабатывали мало. А хотелось жить хорошо. Устроился в МТС в Андреаполе. На работу ходил пешком. Жить стало сытнее. Вскоре на одной из деревенских гулянок в Обрубе встретил девушку. Худенькую Машу ему захотелось обогреть и обласкать.

...Известие о войне Мария Петровна (а её рассказ из-за сильного волнения был немногословен) встретила в родном Обрубе. Защемило сердце, покатились слёзы. Как и многие девушки, попала в прачечный отряд. Стирали день и ночь, босиком стоя у больших чанов. Валились без сил, грязные и голодные.

Вскоре их отправили под город Белый. Там попали в окружение. Некоторые девушки оказались у немцев, а ей, испуганной донельзя, удалось убежать. Домой добиралась, дрожа от страха и холода, пешком по лесам и болотам. Вернулась и сразу попала на лесоразработки в Ярославскую область: и пилили, и шкурили, то есть выполняли тяжёлую мужскую работу. Рассчитывать могли только на порцию баланды. Домой опять-таки добиралась пешком, не раз попадая под бомбёжки…

Много чего было еще в те тяжёлые годы. И, встретившись, им было что рассказать друг другу. Война оказалась одна на всех, и на них двоих её хватило. Свои юные годы они отдали ей.

Физически крепкому, быстро повзрослевшему Павлу захотелось стать для Маши опорой в жизни. Через девять месяцев поженились. Дом построили сами. Мария Петровна во всём была верной помощницей и всегда поддерживала мужа. Так и до сих пор.

У Григорьевых родились два сына. Виктор — врач, Женя пошёл по стезе электрика. Оба в своих специальностях профессионалы. Родителей не забывают, помогают и быт поддерживать, и здоровье. Когда дети выросли и отделились, дом вроде как стал большим для двоих. «Теперь можно бы и поменьше», — улыбнулась Мария Петровна.

Супруги любят сидеть в прихожей у окошка. Здесь телефон со списком номеров, которые могут понадобиться. На стене семейные фотографии. К ногам ластится любимая кошка.

Павел Григорьевич поделился тем, что не так давно у дома по их просьбе построили колодец. Это здорово облегчило жизнь ветеранов. Пенсия хорошая. Дрова льготные. Есть машина. Живи и радуйся. Однако время не щадит. Пережитое оставило свой след. Оба инвалиды. Недуги огорчают, хотя и стараются не думать о них. Большой удачей, считают, что вдвоём дожили до большого и светлого праздника Победы.

Григорьевы одними из первых в районе получили юбилейные медали. С ними и сфотографировались, как в жизни, так и на фотографии стараясь быть поближе друг к другу. Очень положительно оценивают то внимание, которое в последнее время уделяется участникам войны. «Мы ведь победители, — говорит Павел Григорьевич, — и должны чувствовать себя таковыми».

2

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию