21 Сентября 2017
$58.13
69.77
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Журналист месяца 15.02.2016

Январь 2016 года. Марина Энгельгардт

«Жизнь в одной ладошке»; «Сказ о самородке»

Марина Энгельгардт родилась 4 августа 1978 года в посёлке Сонково Тверской области. После окончания Сонковской средней общеобразовательной школы окончила Бежецкое педагогическое училище по специальности «Учитель начальных классов. Учитель русского языка и литературы». В 2006 году с отличием заочно окончила Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д.Ушинского по направлению «Филологическое образование» с присвоением степени бакалавра. В 2007 году после года магистратуры в том же вузе получила диплом с отличием с присуждением квалификации «Учитель русского языка и литературы» по специальности «Русский язык и литература». С 1998 года по 2011 год работала в Сонковской средней школе заместителем директора по воспитательной работе, учителем русского языка и литературы. В 2005 году стала победителем конкурса «Учитель года - 2005» с присвоением 1 квалификационной категории. С августа 2011 года - заведующая отделом в АНО «Редакция газеты «Сонковский вестник». Курирует социальную сферу Сонковского района, затрагивая актуальные темы и проблемы. Работает над ежемесячным проектом «Жить здорово!». Ведёт постоянную рубрику «Грамотей». В 2012 и 2013 годах стала стипендиатом ежемесячной стипендии губернатора Тверской области среди молодых журналистов региона. По итогам июня 2013 года и января 2016 года присуждена специальная премия губернатора Тверской области «Лучший журналист месяца».


ЖИЗНЬ В ОДНОЙ ЛАДОШКЕ

Маленький кусочек блокадного хлеба помещался на ладони трёхлетнего Лёвы. 125 граммов. Если, конечно, его можно назвать хлебом. Ведь состоял он из того, что шло на корм скоту: жмыха, дуранды, силоса. Но это всё же был хлеб- символ жизни. Мальчик боялся его откусить, потому что понимал- он не сможет остановиться, съест всё сразу. А значит, потом будет голодать. Трёхлетний Лёва - известный нам почётный гражданин посёлка Сонково Лев Александрович Айзенштат- один из немногих, кто помнит вкус блокадной пайки.

- Каждый день два сухаря. Они и спасли меня и маму, - зацепил фразой хозяин и ловко отрезал от свежей буханки хлеба тонкий ломоть, разделил его на две части, а потом каждую ещё на три. - Вот так: завтрак, обед и ужин, - на примере показал он. - Мама учила меня, что хлеб нельзя откусывать, его надо отщипывать по крошке, класть в рот и не глотать сразу, а сосать. Ей казалось, будто так наступает ощущение сытости. Трапеза, если можно так её назвать, проходила в строго определённое время, ожидание которого, наверное, и составляло смысл всей моей детской жизни. От этой привычки - отщипывать кусочки и класть их в рот, а не откусывать хлеб - я не мог отвыкнуть очень долго. Да, пожалуй, и трепетное отношение к хлебу осталось у меня на всю жизнь.

Несмотря на маленький возраст, войну Лев Александрович запомнил крепко. Главным образом, из-за голода. Особенно трудно было сначала. Тупая, ноющая боль в желудке сменялась острыми резями. Но к этому маленький блокадник привыкнуть сумел. Как и к постоянным разрывам бомб и к виду трупов на улицах.

Ещё он помнит отца - Александра Шмулевича, который по призыву "Комсомол - в армию!" отправился на фронт и всю войну был редактором дивизионной газеты, а потому всегда в числе первых спешил на передовую. Вспоминает маму - Валентину Алексеевну, спасшую маленького сына во время блокады. Вспоминает дядю Гришу - папиного брата, пожертвовавшего своим денежным аттестатом ради родственников. В живых из них уже никого нет. Остались только одни чёрно-белые снимки и воспоминания.

Лев Александрович замолчал, задумался. Я чувствовала, что перед его глазами возникают картины, которые нам с вами, к счастью, увидеть не удалось. И я не ошиблась. Как город оказался в кольце вражеского окружения, мой герой не помнит, но уже спустя каких-то полгода война прочно поселилась в его сознании. Маленький Лёва, как и все без исключения его сверстники, быстро усвоил, что означает протяжный звук тревожной сирены за окном. Мама быстро собирала в узелок самые ценные вещи, брала на руки сына и бежала с ним в бомбоубежище.

- Как сейчас, вижу чёрное небо, "украшенное" лучами прожекторов. Слышу громкий, отвратительный вой сирены и несущийся из репродуктора громовой мужской голос: "Воздушная тревога! Воздушная тревога!", - повторял мой собеседник. - В бомбоубежище тесно, душно, полутемно, пахнет сырым бетоном. Все затихают - слушают, что происходит там, наверху. Тишина прерывается то детским плачем, то чьим-то стоном или шёпотом. Где-то громыхает. Иногда совсем близко, так, что мы чувствуем сотрясение земли. Время тянется тревожно и долго. И вот всё стихает. Что значит эта тишина наверху? Налёт закончен или это просто перерыв перед новой волной атаки? Томительное ожидание. Наконец, тот же мужской голос уже другим тоном извещает: "Отбой воздушной тревоги! Отбой воздушной тревоги!" Мы с мамой с облегчением от пережитого страха идём в свою квартиру. Иногда тревога объявлялась пять, шесть, а то и десять раз. Многие, привыкнув, уже не прятались в бомбоубежищах: одни играли со смертью от храбрости или отчаяния, а у других, отощавших и изнемождённых от голода, просто не было сил бежать. Голод делал своё дело: люди таяли на глазах, с каждым днём их становилось всё меньше и меньше.

По словам Л. А. Айзенштата, в маминых рассказах не было ни вздохов, ни стонов, ни обвинения, она никогда не жаловалась, что ей выпало такое испытание. Мама была очень жизнелюбивым и оптимистичным человеком. Удивительно, что посреди всего этого ужаса, голода, бомбёжек и обстрелов она находила в себе силы говорить о... красоте блокадного города. Никогда он не казался ей таким прекрасным, как в эти смертельные дни. От мороза стояли такие нарядные деревья, так сказочна была Нева и её набережные с замёрзшими кораблями и застывшими домами.

Самым больным был вопрос отъезда. Слухи и настроения колебались, как море. Одни говорили, что надо немедленно убегать из этого обречённого города. Другие же считали, что самое страшное позади. Ехать не надо. Везде голод, нигде не ждут с жареными пирогами, дорога из Ленинграда усеяна трупами. Эти противоречия буквально раздирали сердце на части.

- Но мама приняла решение эвакуироваться, - продолжал Лев Александрович.

Она в числе многих, взяв с собой сына и самое необходимое (да и вещей-то особо не было), на катере стала переправляться через Ладожское озеро. Мой собеседник вспоминает, как матросы накормили его, а ему с непривычки стало плохо, как всех погрузили в крытые товарные вагоны и отправили в Новосибирск, как мимо проезжал эшелон, набитый ранеными солдатами. Всё это тяжёлым отпечатком отложилось в памяти ребёнка на всю жизнь.

Через несколько лет после войны Лев с отцом оказались в местах, где он с мамой выживал в блокаду - в посёлке Лесном Ленинградской области. Некоторое время он не мог двинуться с места. А потом из памяти фонтаном брызнули воспоминания: "Сейчас слева будет дом, справа - магазин, слева - аллея".

- Я ничего не узнавал, но что-то мне подсказывало - это именно то место, которое я ищу и ради которого приехал в город. Где-то здесь находился дом, в котором я жил, - говорил герой моего рассказа. - Я знал, что нашего дома уже давно нет: мама вспоминала, что он от прямого попадания бомбы разлетелся в щепки, а все, кто были в нём, погибли. На улице появились новые строения, нумерация изменилась, там уже жили другие люди, но ощущение, что именно тут прошли самые страшные годы моей жизни, до сих пор осталось.

Со скорбью в голосе Л. А. Айзенштат рассказывал о желании людей жить. Ещё с большим трагизмом он поделился историей о соседском мальчишке:

- Однажды мама ушла. Совсем обессиленный от голода, я лежал на кровати. Смотрю, как в нашу квартиру пробирается соседский парень лет четырнадцати. Видно, голод его совсем одолел, раз он пошёл на воровство. В одно мгновение он открыл шкаф, схватил кусок хлеба, а это значит, наши с мамой завтрак, обед и ужин, и, сидя на полу, в буквальном смысле проглотил его. Я ничего не мог сделать, а мама потом благодарила Бога за то, что воришка не убрал свидетеля - меня!

Много чего ещё вспоминал Лев Александрович из своего тяжёлого детства: квадратные хлебные карточки, деревянного коня-качалку, пятилитровую бутыль с рыбьим жиром, похлёбку из травы, содрогание дома от взрывов…

- Война и голод с самого раннего детства воспитали во мне какое-то особенное отношение ко всему окружающему, - говорил Лев Александрович. - Главное богатство - это простые вещи вроде мирного неба и здоровья близких. А ещё хлеб!

Характер Л. А. Айзенштата впитал в себя, пожалуй, важную черту поколения. Не увидев мирного неба над головой, не познав обыкновенных радостей детства, он будто бы задался целью наверстать упущённое в зрелые годы. А может, просто настолько радовался мирной жизни, что, несмотря ни на какие трудности, успешно их преодолевал. И всё это при том, что труд его заключался в руководстве коллективом, большим и трудолюбивым, как и он сам. 35 лет он отдал работе на предприятии "Сонковоремтехснаб", модернизируя его и внедряя всё новые и новые технологии.

Сегодня Льву Александровичу 77. Это бодрый и не падающий духом человек, полный воспоминаний, хороших и добрых, чередующихся с тяжёлыми, военными. К его рассказу нечего добавить - всё уже сказано. Нам же остаётся только вчитываться в эти строки, слушать убелённого сединой человека, погружаясь в трагический мир блокадного города - в мир голода, бомбёжек, смерти… И в то же время чувствовать стойкое желание людей выжить вопреки всему, как это сделал маленький Лёва. 


СКАЗ О САМОРОДКЕ

"Человек один не может... Всё равно человек один не может ничерта", -сказал когда-то Эрнест Хемингуэй. Но классик не прав. Человек может и в одиночку горы свернуть! Вот вам Михаил Жохов-мастер резьбы по дереву из посёлка Сонково. Он исполнил свою мечту - 40 лет ежедневно вступает в диалог с деревом, с которыми работает фантазия автора.

ЕСЛИ ХОТИТЕ-САМОРОДОК

Терпкий запах свежеструганного дерева витает в мастерской Михаила. Под ногами хрустит сосновая стружка. Всё это однозначно настраивает на душевный разговор с мастером ускользающего в небытие промысла.

- Главное - почувствовать дерево, и тогда оно тебе поддастся, - говорит он. - В любом мальчишке заложено созидательное начало. И неважно, вырастет из него мастер по дереву или нет, он должен освоить минимум, необходимый для мужчины - уметь строгать, пилить, забивать гвозди…

Мой собеседник немногословен. О себе рассказал кое-что: тяга к работе с деревом с 6 класса, любовь к этому привил В.Д.Попков - учитель технологии. Да, пожалуй, и всё. Остальное же - ответы на мои вопросы. Сразу видно - скромный, а это, как известно, украшает человека.

- Я - самоучка, если хотите - самородок. Знаете это как? Смотрел, приглядывался, пробовал. Начинал с книг. А потом пошло-поехало. До сих пор не могу остановиться! - улыбается Михаил. - Человек не станет настоящим мастером, если не "болеет" своим делом. Инструмент должен быть продолжением руки, можно сказать, продолжением души. Ведь у дерева, как и у человека, тоже есть душа!

РУКАМИ, РУКАМИ, РУКАМИ...

Запах сосновой смолки приятно щекочет ноздри. Можно и по сторонам поглазеть. Хотите удивлю? Мастерская моего героя не оборудована по последнему слову техники, но необходимое для работы есть. Всё обустроено "под хозяина": инструменты в чётком порядке, расположены по возрастающей - от меньшего к большему, тут же сушатся почти готовые изделия, на стене - размерный ряд и зарисовки. Вокруг каких только заготовок нет! А главное, никаких машин, станков - работа выполняется только руками. Здесь вы не найдёте ни одного гвоздика - все детали склеиваются.

- Всякое дерево прекрасно по-своему. Каждое имеет свою структуру, свои достоинства. Но ни одно дерево нельзя строгать "против шерсти", - ловко управляясь рубанком, признаётся Михаил. - Даже животные и люди не терпят, когда их гладят "против шерсти"! А вообще мои любимые породы - ольха, липа, осина. Это мягкие породы, с ними удобно работать.

Вот они - ровные брусочки различных пород. Беру в руки - гладкие. Вдыхаю аромат - у каждого свой, неповторимый. Мастер умело "читает" дерево: по древесине знает, где и в каких условиях дерево росло, когда его спилили и как доставили, знает, какой лес лучше, на что может пойти…

Говорят, что гений - это особая заточка природой инструмента души. Так это как раз про моего героя!

ЭТО ВСЁ МОЁ, РОДНОЕ!

- Дерево - материал живой, экологически чистый, пластичный, где-то капризный, где-то податливый. Одним из самых универсальных деревьев считаю сосну. У лиственницы обработка дольше и сложнее - в ней много смолы, поэтому быстро забиваются пилы и рубанки, - делится секретами мастер. - Липа хороша для столярных работ. Работать с ней - одно удовольствие! Она мягкая. При высыхании не коробится и не трескается. Она не крошится и легко режется вдоль и поперек волокон. А вот ольха со временем краснеет, что придаёт изделиям из неё дополнительное очарование.

Отдельная тема, по словам Михаила, - это дуб или, как его называют, царь-дерево. Дом из дуба - вечный дом. Мебель из дуба - прочная мебель. Она проживёт много веков. Цвет дуба серовато- белёсый. Деревянных дел мастер показывает на недавно сделанный журнальный столик:

- Посмотрите, здесь я использовал древесину старого дуба. Он долгое время "жил" под открытым небом и подвергался воздействию природы. После обработки его рубанком получился потрясающий эффект тёмных прожилок на сероватом фоне. Похоже на старого мудрого человека, чьё лицо избороздили морщины, а глаза ясные-ясные.

Мастер рассказывает о том, что сегодня детали интерьера из дерева пользуются спросом, как никогда раньше. Связано это с тем, что изделия из дерева идеально вписываются в любой интерьер, независимо от того, в каком стиле он выполнен. Ручная работа - это всегда красиво, неповторимо, удивительно и уникально. Всё это создаёт небывалый уют.

- А пройдёмте в дом! - неожиданно предложил хозяин.

БУДЕМ ЖИТЬ ПО-РУССКИ!

Насколько сильны у нас в крови русские традиции! Всё в доме Михаила Жохова устроено на радость сердцу русского человека - прихожая с деревянной лавкой и кухня с образами в "красном" углу, насквозь пронизанная светом из большого окна. Вот оно - счастье!

- Дерево манит и притягивает меня своей природной теплотой. Глядишь на него, и в голове рождается образ, созвучный сегодняшнему настроению, переживанию, - рассказывает он.

Наша "экскурсия" по дому продолжается. Здесь всё удивительно - большая кровать с резной спинкой, ажурная арка, витиеватые книжные полки, необычные цветочные подставки, весёлая скамейка, резные карнизы, зеркала, буфет, комод, журнальный стол, полочки, детская кровать, часы… Массивные, но в то же время изящные панно мастера контрастно смотрятся на стене. Изогнутые линии, замысловатые рисунки, словно закручиваясь в спираль, больше напоминают музыкальные импровизации. Всё имеет естественный цвет древесины и, конечно, отпечаток руки мастера - затейливый резной орнамент, придуманный автором.

Ручная работа, изящная резьба, блестящий лак. И детали не темнеют, не обтираются, хотя ими пользуются не первый год.

- Вот такой лак! Держится долго, - скромничает автор этой деревянной красоты.

Всё-таки удивительно прекрасно, что просыпается в таких людях, как Михаил Жохов, тяга к русским традициям, уходящим корнями в тысячелетия, но очень близким и родным каждому из нас!

СДЕЛАНО С ЛЮБОВЬЮ!

- Качественное сырьё - важная, но отнюдь не главная часть работы, - признаётся мастер. - Откуда приходит вдохновение? Однозначно сказать не могу. На одно вдохновила музыка, на другое - полотно известного художника, на третье - структура самого дерева. Несмотря на развитие компьютерных технологий, в своей работе я не использую Интернет.

То, что Михаил создаёт своими руками, запечатлено на фотографиях. И на каждой безграничная фантазия, художественный язык и оригинальный способ воплощения замысла. Здесь динамика и жизнь. Здесь яркие эмоции. Герои у моего собеседника получаются, как живые, с осмысленным взглядом. За много лет каких только "портретов" он не вырезал из дерева - орлов, медведей, рысей, волков, лис, филинов…

- Помнится, как в 90-ые годы я смастерил шикарного орла на поставке. Его высота была более двух метров, а размах крыльев - более полутора метров. Вот это вещь! - вспоминает М.Жохов.

Предметы мебели, украшения для интерьера… Чего только не мастерит Михаил! Но всё-таки его конёк - это лестницы. Да, именно те, по которым поднимаешься с первого на второй этаж. Сделал их он такое количество, что и не счесть! Причём, каждая новая абсолютно не похожа на предыдущую. А всё потому, что сделано с любовью!

ШКАТУЛКА НА СЧАСТЬЕ

- Казалось, прогресс вытеснил ручной инструмент, - сетует М.Жохов. - А я говорю: прогресс, подвинься! Человек совершенней машины! Ручной труд - спасение человека-творца. Недаром говорят: "Дай крестьянину топор, и он починит даже часы".

Свою работу Михаил называет не столько сложной, сколько кропотливой. Считает, что терпение и труд… (продолжение знаете). С плохим настроением работать не садится - бесполезно. Лишь когда на душе светло и легко, мастер берёт в руки дерево. И оно, поверьте, его настрой чувствует!

- Работа по дереву сопровождает меня всю жизнь, - говорит он. - Но до сих пор я не считаю себя профессионалом. Самосовершенствованию нет конца. Всякий раз мне кажется, что я нашёл то самое, ан нет! Всё ещё впереди!

С интересом я рассматривала, где герой моего сказа творит. Ещё интересней было наблюдать, как легко и весело это делает. А он всё с улыбкой приговаривал: "Ну, Вы и любопытные!"

Прощаясь, он просил не возвеличивать его особо, поясняя, что научиться этому делу несложно: достаточно иметь художественный вкус и желание трудиться. А в моих руках подарок - шкатулка, по словам Михаила, на счастье. Я аккуратно прикрываю за собой дверь. Там, позабыв обо всём на свете, творит деревянных дел мастер. На радость себе и людям! 

Автор: Марина Энгельгард
1279

Возврат к списку

Тверская область ярко представила свой туристический потенциал в Москве
Завтра в столичном комплексе «Экспоцентр» завершается 23-я международная выставка «Отдых Leisure-2017». На три дня огромная площадка объединила более 670 участников из 64 стран мира и большинства регионов России.
20.09.201719:44
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость