17 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 28.01.2016

Дышите полной грудью, профессор

Фотограф: www.tverlife.ru

Хирург от Бога. В свои 95 Иван Котов не растерял любви к жизни

А ведь судьба не всегда была к нему добра – еще мальчишкой отправила в ссылку, провела сквозь горнило Великой Отечественной войны. Но Иван Александрович – из породы крепких людей. Жаль, таких, как он, осталось совсем немного: накануне 70-летия Победы министр здравоохранения России Вероника Скворцова встречалась с ветеранами-медиками, спасавшими раненых. 


Сейчас этим людям уже за 90. А тогда на плечи вчерашних выпускников медицинских вузов легла огромная ноша. Ивану довелось работать в уральских госпиталях. Молодой врач возглавлял хирургическое отделение и практически все операции проводил сам – по 10 – 12 часов в день на двух-трех столах... За годы войны Котов спас более 500 бойцов. И был не только хирургом, но и рентгенологом, заведовал пунктом переливания крови. Приходилось осваивать и ремесло психотерапевта – доказывать солдатам, лишившимся руки или ноги, что жизнь продолжается, что нужно бороться и побеждать.

Так или примерно так работали и остальные ветераны, встретившиеся с министром. Но Иван Александрович был среди них единственным «профессором из репрессированных».

«Кулаки» со старой телегой

Советскую власть в семье Котовых встретили настороженно. Откровенные и отнюдь нелестные замечания деда привели к тому, что его сначала отправили на Соловки, а позднее вновь арестовали и расстреляли. В период коллективизации началось и раскулачивание. Читая опись имущества Котовых: дом, огород, засаженный капустой и морковью, лошадь, корова, две овцы, старая телега, старая деревянная кровать, два стола, две скамьи, ларь, – сегодня поражаешься: за что? 

В милиции, куда их доставили, матери сказали, что она может остаться, но та и помыслить не могла бросить мужа. И с двумя детьми, на восьмом месяце беременности отправилась вместе с ним в ссылку. Везли их в товарном вагоне, еды не давали. Мешок сухарей, захваченный из дома, кончился быстро. На остановках выходили просить милостыню, рылись в отбросах. 

Их долго возили по Уралу, пока, наконец, не определили на постоянное место жительства. Бараки ссыльные мужики строили сами. Когда Котовы с еще одной семьей разместились в 12-метровой комнате, то были почти счастливы. Родившаяся в таких условиях младшая сестренка прожила меньше года.

Экзамен на упорство

В школе Ваню тоже встретили неприветливо. Таких, как он, называли ДВН (дети врагов народа). Для ребят был выделен особый класс, на переменах им запрещалось общаться с «вольными». Все происходящее вызывало у мальчишки чувство протеста: «Значит, мы люди второго сорта?!» И назло учился на одни пятерки. Но когда окончил школу, понял: из поселка его в институт не выпустят. Вот с этого момента Котов и стал постоянным нарушителем всех инструкций и канонов, установленных для репрессированных. Не пошел за разрешением на отъезд в милицию, понимая бесполезность такого поступка, а уехал в Пермь тайком и подал документы в медицинский институт. Естественно, у него спросили паспорт, но он ответил, что забыл документ в камере хранения. 

Три экзамена Иван сдал на «отлично». И тут снова всплыл вопрос о паспорте, причем в институте пообещали: не принесешь – сообщим в милицию. Расстроенный, не сдав последний экзамен по английскому языку, вернулся домой. Казалось, все кончено. Каково же было его изумление, когда из вуза пришло сообщение о зачислении! С такой бумагой юноша уже смело отправился в отделение милиции и получил разрешение на отъезд.

В институте Котова вызвали к декану, и тот спросил, почему он уехал, не сдав один экзамен. Парень решил притвориться простачком: мол, ходили разговоры, что трех отличных оценок достаточно. Декан усмехнулся: «Вообще-то это не так, но мы в порядке исключения вас приняли». 

Смелость вузы берет

После войны Котову было непросто добиться продолжения учебы в ординатуре. На все его просьбы неизменно отвечали: а работать кто будет? Но Иван все-таки подал документы во 2-й Московский медицинский институт. Его согласились принять, если руководители министерства путей сообщения дадут добро (Котов тогда работал в железнодорожной больнице). И он решился на отчаянный шаг: пошел на почту и дал телеграмму заместителю министра МПС с просьбой помочь ему выполнить завет Ленина: «Учиться, учиться, учиться!» Тот прислал разрешение. 

Годы в одном из ведущих вузов дали Ивану Александровичу очень многое. Благодаря полученным знаниям он смог делать сложные операции, не отказывая даже безнадежным больным. Особенно интересовался Котов сердечно-сосудистой хирургией, которая в те годы только зарождалась. Со всей страны в Москву приезжали хирурги, чтобы взглянуть на работу «первопроходца» – профессора Евгения Мешалкина. Его операционный стол всегда окружала толпа. На одном из таких «мастер-классов» присутствовал и Котов. Разглядеть что-либо из последних рядов было невозможно, и он стал протискиваться поближе. При этом нечаянно толкнул пожилого мужчину, с интересом следившего за ходом операции. Профессор Рукосуев (а это был он) высказался весьма нелицеприятно. Иван извинился, но от стола не отошел. И, возможно, именно настойчивость Котова побудила Рукосуева позвать его на работу в Калининский медицинский институт, где он сам возглавил кафедру общей хирургии. Вообще-то у Котова уже было приглашение из Челябинска. Но Калинин был ближе к переднему краю науки, тем более что будущий начальник расписал условия работы весьма заманчиво. После приезда выяснилось, что картина сильно приукрашена. Но отступать Иван не умел. 

Ему не хочется покоя

За первые девять лет у него сменилось пять заведующих кафедрой. Затем он сам четверть века занимал эту должность. 18 тысяч студентов искренне благодарны своему Учителю. 

Котов успешно защитил докторскую диссертацию и активно призывал коллег учиться. За время его работы на кафедре выросло пять докторов и пять кандидатов наук. Под руководством Ивана Александровича и при его непосредственном участии были изданы семь книг – методические указания к практическим занятиям по общей хирургии и уходу за больными, ими и сегодня пользуются студенты. На счету медика более 200 опубликованных научных работ. Он ежегодно входил в состав, а нередко и возглавлял государственные экзаменационные комиссии не только в своей медицинской академии, но и в Рязани, Перми. Находил время выступать с докладами и участвовать в прениях на городских, областных и всероссийских научных конференциях. И ни на день не прекращал практику. К хирургу с золотыми руками приезжали больные из Москвы, Санкт-Петербурга, Риги, Соликамска и других городов. Конечно, такой человек не мог остаться в стороне от общественной работы: он входил в состав правления Всероссийского общества хирургов, являлся председателем Тверского научно-практического общества хирургов. 

Даже после двух инфарктов Иван Александрович продолжал работать. Оставив кафедру по возрасту, он еще долгое время был консультантом. И при этом находил время выступать с лекциями в клубах «Фронтовичка» и «Достоинство», в домах престарелых, школах и других учебных заведениях.

У ветерана более 20 наград. Особенно он дорожит медалями «За победу над Германией» и «За многолетний труд» (последнюю ему вручили в прошлом году на встрече с министром). Но больше всего гордится, что является основателем врачебной династии – четыре поколения Котовых стали медиками.

В день юбилея, 20 января, коллеги от всего сердца пожелали Ивану Александровичу не растерять оптимизма и учить своим примером молодежь. Хочется верить, что выдающемуся врачу еще долго не придется отвечать на вопрос: «На что жалуетесь?»

ЭТО ФАКТ. Когда Котов работал в Москве, в больницу поступил подросток с тяжелейшей травмой: височная кость вдавилась в мозг. Заключение консилиума было однозначным: не операбелен. Но хирург решил рискнуть. Извлечь из мозгового вещества 10-сантиметровую кость было непросто. Но мальчик выжил и со временем окончательно поправился.
Автор: Ольга ИВАНОВА
1506

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость