27 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы20.05.2010

БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Фотограф: Тамара ВОДИЧЕВА

В эту пору, наблюдая за жизнью вокруг все больше из окна квартиры, Николай Александрович мечтает об одном: скорее бы пришло тепло и они с дочерью Людмилой, собрав пожитки, перебрались в Гирино.

В эту пору, наблюдая за жизнью вокруг все больше из окна квартиры, Николай Александрович мечтает об одном: скорее бы пришло тепло и они с дочерью Людмилой, собрав пожитки, перебрались в Гирино. В дом, который он помнит с детства. В Гирине как будто бы и хвори, которые все чаще пригибают к земле, отступают. Может, потому, что он здесь, в родной деревне, по-прежнему становится, как говорят теперь, востребован для общества. Сказано, конечно, громковато. На лето возобновляется жизнь в деревне всего в пяти-шести домах, не больше. Ну разве сравнишь нынешнее Гирино с довоенным?

Тогда в нем было дворов шестьдесят, самостоятельный колхоз в три бригады. И рабочего люду с лихвой – что не семья, то многодетная. У Мишутовых считалась средняя: кроме Николая четыре дочки. А по соседству, у Рыбаковых, было одиннадцать детей.

– Про тех, у кого росло двое–трое детей, – итожит Николай Александрович, – говорили, что они – малодетные.
К крестьянскому труду деревенские ребятишки в ту пору приучались сызмальства, но до начала войны Николай Мишутов успел-таки окончить семилетку и, когда в августе сорок второго его призвали в ряды Красной Армии, попал сначала в «учебку» – в школу младших командиров. До восемнадцати лет ему не хватало еще четырех месяцев.
– Когда нас, семнадцатилетних, поставили под пули да снаряды – мы были нужны, – размышляет он, – а теперь…
– Есть претензии? – подхватываю разговор.
– Да какие уж теперь претензии? У меня теперь одна претензия к жизни – скорее бы к супруге… Она, слава Богу, отмучилась уже…
Похлопав по ноге, продолжает:
– Пройду немного, и ложиться надо – болит…
– Ранение?
– По нему и был в январе сорок пятого комиссован из армии. Почти год по госпиталям. Рана была такой глубокой, что не заживала, и врачам пришлось пересаживать кожу со здоровой ноги. Намучился так, что и вспоминать не хочется. А доктора: давай повторную пересадку будем делать, эта не удалась…

Николай Александрович надолго замолкает, и я не тороплю его с воспоминаниями, потому что какой вопрос ни задай – все по-живому, будто и не было долгой жизни. А память приводит ветерана в тот самый август сорок второго, когда пришли в Гирино повестки таким же, как он, не успевшим повзрослеть, парням.
– Блинов Иван, Мазепов Миша, Цветков Николай, Романов Василий, Лунин Михаил, – перечисляет он тех, с кем уходил на фронт.
Провожали всей деревней. Николай Александрович прикрывает глаза ладошкой, не хочет, чтобы видела слезы, которые не удержать и теперь. А тогда? Матери замертво падали – на смерть провожали сыновей…
До Вышнего Волочка ребят везли на подводах. За возницу на одной из них был отец Николая, который еще до войны повредил себе руку в льномяльной машине, он работал машиноведом в МТС. Как вспоминает теперь Николай Александрович, сильной воли был мужик, не сдался: подразмял руку и по плотницкому делу пошел, косил. Пахать – не пахал, плуг было не удержать, но его ценили как столяра. Что кому было нужно по хозяйству – заказывали, и он делал. Во время войны по мобилизации снова попал в МТС: освоил молотильную машину. Для семьи это было спасением – за работу платили зерном. А в колхозе на трудодень начисляли всего по 100 граммов. При расчете за весь год – на плече принесешь мешок, за него всей семьей работали день и ночь…

– Вот так и ехали мы с ребятами на войну, – продолжает ветеран. – В Вышнем Волочке – сразу в железнодорожный состав, в Москву… Да…
Каждому из тех, кто призывался вместе с ним из Гирина тогда, выпала своя военная судьба. Из шестерых в родную деревню вернулись лишь трое. Михаил Мазепов воевал на танке, потом работал в колхозе трактористом, пока не завербовался с семьей куда-то на угольные шахты. Михаила Лунина искалечило, он вернулся с войны с одной ногой.
Первое боевое крещение Николай Мишутов принял под Смоленском, когда, окончив школу младших командиров в Орехово-Зуеве, сержантом возглавил отделение. «Крещение» оказалось серьезным: в том бою деревенского паренька сильно контузило, и он попал в полевой госпиталь. Речь и слух мало-помалу восстанавливались, и вскоре прибыли «покупатели» с фронтов. Так Мишутов попал в мотострелковый полк, в разведроту, под Оршу и Витебск.
На Белорусском фронте, который вписал в историю Великой Отечественной войны многие значимые страницы, деревенскому пареньку из-под Вышнего Волочка, можно сказать и так, досталась скромная роль. Операции, в которых он участвовал, на языке военных называются «боями местного значения». Но разве могла состояться хоть одна военная операция, о которых написаны сотни книг, сняты десятки кинофильмов, если бы столь же отчаянно, как и на главных военных направлениях, не дрались за высотку или деревню, и названия которой порой не знали, красноармейцы? За эти высотки и эти безымянные населенные пункты бойцы платили самой высокой монетой – своей жизнью. И Родина награждала их за выполненные с честью боевые задания теми же боевыми наградами, что и на основном направлении фронта. Орден Славы Николая Мишутова – тому подтверждение.

– Получали приказ и шли, перекрывали дороги и держали оборону, – рассказывает Николай Александрович. – В одном таком бою меня ранило в ногу и плечо: готовились к наступлению, попали под минометный огонь. Санитаров не было, сам перевязал, как мог, раны, сдал отделение и пошел в тыл с другими ранеными. Арт-обстрел. Пришлось сваливаться в ручей, а дело было в марте. Вот по этому ручью мы в тыл и отходили: воды по пояс, раны кровоточат. В одном месте вышли на берег, и оказалось, удачно: неподалеку стояло наше минометное отделение. Минометчики нас забрали к себе, до ночи оставили: идти днем дальше – верная гибель была. А ночью отправили в госпиталь, раза два попадали под обстрел, многие раненые погибли. Я уцелел. А в госпитале сразу на операционный стол…
Не знаю, через какие населенные пункты и сколько времени нас везли потом на машинах, но оказались в Москве. Месяца полтора лежал в госпитале в какой-то школе. Отец меня там нашел. Я только написал родным, что нахожусь в Москве, в госпитале, и он приехал. Как нашел – сам не знаю. Находчивый он был у нас, хоть и неграмотный… А вскоре отправили меня лечиться в глубокий тыл – в Молотов. Вы слышали про такой город? Пермь это…
Госпиталь оказался особым: там не просто выхаживали тяжелораненых, но и делали пластические операции. Танкистам, которых выносили с поля боя с обожженными лицами, ногами и руками, летчикам… Глубокая рана на ноге у Николая Мишутова тоже не заживала, и требовалась пластическая операция, вспоминая которую, он роняет сейчас одно только слово: «Каторга!..» И опять начинает слегка похлопывать по изуродованной войной ноге.

– Похожу немного, – говорит ветеран, – и ложусь…
Это сейчас, когда за плечами целая жизнь. А тогда, в январе сорок пятого, когда вернулся домой – из армии комиссовали подчистую, о раненой ноге было некогда думать. Деревня ждала мужиков, надорвав женщин непосильным трудом. Завхозом в Гиринской участковой больнице (ох и знаменитой она была в Вышневолоцком районе!) проработал недолго. Зайцева, секретарь сельсовета, вызвала к себе: «Дала рекомендации на тебя, пойдешь в председатели?» Созвали сессию, проголосовали – так стал Николай Мишутов партийно-советским работником. Но уже года через два пришлось ему перейти на хозяйственную работу. В Гирино поднимать колхоз «Красная Гора» был направлен в ту пору Василий Иванович Лебедев, работавший до этого на фабрике «Пролетарский авангард». Хваткий, но здоровье подвело. И начали обрабатывать Мишутова: дескать, в сельсовете зарекомендовал себя хорошо, должен выручить и здесь! Есть решение райкома…
Три раза вызывали к первому секретарю, но он все не давал согласие. Потом пошли на уловку: давай соберем собрание, и как народ решит… Колхозники проголосовали «за», хотя видели – молодой парень совсем, что сможет?
Отец только и сказал: «В такую-то яму!..»

Яма и была: корма на исходе, скот падал от голода. На пороге посевная, а семян ни грамма в амбаре… Колхоз хоть и назывался «Красная Гора», но сам в горе никогда не был. Но, вникнув в дела, молодой председатель понял, что не все так безнадежно: поднять хозяйство можно. Ставку сделал на льноводство, и оно выручало. Стадо пополнили молодняком черно-пестрой, немецкой, породы: хоть и жидковато было молоко, но удои приличные. Отремонтировали фермы, машинное доение и навозоудаление внедрили… И только в середняках «Красная Гора» ходить начала, как новая революция: колхозы стали объединять и создавать совхозы.

– Николай Александрович, – спрашиваю я своего собеседника, – вот сколько помню совхоз «Ильинский», который и поглотил мелкие колхозы, он всегда в хвосте тянулся. Почему?
– Земли бедные, хоть народ и работящий, – раздумчиво говорит он. – На руководство не везло, считаю…
И вот думаю теперь: а может, зря тогда, при укрупнении, не доверили Мишутову дальше руководить хозяйством в Ильинском? Ну и что, что всего семилетка была за плечами, так его «университеты» – это крестьянство, впитанное с молоком матери. А мастерство руководителя он показал, руководя до самой пенсии Ильинским сельским советом.
По состоянию здоровья переехав на постоянное жительство в Вышний Волочек, Николай Александрович душой по-прежнему там, в родной деревне. Хотя что осталось от нее?
– Чего там может теперь нравиться? Хутор!.. – с болью в голосе говорит он. – Постоянно в Гирине никто давно уж не живет. На лето, как мы, приезжают некоторые – на дачу. Вот ведь сейчас какое предназначение у деревни. А раньше кормилицей была…
Но знаю, глядя в окно городской квартиры, он видит родной дом, построенный еще отцом, деревню… И знает, что не успеет разобрать привезенные с собой пожитки, как кто-нибудь из дачников толкнется в дверь: дескать, выручай, Николай Александрович, старая заброшенная водокачка только в твоих руках оживает. А как без воды жить?

Автор: Тамара ВОДИЧЕВА
19

Возврат к списку

Студент из Твери стал призером Национального чемпионата WorldSkills Russia 2017
«Третье место в компетенции «Графический дизайн» занял Максим Косточкин, студент Тверского технологического колледжа!» - объявили организаторы очередного победителя финала V Национального чемпионата WorldSkills Russia 2017. За своей заслуженной наградой он не шел – летел. 
26.05.201719:56
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию