24 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы19.05.2010

Я - из огненной деревни

По статистике в Белоруссии во время Великой Отечественной войны фашисты убили каждого четвертого жителя. Эти данные совпадают с жертвами моей семьи.

По статистике в Белоруссии во время Великой Отечественной войны фашисты убили каждого четвертого жителя. Эти данные совпадают с жертвами моей семьи. Из восьми человек в нашей семье расстреляны четверо: отец – Осип Емельянович Обух 53-х лет,  мать Валентина Яковлевна 43-х лет, сестренка Александра семи лет и сестричка Раечка 3-х лет. В живых после войны остались только я, сестры Вера, Валя и брат Виктор…

Я из огненной деревни…
Но деревни нет!
Нет родных и нет друзей на свете:
Обнаружив партизанский след,
Всех убили, всех пожгли фашисты
В сорок третьем.
Все сгорело, все сгорели – страх
На земле обугленной остался.
Ветер налетел и ввысь поднялся,
Увлекая за собой их прах…
И с тех пор в холодной вышине
Души их над миром все летают…
«Будь ты проклята! Сгори, как мы, в огне!» –
шлют проклятья вражеской стране…

В январе-марте 1943 года фашисты предприняли карательную экспедицию в Партизанском крае - в Освейском, Рассонском, Дриссенском, Полоцком, Себежском районах Витебской области Белоруссии. На своем пути они уничтожали все: сжигали деревни, поселки, взрывали дома в городах, расстреливали жителей, а то и сжигали заживо, запирая в сараях и домах. Партизаны оказывали врагу сопротивление, но силы были  неравными. Поэтому жители Партизанского края уходили в леса, покидая свои дома и все нажитое добро, которое невозможно было увезти с собой. Уходили и мы, жители деревни Гальковщина Освейского района Витебской области, - деревни, в которой базировалось много партизанских отрядов и белорусских, калининских, псковских и др. партизанских бригад.

Жгучий, колючий снег
В лицо нам швыряет ветер…
Уходим – беда навалилась на всех –
А с нами старухи и дети.
Уходим почти в никуда –
В леса, в глухомань, за болота,
Пока задержала врага
Одна партизанская рота.
За нами деревни горят,
И взрывы, и выстрелы слышны.
Это фашисты нам мстят,
За то, что «блиц-крига» не вышло.
За то, что мы все по заветам отцов
На защиту Отечества встали,
И маршем, и маршем Россию пройти
Оккупантам фашистским не дали…

Но каратели нас настигли у реки Свольна (приток р. Дриссы, впадающей в Западную Двину) 20-го марта 1943 года и расстреляли почти всех жителей деревни: детей, стариков, женщин и даже женщину с грудным ребенком. Так я в 14 лет потерял односельчан и половину своей семьи. И я был бы там: лежал бы на дне красной от крови реки Свольна. Но нам подвернулась удача – мне и другу моему Ефиму Скрипка  удалось убежать.  Остались живы две моих старших сестры – они уже были в партизанских отрядах – Вера (21 год) в отряде №2 Латышской (район наш граничил с Латвией)  партизанской бригады, и Валентина (17 лет) в отряде № 3 той же бригады.Был жив и мой брат Виктор 1922 года рождения, с первых дней войны он уже был на фронте, прошел всю войну, закончив ее под Кенигсбергом. После того, как мы сбежали от карателей (Ефим, я и примкнувшие к нам две женщины с двумя детьми 8-10 лет), проблуждали, добираясь к деревне, 22 дня. Спали на снегу (в марте его было еще много), голодали и, наверное, умерли бы от голода и стужи, если бы не наткнулись на землянку. Жителей землянки обнаружили и убили каратели, и она была пуста. В ней мы нашли немного вареных бобов, сухарей. Это и спасло нас. Вышли мы из леса 12 апреля 1943 года. От большой, многонаселенной  деревни осталось нас 7 человек. А самой деревни тоже не было. Вокруг, насколько можно было видеть, - ни одного уцелевшего дома, только торчали, словно кресты на кладбище, черные обгорелые печные трубы. Все гады пожгли, все уничтожили, весь наш район… Все в районе, кто остался в живых, жили в землянках.  Каратели сделали свое черное дело и ушли. Возвратились партизаны. Третий отряд Латышской партизанской бригады, в котором была моя сестра Валя, расположился на месте сожженной деревни  Беляны (соседней с нашей).

Меня зачислили в партизанский отряд сначала связным - доставлял пакеты, донесения, указания смежным отрядам. Потом я получил назначение в стрелковую роту, а с этим назначением – возможность мстить фашистским палачам за смерть своих близких.

В отряде я был всех моложе –
В четырнадцать лет партизан.
Сегодня твердят: «Быть не может»,
А, глянув на грудь, говорят: «Ветера-а-ан!».
Фашист на Руси злодеянья творил,
И мстили ему, мстили все.
Пацаны мстили тоже
За то, что он мирную жизнь растревожил,
Деревни спалил и родных уничтожил,
За то, что он детства мальчишек лишил…

 В январе 1944-го, когда  Красная Армия приблизилась к Белоруссии, мы перешли фронт в районе ст. Клястицы, покинув оккупированную врагом территорию. Народные мстители - партизаны с честью выполнили поставленную задачу.

Со ст. Клястицы нас на машинах вывезли в Невель, посадили в товарные вагоны. Так добрались мы до Старой Торопы Калининской области, где нас высадили, разместили в частных домах. Прожили мы там около недели. Нас разоружили. И повезли в Москву. В московском метро на ст. Комсомольская всех переписали и перераспределили, кого куда. Старшую сестру Веру направили в зенитный полк. Меня и сестру Валю оставили в Москве на месячный отдых. Я попал в Дом отдыха на ул. Карла Маркса для партизан, прибывших из вражеского тыла. Валя отдыхала в г. Пушкин Московской области. А после отдыха нас направили в ремесленное училище г. Иваново. Направление в РУ, где было много ребят, эвакуированных из Латвии, нам давал находившийся там известный латышский писатель Вилис Лацис. В Иванове мы не только учились, но и работали: мальчишеская группа  - на заводе «Ивторфмаш», выпускавшем технику для фронта, а группа девушек (и моя сестра Валя) – на текстильном комбинате. В марте 1945-го отправили нас в Ригу, где мы работали на  заводе «ВЭФ». Я закончил вечернюю школу, потом – институт в Москве. Получил высшее экономическое образование. Имею правительственные награды, в том числе  орден «Отечественной войны», медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «60 лет освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков», «Ветеран труда» и др.
Сегодня из всей семьи я остался один.  Валентина Осиповна умерла, не дожив двух месяцев до 60-ти лет. Вера Осиповна прожила 76 лет. Виктор Осипович, фронтовик, прожил 82 года. Сестренки Шура 7 лет и Раечка 3-х лет лежат на дне реки Свольна. А, может,  унесло их течением в р. Дриссу – Западную Двину – Балтийское море… Кто знает?

Прошли года, Отчизна возродилась,
Величие и Славу обрела…
А мне сегодня вновь война приснилась.
И мама, мама у икон молилась,
Просила, чтоб война нас обошла…

Каются ли потомки гитлеровских палачей? Не похоже.  Почему Германия, которая причинила нашей стране громадный ущерб – уничтожила сотни городов, сожгла тысячи деревень и поселков, угоняла в рабство и сжигала в газовых печах тысячи мирных людей, вывезла из нашей страны несметное количество ценностей – не несет ответственности за содеянное?  Живут они, бывшие оккупанты, убийцы лучше нас.  И не думают возмещать мне и многим таким, как я, за гибель родных, за сожженный дом, за искалеченное детство… Нет! И даже пытаются переложить ответственность за прошлую войну на Советский Союз, на Сталина! Во как здорово!.. Теперь я старик: 80 лет с гаком. Живу в Березайке 17 лет по временной прописке. Постоянная – в Мурманске. Но там маленькая квартира – 34 кв. метра на пять человек. А в Березайке дом старый, холодный. Этой зимой температура в нем была 8-12 градусов тепла при топке всех трех печей. Вот таскаю дрова на санках за 40м. Дров не напастись. Забор завалился. Прошу тверского Губернатора выделить, как ветерану, на двоих с женой квартиру – не положено, по временной прописке не выделяют. А Мурманск посылает то к одному ведомству, то к другому – волокитит… И что ж, выходит, придется мне к госпоже Меркель обращаться ?!..

Автор: Геннадий Осипович Обух, п. Березайка Газета «Новая жизнь»
11

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость