20 Февраля 2018
$56.34
69.9
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 10.12.2015

Вменяема до безумия

Фотограф: www.tverlife.ru

Почему молодая мать решилась на убийство своего ребенка

Почему молодая мать решилась на убийство своего ребенка

В октябре Артемке исполнился год, он уже большой мальчик и вовсю топает ножками. Есть у него сестренка Алинка, а когда-нибудь он узнает, что был и братик, Егор, но потом мама его убила. Как сказано в приговоре суда, «ограничила поступление воздуха». Его, Артемку, тоже хотела придушить, да не удалось – откачали. Что он тогда почувствует, какие сны ему станут сниться? И что он скажет женщине, которая сначала дала ему жизнь, а потом пыталась отнять?

Весной это чудовищное по своей жестокости преступление потрясло всю область. В Нелидове совсем еще молодая женщина, едва достигшая 22 лет, убила своего сына. Совсем кроху. Тогда мы твердили: она просто больная. Нельзя в здравом уме на такое решиться! Он был уже пятимесячный. Успела ведь сердцем прикипеть, у груди подержать, надышаться сладким молочным запахом родного, теплого тельца. Ну конечно, больная!

Нет, гласит стационарная психолого-психиатрическая экспертиза: никаким психическим расстройством, ни хроническим, ни временным, гражданка С-ва не страдала и была абсолютно вменяемой. И на днях Нелидовский городской суд признал ее виновной.

Так уж получилось

Почему она решила родить второго ребенка? На этот вопрос Антонина отвечала: так уж получилось. И не скрывала, что просто все дело было в материнском капитале и еще одном детском пособии.

Когда узнала, что ждет двойню, срок был уже большой. Родились ее пацанчики недоношенными, требовали большого ухода, но от Антонины было мало толка – за коротенькую Егоркину жизнь участковая медсестра успела послать с полдюжины экстренных извещений в органы опеки и попечительства: не выполняются требования поликлиники. Представьте, об Антонине заботились – социальные службы упрекнуть не в чем. Одинокой матери троих малолетних детей назначили сопровождение. Помогали, вразумляли, она обещала исправиться, и на этом все кончалось.

А вообще, так ли уж трудно ей было? Нелегко, конечно. Но, ей-богу, я знаю немало женщин, чье положение куда хуже, но своих детей они любят и окружают заботой. Начнем с того, что матерью-одиночкой Антонина была лишь на бумаге: с Олегом она жила уже несколько лет и старшую, трехлетнюю Алину, рожала тоже от него. Просто ей было выгодно числиться незамужней – одинокая мать получает на каждого ребенка вполне приличное пособие.

Впрочем, отцом семейства Олега назвать язык, конечно, не повернется. Он не работал, выпивал, а свою подругу, случалось, и поколачивал. Тогда Антонина забирала детей и уходила к маме, но вскоре возвращалась, потому что привыкла и по-своему любила. Работой ни она, ни ее сожитель себя не утруждали – кормили молодую семью обе мамы, а «детские» деньги парочка тратила не на соки и памперсы, а на пиво и сигареты. В ходе процесса об этом не раз заявляли и родные, и друзья.

Антонина частенько жаловалась, что переоценила блага, которые должно было принести ей рождение второго ребенка. Из-за двойняшек она оказалась прикована к дому, но ведь ей погулять хочется! А забот сколько? Хнычут все время – ни сна, ни покоя. В общем, откровенно говорила, что Алинку любит, а сыновей только терпит. Очень жалела, что не сделала аборта, а потом нашла, как ей казалось, удачное решение проблемы.

Жаль, что не умерли оба

После очередной ссоры с Олегом она ночевала в просторной материнской квартире, где удобнее было воплотить дикий замысел. Сказала, что спать будет в гостиной, и выкатила туда кроватку. Мать ложилась рано, и около девяти вечера детоубийце уже никто не мог мешать.

Медсестра не раз предупреждала ее, что грудничков нельзя класть на животик. Это же пару дней назад повторила докторша в поликлинике – она как раз проверяла, могут ли малыши на бочок поворачиваться, а у них это пока не получалось.

Она покормила сыновей – дала им грудь, зная, что делает это в последний раз. Потом положила Егорку носиком в подушку и сверху с головкой накрыла теплым стеганым одеялом. Артемку тоже повернула на животик, но одеяло на головку натягивать не стала – на следствии откровенно скажет, что не знала, как будет «лучше»: надеялась, что умрут оба.

Ну и ушла подальше, чтобы не видеть, как они шебуршатся, задыхаясь. Попискивают, призывая на помощь ту, что дала им жизнь и перед Богом была обязана защищать их до последнего вздоха.

Ночью мать проснулась, заглянула: все ли в порядке? Она сонно откликнулась: все нормально, дети спят. Утром бабушка ушла на работу, а в половине десятого ей позвонила дочь и сообщила, что Егор умер.

Когда она прибежала, в доме уже было многолюдно: «скорая помощь», медсестра, соцработник. Малыш лежал на спинке, синенький, вокруг ротика – пена, на лбу кровоподтеки. Это он о подушку его ободрал, пытаясь воздуха глотнуть. Но куда там, бедной крохе мама не оставила ни единого шанса.

Артему было легче, он вообще был сильнее и смог повернуть головку. Потом, уже на следствии, мама с сожалением объяснит: не учла, что подушка у Артема пожестче. Удобнее ворочаться.

А тогда, утром, преподнесла врачам ту же сказку: она спала, а ребенок сам на животик повернулся. Но ее спокойствие стало вызывать сомнения: что это – патологическое равнодушие или преступление?

Отцу своих детей Антонина врать не стала. И подругам тоже. Да, хотела, чтобы оба задохнулись. Жалко, что Артем выжил. В странно смещенной системе ее нравственных понятий осуждать за детоубийство могли только старшие, с их «замшелой» моралью. Это они приставали, чтобы пеленки меняла, вовремя кормила и по ночам вставала, ругали, когда детей бросала и уходила гулять. А сверстники должны были понять и согласиться: чего возиться, мучиться, если она их совсем не любит? Они все равно какие-то хилые, плаксивые, недоношенные.

Ну, вроде туфли или куртка, которые не подошли, – можно в магазин вернуть, а не получится, так выбросить. Абсолютная нравственная глухота. Ребенок значил для нее не больше, чем фигурка на экране в компьютерной игре – надоело, так выключила, вот и все дела.

Мама, не убивай…

И ведь это не единичный случай. Криминальные хроники то и дело преподносят нам новые страшные истории. Матери-детоубийцы, к сожалению, встречались всегда, но все же такие преступления были очень редки. Убивали в основном новорожденных (это тоже страшный грех, однако закон учитывает, что роды – сильнейший психотравмирующий фактор, и за такие преступления карает мягче). И чаще на селе, деток внебрачных, чтобы скрыть «грех». Ну а в наш просвещенный век от самых родных рук ежегодно погибает до 200 маленьких граждан. И едва появившихся на свет, и чуток постарше. Так что нелидовская мамаша – не единственный нравственный урод, и это особенно тревожно.

Вот что пишет омбудсмен Павел Астахов: «К сожалению, жестокость по отношению к собственным детям, вообще к детям, стала отличительной особенностью нашего времени».

В криминальные хроники заглядывать страшно. То мама из Барнаула восьмимесячную дочку удушила, засунув в ротик край покрывала – она ей надоела, донимала плачем и мешала спать.

То в Красноярске мама двухмесячного малыша из окошка выбросила: мол, споткнулась о мячик и на руках не удержала – сам как-то вылетел.

В Кирове одна дамочка опустила грудничка в ванну и, как выяснилось, еще и руками придерживала – вдруг ухитрится выплыть?

В Курской области 20-летняя мамаша оставила четырехмесячную дочку в пустой квартире и ушла погулять с приятелем. Несколько дней не возвращалась. И, представьте, не считала себя убийцей. Она же не нарочно! Так уж получилось – знакомые слова, не так ли?

Могу привести еще десятки примеров, но не буду вам дальше рвать душу. Скажу лишь, что это все женщины совершеннолетние, не маргинального круга, и свои преступления они совершали на трезвую голову.

Так почему это происходит? Многие психологи привычно твердят о жестоком обращении, которому бедные детоубийцы сами подвергались в детстве. Увы, это объяснение не универсально: среди этих женщин немало вполне благополучных и «долюбленных» собственными родителями. Они-то почему так равнодушны и безжалостны?

А может, потому, что мир стал очень агрессивен? Информационное пространство излучает жестокость? Подрастающая девчушка включает телевизор, и ей в лицо, в душу со всех каналов – кровь, насилие, смерть. Сильный хладнокровно расправляется со слабым, незащищенным. А кто может быть беззащитнее малыша? Он полностью в родительской власти – если потом маму и накажут, ребенку это уже не поможет.

Вот они и убивают – порой просто потому, что надоело писклявое существо, которое очень осложняет жизнь. А жить-то хочется легко и красиво – ты ведь этого достойна!

Можно, конечно, ужесточить ответственность, однако за убийство малолетних у нас и так карают достаточно сурово. Антонину (имя, конечно, изменено) приговорили к 11 годам колонии общего режима. Честно говоря, это тот случай, когда пожалеешь, что для женщин у нас нет «строгой» зоны.

Бывают приговоры и покруче. Но все это, согласитесь, не разрешение проблемы. Карать – значит ликвидировать последствия. А надо-то выкорчевывать причину.

Неладно у нас что-то с воспитанием девочек. В его основе раньше всегда лежали доброта, сострадание, милосердие. К слабому и беззащитному, к больному и убогому – прежде всего. А этому не научат компьютерные стрелялки, яркие клипы с невразумительными песенками и фильмы про красивую и богатую жизнь, где не нужно менять малышу подгузники. Где по ночам нежатся на шелковых простынях в объятиях олигархов – и откуда их столько взять? – а не качают младенца.

Быть матерью – большая и трудная работа, порой до смертельной усталости. На грани сил, вплоть до самопожертвования. Вот к чему нужно готовить девочек, а мы об этом стали забывать.

Оно и аукается. Нужно вспомнить, пока не поздно.

Лидия ГАДЖИЕВА

Из приговора Нелидовского городского суда

В результате преступных действий С-ой, направленных на убийство ее малолетних сыновей Артема и Егора, наступила смерть последнего. Артем остался жив по не зависящим от С-ой обстоятельствам.
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
106

Возврат к списку

Тверской регион взял РИФ
Вчера в Сочи завершился Российский инвестиционный форум (РИФ). Его основная тема в этом году – «Формируя образ будущего».
16.02.201821:15
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость