30 Марта 2017
$57.02
61.53
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Губерния 17.11.2015

Они называют себя поисковиками

Фотограф: PRO-GOLITSYNO.RU

Точку в истории с перезахоронением останков погибших воинов пока не поставил даже Ржевский городской суд

Точку в истории с перезахоронением останков погибших воинов пока не поставил даже Ржевский городской суд

Многие, наверное, уже поняли, что речь идет о поисковом отряде «Память», который состоит из трех жителей деревни Погорелки – командира Натальи Морозовой, ее мужа Виктора и сына Александра. 

Еще летом, а особенно в конце сентября, когда в суде началось слушание гражданского дела по иску ржевского межрайонного прокурора к администрации муниципалитета и Тверской областной общественной организации «Научно­исторический военно-­патриотический центр «Подвиг» «об обязании передать останки погибших защитников Отечества для перезахоронения», эту тему начали активно муссировать СМИ – любители «жареных» фактов и «дутых» сенсаций. Их усилиями семья Морозовых была моментально возведена в ранг героических страдальцев, которые втроем поднимают за год останки чуть ли не тысячи воинов, а местная власть и центр «Подвиг» не разрешают отдать им последние почести. Странно, что к этому хору присоединились и некоторые тверские издания и сайты, которым за объективностью далеко ходить не надо – достаточно побеседовать с участниками скандальной истории и взглянуть на материалы дела и документы. И сразу становится понятно, кого сделали виноватым без вины, а кто на самом деле виноват в том, что останки 780 павших бойцов до сих пор лежат в мешках в заброшенном здании с провалившейся крышей. 

Договор расторгнут 

Возьмем, к примеру, центр «Подвиг». Как выяснилось в разговоре с его руководителем Сергеем Титковым, отряд «Память» был внесен в реестр поисковых отрядов в 2010 году. Но уже в 2012-­м был выведен из состава «Подвига» за то, что руководство не сдавало отчетные документы. 

Однако отряд продолжал заниматься поисковой деятельностью. В последнее время отношения между ним и центром «Подвиг» строились исключительно в рамках гражданско-­правового договора. И не более того. Но, несмотря на то, что отряд не входил в объединение, ответчиком по иску пришлось выступать «Подвигу». Как будто это не Морозовы, а руководство «Подвига» или 45 отрядов, входящих в него, отказываются передавать останки бойцов для перезахоронения и держат их в сарае под замком. Кто хотя бы немного знаком с руководством «Подвига» и деятельностью этого центра, тому даже в голову не придет предположить такое. 

А в плане отчетности отряда «Память» ничего не изменилось. Впрочем, в связи с этой скандальной историей отчеты были спешно сданы. Но… На протоколах эксгумации нет отметки районной или поселковой администрации. Не согласованы с местной властью и поисковые работы. К списку опознанных солдат копии медальонов не приложены. То есть, по сути, семья Морозовых осуществляла свою деятельность незаконно. 

 – С учетом нарушений законодательства и несоблюдения порядка проведения поисковых работ, – говорит Сергей Титков, – правление нашей организации приняло решение о досрочном расторжении с отрядом «Память» договора, который был заключен до 31 декабря 2015 года. 

Все по закону 

И так же абсурдно думать, что администрация Ржевского района и его глава Валерий Румянцев, которого все мы знаем как истинного патриота Верхневолжья и России, по каким-­то никому не понятным причинам может возражать против перезахоронения останков павших воинов. Он, как и положено представителю власти и гражданину, соблюдает закон. А именно: ФЗ №4292-­1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», региональный закон № 50-­ОЗ-­2 «О проведении на территории Тверской области работ по поиску павших в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) защитников Отечества», согласно которым перезахоронение останков воинов организуют и проводят органы местного самоуправления. 

Кроме того, есть решение районного Собрания депутатов от 26 июня 2011 года №121 о том, что все найденные на территории муниципального образования останки бойцов должны быть перезахоронены на Мемориальном кладбище советским воинам в Ржеве, где есть специальный бокс для их временного хранения. С этим решением, как следует из материалов суда, Наталья Морозова была ознакомлена под роспись. 

Решение депутатов нужно выполнять. Требования едины ко всем. В этом году на территории Ржевского района работают больше 30 поисковых отрядов из Тверской области и других регионов, и все сдают останки в обязательном порядке органам местного самоуправления. 

И только одни Морозовы заявляют: «А мы хотим перезахоронить их в Погорелках!». А кто-­то, может быть, захочет на своем огороде – и что тогда? 

Еще одно важное дополнение к этой истории: по санитарным нормам и правилам на братской могиле в Погорелках проводить дальнейшие перезахоронения запрещено. 

Вопросы есть, и их много 

Почему Морозовы так противятся перезахоронению найденных останков на Мемориальном кладбище в Ржеве? Наверное, потому что в этом случае им придется пройти сложную процедуру отчетности, подготовить все необходимые документы, по сути, легализоваться.

Чем они объясняют необходимость перезахоронения именно в Погорелках? Тем, что это останки тех воинов, которые якобы уже числятся захороненными в этой деревне. А как, интересно, они об этом узнали? Подтверждений тому никаких нет. На суде Наталья Морозова не смогла назвать ни одной фамилии, имени, отчества, не говоря уже о каких-­либо архивных документах. 

Кстати, в тех самых, спешно предоставленных отчетах фигурирует только 367 останков. Откуда же тогда взялась цифра 780?

Именно с количества найденных останков начинаются главные вопросы к деятельности Морозовых. Втроем поднять за год столько, сколько поднимают все отряды вместе – согласитесь, это не может не вызывать сомнения. 

По правилам любое массовое захоронение необходимо вскрывать в присутствии комиссии, тщательно изучив перед этим архивные данные. Где заключение этой комиссии? Его нет. 

Никто из Морозовых не работает. Но при этом они говорят, что вынуждены были купить заброшенное здание для хранения останков. И здесь опять напрашивается вопрос: на какие, интересно, деньги? 

Словом, вопросов без ответов в этой истории много. Ясно лишь то, что одна сторона действует в правовом поле, а другая – нет. 

 – Но есть еще и третья сторона – моральная, – говорит руководитель областного молодежного центра и Тверского регионального отделения «Поискового движения России» Олег Сергеев. – Люди, называющие себя благородным словом «поисковики», не могут не понимать, что хранить останки погибших воинов в таком виде, как они хранятся сейчас, это преступление против гражданской совести и памяти о защитниках Отечества. Мы неоднократно выезжали к Морозовым, пытались убеждать этих людей, что они не правы, искать компромисс, но, к сожалению, так и не смогли договориться. 

5 октября Ржевский городской суд поддержал позицию муниципального образования и постановил изъять останки и передать органам местного самоуправления для торжественного перезахоронения. Но вместо того чтобы выполнить это решение, Морозовы подали апелляцию. Заведомо зная, что вышестоящий суд вряд ли примет решение в их пользу, а не в пользу тех, кто действует по закону. Зачем это Морозовым? Чтобы опять раздавать интервью для любителей «дутых» сенсаций? Ответ на этот вопрос знают только они сами. А останки бойцов будут по-­прежнему лежать в картофельных мешках (хотя теперь, как рассказала нам на днях Наталья Морозова, они вроде бы переложили их в гробы). 

 – В любом случае это кощунство, – говорит командир поискового отряда «Марс» Владимир Камышанский. – Ни чем не оправданное и необъяснимое. Единственное, что приходит мне в голову, это какая-­то провокация с целью раздуть скандал, привлечь внимание прессы к горячей теме. В Ржеве прекрасный мемориал, за которым осуществляется надлежащий уход, да и родственникам, на мой взгляд, намного удобнее добираться в город, а не в деревню. Впрочем, речь о родственниках вести рано. Сам я на суде не был, но материалы дела читал – Морозовы не представили ни одного смертного медальона, так о чем тогда спор? Тем более там, где правит закон.
 
А в законодательстве, как уже было сказано, прописано, что останки должны быть переданы органам местного самоуправления, и ничего не сказано про то, какую ответственность несет тот, кто их не передал – никто даже предположить не мог, что такая античеловеческая ситуация может возникнуть.
 
Но это не значит, что деятельность отряда «Память» нельзя проверить. Делом Морозовы занимаются, безусловно, благородным. Осталось узнать, как именно занимаются: работают ли в архивах, куда сдают найденное оружие, награды, ценности, нет ли к этому отряду претензий у военкомата, Министерства обороны РФ? Ответы на эти вопросы, вероятно, помогут найти ответ и на главный из них: как можно столько времени держать в картофельных мешках останки погибших защитников Родины и при этом называть себя поисковиком? 

Татьяна СМЕЛКОВА 
Автор: Татьяна СМЕЛКОВА
531

Возврат к списку

В армию на три дня | В Твери прошли учебные сборы юнармейцев
В Твери на территории военной части 31056 прошли учебные сборы. Кажется, обычное дело – строевая, физическая, огневая подготовка, ориентирование на местности. И все же они были особенными.
29.03.201720:59
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию