30 Марта 2017
$57.02
61.53
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Губерния 19.10.2015

Два языка и одна судьба (Рамешковский район)

Фотограф: Мария СПИРИДОНОВА

объединяют людей Тверской Карелии

объединяют людей Тверской Карелии

– Сами-то мы не местные. Приезжие, – заявляет Анна Алексеевна, – и мы, ее гости, дружно смеемся шутке.

– Уже лет 400, – уточняет Владимир Кричкин, глава Алешинского сельского поселения, который и познакомил нас с большой любительницей частушек Анной Чугуновой из деревни Диево. Одинаково хорошо она знает два языка – карельский и русский – и оба считает родными. На двух языках она еще и поет на посиделках, которые устраивает Владимир Кричкин. Но для частушек, считает, русский язык все-таки подходит больше. И про родную деревню есть у нее сочинение:

Ой, как Диево, деревня, издали известная,
Не хотела, да скажу – любовь неинтересная.

– Жаль только, что писать не умею, – говорит Анна Алексеевна.

На карельском в деревне говорили везде – и в семьях, и в школе на уроках. Но когда она пошла в первый класс, от преподавания на национальном языке уже отказались. И в родной деревне, и в окрестностях было много русских, но никто не припомнит случая, чтобы когда-нибудь возникло несогласие на национальной почве. Тверские карелы сохраняют четкое этническое самосознание, при том, что у них привычные русскому слуху имена и фамилии, та же вера и общая история.

Рассказ о людях старшего поколения трудно представить без фразы «А потом началась война». И, конечно, без слез. Без них не могут они вспоминать бедствия войны – голод, нищету, непосильный труд, страшные испытания, выпавшие на их тогда еще детские плечи.

– Родилась я здесь, в Диеве, но родители уехали в Лихославль, где им дали квартиру. А потом началась война, отец получил повестку и отвез нас в деревню. Мать меня вела, а Сашку, брата, родившегося в 40-м, нес на руках отец. Был у нас один чемодан, даже еды с собой не взяли. Наш дом в Диеве большой, сразу три семьи нашли здесь приют. Одной женщине негде было жить, а у нее четверо детей. Вот бабушка пожалела, взяла и ее. Спали кто на печи, кто на полу. Помню, что обуви совсем не было...

В колхозе тогда люди на себе пахали, и не только у нас – везде так было. В 1942 году я пошла в школу в первый класс. Но работы было много – помогала маме пилить дрова, салазки во­зить. Все школьники работали на поле, теребили лен. Электричества не было, уроки делали при лампаде, но училась я старательно.

Отец с войны пришел контуженным. А вскоре мама умерла, мне было 10 лет, а сестре вообще меньше годика. Взяла нас к себе бабушка, а отец нашел себе другую жену и ушел.

И надеть было нечего, и голодали, а тут приехал мой дядя и стал звать к себе в Москву. Я уже окончила семь классов. Бабушка упала на колени: «Не забирай! Пропадем без нее – она же нас всех кормит!» Бросить маленьких брата с сестрой я не смогла, осталась в деревне. Летом трудилась в колхозе, а зимой на льнозаводе. В четыре часа утра вставала. Тяжело было. Работала со мной еще одна девушка из деревни Черногрязье, которую тоже послали из колхоза на предприятие. Ей, как и мне, приходилось кормить брата и сестру, потому что мать была больна.

А потом мне предложили учиться в Кашине, на лаборантку, дали денег на дорогу и жилье. На выходные я ездила домой, а через год, окончив курсы, вернулась в Диево, пошла на производство уже специалистом.

В 1958 году, в 25 лет, вышла замуж, родила троих детей (они сейчас живут в районном центре). А в 1963-м пошла работать в школу буфетчицей. Анна Чугунова – человек грамотный, считает хорошо, вот директор школы Василий Голубев и предложил ей эту работу.

Это сейчас в Диеве не осталось учеников, а в 1963-м их было 320. Школы в то время были в Рождестве, Бурцевых Горах, Черногрязье, практически в каждой деревне.

Помнит она свою школу большой, двухэтажной, когда старшие двоюродные сестры Анны ходили туда. По вечерам там показывали кино. Она вспоминает, как маленькой девочкой впервые увидела на экране поезд, который двигался прямо на нее.

Когда вышла на пенсию, одним из главных развлечений стало пение:

– Соскучусь я по подруге, свезут меня в Топориху, поговорю с Валентиной Ивановной, у нее по совпадению фамилия такая же, как у меня – Чугунова. Она знает много частушек, но в основном на русском. Доля Валентины горькая, как и у меня – мать тоже умерла рано, и отец отдал ее в няньки. Потом она подросла, познакомилась с Борисом Чугуновым, вышла замуж. Встретимся с ней, когда поплачем, когда споем. Например, такую частушку моего сочинения: «Ты играй-ка, Ваня-роза, Я спою малиново. Ты скажи-ка, Ваня-роза, Где оставил милую».

На карельских посиделках собираемся в избах друг у друга, хотя еще недавно встречались в библиотеке. Но она, как и клуб, закрылась. Здание сохранилось, но нет сотрудников.

Главу поселения это тоже печалит:

– Дети уезжают в город, теряют интерес к нашей культуре, а внуки и язык уже не знают. Но надеюсь, не забудется она. Тут вижу недавно, – обращается Владимир Александрович к Анне Алексеевне, – моя внучка вдруг открыла карельскую азбуку – и сама стала заниматься.

Мария СПИРИДОНОВА
Автор: Мария СПИРИДОНОВА
38

Возврат к списку

В армию на три дня | В Твери прошли учебные сборы юнармейцев
В Твери на территории военной части 31056 прошли учебные сборы. Кажется, обычное дело – строевая, физическая, огневая подготовка, ориентирование на местности. И все же они были особенными.
29.03.201720:59
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию