26 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
К 70-летию Великой Победы12.10.2015

Гром казался бомбежкой

Фотограф: СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

А «детской площадкой» стал сожженный «тигр»

А «детской площадкой» стал сожженный «тигр»

Моя мама, Валентина Мельникова, хотела быть артисткой. Но дедушка считал, что это несерьезно, и настоял на медицинском образовании. 

В начале войны маму призвали в действующую армию старшим сержантом медслужбы. Боевое крещение она приняла на Волховском фронте в составе 293-го отдельного медсанбата 305-й стрелковой дивизии 52-й армии. Перед войсковым соединением стояла задача – прорвать блокаду Ленинграда.

Но в мае 1942-го медсанбат временно присоединили к 2-й Ударной армии. Под Новгородом, в Мясном Бору, бойцы попали в окружение. Узкий коридор, по которому можно было получать подкрепление, оружие, продовольствие и вывозить раненых на Большую землю, перекрыли немцы. В небе хозяйничала фашистская авиация. Через громкоговорители непрерывно разносились предложения сдаться. Но люди боролись до последнего. Была создана группа прорыва, для которой собрали все имевшееся оружие, патроны, гранаты. Медсестрам велели двигаться вместе с ранеными позади атакующих. Но пытавшихся выйти из окружения встретил шквальный огонь вражеских войск, а позже – долгая и сильная бомбардировка. Машины с ранеными, где была и моя мама, загорелись, но она спаслась. 

Люди дошли до крайней степени измождения, ели кору и траву. Фашисты возобновили обстрелы, непрерывно бомбили, вновь и вновь предлагали сдаться. Но из леса к ним вышел только генерал Власов с адъютантами, а личный состав 2-й Ударной армии выполнил свой долг до конца. Навеки остались лежать в тех лесах и болотах тысячи и тысячи наших воинов, а Мясной Бор в трудах военных историков получил название «Долина смерти». 

Обессиленных безоружных людей фашисты все же пленили, а тех, кто не мог подняться с земли, убили на месте.

Для моей мамы началась долгая и страшная дорога: лагерь Динабург в Латвии, тюрьма и лагерь в Барановичах, лагерь в Варшаве, Хайгерлох на французской границе, Эстердинген и Штутгарт в Германии.

Немцы относились к пленным исключительно жестоко, называли свиньями, кормили впроголодь, заставляли работать до изнеможения, нещадно били резиновыми дубинками за малейшую провинность. Похвалялись, что захватили сына Сталина, показывали газету с его фотоснимком. Но после нашей победы под Сталинградом держались уже не так нагло, поняли, что в случае поражения придется за все ответить. Лагерный фельдфебель из охраны даже пытался сняться на память с пленными русскими женщинами, но мама от него сбежала.

До войны она была комсомолкой и на допросах этого не скрывала. В лагере все время ходила в советской военной форме, даже пуговицы со звездочками не позволила снять с гимнастерки. Ее называли «маленьким солдатиком».

Работала она в столовой для военнопленных. Старалась помочь чем могла голодающим. В отходах прятала картофелинки для совсем немощных. Однажды женщина, старшая по столовой, добровольно приехавшая в Германию в надежде на заработки, донесла об этом руководству. Немец-начальник спросил мать: «Правда, выносила еду?» Мама подтвердила, ожидая самого худшего. Но гитлеровец повел себя неожиданно, яростно набросился на доносчицу: «Предаешь своих! Валентина, будешь вместо нее старшей по столовой!» Так мать получила возможность и дальше помогать тем, кто был на грани смерти.

В Штутгарте она встретилась с моим отцом, Леонардом Аустриным, попавшим в немецкий плен в Крыму, когда его часть выходила из окружения. В этом городе родился и я. Детской площадкой был сожженный немецкий «тигр». Однажды меня потеряли. А я, устав, свернулся калачиком внутри танка… Вот оно, лагерное детство…

Освободили нас в 1945-м американские солдаты. Все были несказанно счастливы. С маминой гимнастерки американцы оборвали все пуговицы со звездочками на сувениры. А за десятку с изображением Ленина дали килограмм шоколада. Такого лакомства я, естественно, не знал. Вот так и отметил Победу.

О каждом освобожденном собирали сведения – расспрашивали товарищей по несчастью, охранников. Все, даже надсмотрщики-немцы, отметили мать как особо идейную, несломленную духом русскую военную медсестру. Одну из немногих ее отправили на Родину, минуя фильтрационные лагеря. 

Добирались домой родители долго, меня, малыша, несли на руках. Хоть война и кончилась, но еще продолжались обстрелы, бомбежки, и они старались обходить стороной большие города. И я, совсем маленький, запомнил горящее поле, по которому мы бежали, спасаясь от обстрела.

В октябре 1945-го мы, наконец, прибыли в родной Калинин. Но я еще долго боялся грозы – она напоминала мне бомбежки. Неприятное чувство охватывало при звуке сирены – вспоминал авианалеты, когда меня в бомбоубежище прикрывали собой женщины…

Теперь я понимаю, что выжил благодаря заботе матери, отца и многих соотечественников, которые, сами голодая, совали мне в ручонку кусочки сухарей, старались чем-то порадовать, развеселить. Наверное, вспоминали своих оставшихся дома детей. Они делали все, чтобы я уцелел, вырос, увидел счастливую жизнь. И остались людьми даже в нечеловеческих условиях плена.

Август АУСТРИН,
бывший малолетний 
узник фашистских концлагерей

От редакции. Август Леонардович живет в Твери. Здесь он работал в органах милиции и прокуратуры. Сейчас на пенсии.
Автор: Август АУСТРИН
710

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Конаковский район Тверской области станет постоянным местом проведения «Народной рыбалки»
Сегодня, 25 февраля, на берегу Иваньковского водохранилища в Конаковском районе состоялся IX этап Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка». Соревнования собрали небывалое количество участников — более 5 тысяч человек. 
25.02.201715:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию